Информационно-аналитическое издание

Кого спасла многовекторность?

Кого спасла многовекторность
Версия для печатиВерсия для печати

Общественно-политический кризис, разразившийся в Белоруссии в нынешнем году, постепенно превращается в неразрешимую задачу для нынешних властей республики. Непрекращающиеся акции протеста, санкционное давление со стороны стран Запада, а также растущее напряжение внутри республики уже стали доказательством того, что прежняя политическая система управления страной неэффективна. Более того, происходящее в Белоруссии в очередной раз показало, что в современных геополитических условиях так называемая многовекторная внешняя политика, которой долгие годы придерживались в Минске, не способна защитить страну от потрясений. Западные партнёры, с которыми белорусские власти долгие годы пытались наладить свои отношения, отказались поддержать Александра Лукашенко в его противостоянии с оппозицией. Хотя еще несколько месяцев назад они мило улыбались белорусскому лидеру и говорили о грандиозных планах будущего сотрудничества.

В итоге оказалось, что единственным союзником президента Белоруссии по-прежнему остается Россия. Однако несмотря на это, белорусское руководство, сумев не допустить в стране революции, в последнее время снова заговорило о многовекторности, считая её единственно возможной стратегией дальнейшего развития страны. При этом совсем недавно из Минска звучали вполне официальные заявления о необходимости пересмотра всей внешнеполитической доктрины с целью концентрации усилий на евразийской интеграции и сотрудничества с Россией.

Стоит заметить, что в самом понятии «многовекторность» нет ничего предосудительного, так как такая политика предполагает максимально возможное сотрудничество со всеми странами мира, вне зависимости от правящих режимов и участия в военно-политических блоках. Однако на практике реализация многовекторности зачастую не приносит ожидаемых результатов. Особенно это касается стран постсоветского пространства, о чем свидетельствует судьба Грузии, Молдавии, Армении и, конечно, Украины. Киев, как известно, еще в годы президентства Леонида Кучмы тоже заявлял о политике многовекторности. И уже тогда было понятно, что ничего хорошего из этого не получится. В первую очередь это связано с тем, что крупные мировые игроки готовы использовать многовекторность своих «младших» партнёров только в качестве официального прикрытия для использования их территории в собственных интересах. На Украине как грибы после дождя стали расти и расширяться многочисленные некоммерческие организации, финансируемые Западом, главной целью которых было «переформатирование» общественного сознания в сторону «прозападного курса» развития. Как итог – несколько «цветных революций», разрыв отношений с главным торгово-экономическим партнёром Россией, потеря территории, а также превращение страны из субъекта в объект международных отношений. Нечто подобное предполагалось и для других стран бывшего СССР, в том числе и Белоруссии.

Долгие годы страны Запад стремились создать в Белоруссии собственную сеть, главной целью которых было снижение степени влияния в республике России. Однако периоды потепления отношений сменялись их заморозкой, что так и не позволило ЕС и США в полной мере реализовать в республике задуманное. Белорусский лидер умело играл на противоречиях России и Запада вплоть до нынешнего года. Прошедшие в августе президентские выборы и последовавший за ними общественно-политический кризис должны были разрушить иллюзии Минска о том, что западные партнёры искренне желают наладить сотрудничество с режимом Лукашенко, который впервые за долгие годы был готов пойти на встречные шаги. Оказалось, что многовекторность не только не защищает белорусскую независимость, но и, наоборот, реально угрожает суверенитету республики. Страны Запада, с которыми белорусские власти, начиная с 2014 года, стремились наладить отношения в противовес растущему влиянию в регионе России, не только отказались поддержать Лукашенко, но и выступили против него единым фронтом. Евросоюз и США уже ввели санкции и официально заявили, что не прекратят поддерживать белорусскую оппозицию ни морально, ни финансово. Даже некоторые ближайшие соседи Белоруссии, в том числе и Украина, открыто поддержали противников белорусского режима. Не помогли в данном случае ни отказ Минска признать Крым российским, ни существующая в белорусской столице переговорная площадка по Донбассу, ни тёплые слова Лукашенко в адрес Владимира Зеленского, которого он недавно называл «хорошим и неглупым человеком», ни даже тесные торгово-экономические отношения и отсутствие чёткой позиции по российско-украинским отношениям. Как известно, Украина присоединилась к введённым Евросоюзом санкциям против Белоруссии и заявила, что готова и дальше следовать в русле европейской политики.

Вместе с тем, несмотря на события последних месяцев, оказалось, что официальному Минску трудно расстаться со стратегией многовекторности, белорусская власть всё ещё рассчитывает на возобновление «конструктивного диалога» со странами ЕС и США. В последнее время из Белоруссии все чаще стали звучать прежние заявления о том, что Россия должна смириться с внешнеполитической доктриной Минска, так как республика не может развиваться по-иному. Одновременно в стране прекратились преследования открытых русофобских СМИ и организаций. Например, совершенно неожиданно Мининформ Белоруссии разблокировал прежний домен националистического издания «Наша Нива» (nn.by), который был заблокирован ещё в августе. Обосновано это было тем, что владельцы сайта «ликвидировали нарушения законодательных актов Республики Беларусь, которые стали основанием для принятия решения