Информационно-аналитическое издание

Константин Ваншенкин: «Забывают кого-то — нас нельзя разлюбить»

Константин Ваншенкин
Версия для печатиВерсия для печати

«Я люблю тебя, жизнь», – проникновенным, навсегда остающимся в сердцах, жизнеутверждающим баритоном спел в 1956 году Марк Бернес песню Эдуарда Колмановского на стихи Константина Ваншенкина. «Константину Яковлевичу можно поставить все памятники за эту песню», – скажет годы спустя тоже замечательно исполнявший её Иосиф Кобзон.

А песня «Алёша» (1967) творческого тандема Э. Колмановского и К. Ваншенкина стала в ряд с великими песнями, посвященными Великой Отечественной войне.

Белеет ли в поле пороша
Иль гулкие ливни шумят,
Стоит над горою Алёша,
В Болгарии русский солдат…

Напомним, «Алёша» – народное сердечное имя памятника советскому воину-освободителю под болгарским городом Пловдивом, сооружённого в 1952 году неподалёку от памятника героям Шипки – русским солдатам, павшим в русско-турецкую войну 1877–1878 гг. за независимость Болгарии. Назван болгарским народом по имени солдата Алексея Скурлатова, уроженца Алтая, послужившего прообразом памятника. К сожалению, и на этот монумент, как и на памятник освободителю от фашистов Киева генералу Ватутину в столице Украины, рьяно «европеизированные» националисты замахиваются не первый раз на предмет сноса.

Многие исполняли песню «Алёша» замечательно и в новейшие времена, совсем недавно её пела Зара, но особенно трогательно это удалось в свое время дуэту Аллы Иошпе и Стахана Рахимова:

Памятна нашим слушателям и «Женька», очень лиричная трагичная песня 1963 г.

«Стоит средь лесов деревенька.
Жила там когда-то давненько,
Жила там когда-то давненько
Девчонка по имени Женька…»

Звучала она в исполнениях Людмилы Зыкиной, хора Пятницкого, детских хоров. Ее называли «камерной былиной» – настолько высоко подняли поэт и композитор Евгений Жарковский образ девушки-партизанки, настолько широко и исчерпывающе развернули картину её недолгой жизни и настолько скромно и даже застенчиво рассказали о ней.

Та же Зыкина пела ваншенковские строки «Вы служите, мы вас подождём» на музыку Эдуарда Колмановского, а другая популярная певица, Валентина Толкунова, исполняла фактически ставшую народной песню Ваншенкина и Колмановского «За окошком свету мало» («А мне мама целоваться не велит…»).

В статье о Яне Френкеле на нашем сайте мы вспоминали написанный композитором на стихи Ваншенкина грустный «Вальс расставания». К слову заметим, что Френкель также сочинил замечательную песню «Русское поле» на слова Инны Гофф — супруги Константина Ваншенкина, сокурсницы поэта по Литинституту.

Константин Ваншенкин и Инна Гофф

Константин Ваншенкин и Инна Гофф

Вспомним здесь также, что Эдуард Хиль пел еще одну ваншенкинскую прощальную, с музыкой Аркадия Островского «Как провожают пароходы».

Все эти песни Константина Ваншенкина постоянно звучали в эфире и были настолько популярны, что в 1965 году их издали отдельным сборником, с нотами.

Известный немецкий славист Вольфганг Казак, в юности ушедший в гитлерюгенд, а потом проведший годы в советском плену и ставший большим любителем и знатоком русской литературы, отмечал в своем знаменитом «Лексиконе русской литературы», что по форме стихи фронтовика Ваншенкина «непритязательны и естественны, да и сама суть его поэтического высказывания направляет к непритязательности и естественности».

* * *

В стихотворении «Земли потрескавшейся корка...» (1952), где поэт со своим другом-сослуживцем закуривает на передовой, поражает роковая случайность: «Слепил цигарку я прилежно / И чиркнул спичкой раз и два. / А он сказал мне безмятежно: / — Ты сам прикуривай сперва... / От ветра заслонясь умело, / Я отступил на шаг всего, / Но пуля, что в меня летела, / Попала в друга моего».

В самом деле, муза Ваншенкина проста и реалистична (кто-то из критиков отсылает эту традицию ваншенкинского письма к Ивану Бунину), лирична, нередко пейзажна.

А вот живо написанный лирический фронтовой мемуар 1966 года «К портрету», наполненный любованием женской статью:

Той давней, той немыслимой весной,
В любви мужской почти не виноватая,
У низенькой земляночки штабной
Стоишь ты, фронтовая, франтоватая.
Теперь смотрю я чуть со стороны:
Твой тихий взгляд, и в нём оттенок вызова,
А ноги неестественно стройны,
Как в удлинённом кадре телевизора.
Кудряшки — их попробуй накрути! —
Торчат из-под пилотки в напряжении.
И две твои медали на груди
Почти в горизонтальном положении.
В тот промелькнувший миг над фронтом тишь.
Лишь где-то слабый писк походной рации.
И перед объективом ты стоишь,
Решительно исполненная грации.

* * *

Родился будущий поэт 17 декабря 1925 г. в Москве в семье заводского инженера Якова Борисовича Вайншенкера. Дочь поэта Галина Константиновна Ваншенкина, известная художница, утверждает, что фамилия семьи происходит от голландского предка Михеля Ван Шенка, приехавшего в Россию в середине XIX века и служившего лесничим на Полтавщине.

Стихи Константин начал слагать ещё в детстве: в девять лет написал несколько опусов о полярниках, о героях гражданской войны.

В 1942 году из десятого класса ушёл на фронт. Служил в воздушно-десантных войсках, участвовал в боях Второго и Третьего Украинских фронтов. Демобилизовался в конце 1946 года в звании гвардии сержанта.

После войны год проучился в геологоразведочном институте, но закончил всё же Литературный институт им. М. Горького в 1953 г.

Первые стихи опубликовал в 1948 году. Автор почти двух десятков поэтических книг, первая из которых, «Песня о часовых», вышла через шесть лет после окончания Великой Отечественной войны. За поэму «Жизнь человека» (1980) поэт был удостоен Государственной премии СССР в 1985 г.

С начала 1960-х годов Ваншенкин публиковал в журнале Александра Твардовского «Новый мир» мемуарную прозу – повести «Армейская юность» (1960), «Авдюшин и Егорычев» (1962), «Большие пожары» (1964), «Графин с петухом» (1968), рассказы.

Интересны статьи и заметки Ваншенкина о поэзии, его воспоминания о старших товарищах и наставниках — А. Твардовском, М. Исаковском, Я. Смелякове, П. Антокольском, Л. Мартынове, М. Бернесе, и литературных сверстниках — М. Луконине, С. Гудзенко, А. Фатьянове, С. Орлове, В. Быкове, Е. Винокурове и других.

В воспоминаниях «Ведь я знал его» об известном киевском прозаике Викторе Некрасове, авторе романа «В окопах Сталинграда», Ваншенкин напишет в 1988 году: «Виктор Некрасов – автор книги, которую невозможно замолчать или отодвинуть в сторону. Это давно уже очевидно. … Без преувеличения, из этой книги вышла вся последующая пронзительная литература о войне, та самая “проза лейтенантов”, да и рядовых тоже».

Константин Ваншенкин – также автор книги заметок о мастерстве поэта «Непонятливая Лика» (1996).

Госпремию Российской Федерации в области литературы и искусства за 2001 год поэт получил за сборник стихотворений «Волнистое стекло».

Последними книгами автора стали «Женщина за стеной» (2003) и «Шёпот. Интимная лирика» (2008). За последнюю книгу, а также сборники «Фронтовая лирика» и «Вернувшийся» поэту была присуждена премия правительства Москвы в области литературы и искусства за 2012 год.

Скончался 15 декабря 2012 года в Москве, не дожив двух дней до 87-летия.

Похоронен на Ваганьковском кладбище.

В московском издательстве «Текст» вышла посмертная книга стихов Константина Ваншенкина «Оксфордский блокнот», где собраны стихи поэта, написанные за последние три года его жизни, с 2010 по 2012 г.

Говоря об одиночестве человека, остающегося от уходящего поколения, Ваншенкин лаконичен, точен и пронзителен:

Порой проснешься ночью – хоть завой! –
Как будто ты в полях смертельно ранен.
Подумаешь: а кто ещё живой?
Неужто только Бондарев да Гранин?

И горьки слова поэта о нашем времени:

А вот ещё и премия
Досталась нам живьём –
Отчётливость безвременья,
В котором мы живём.

Последний «блокнот» Ваншенкина – это короткие произведения, часто из четырёх строк, в которых совсем нет поэтической риторики и действительно нет ни одного лишнего слова.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru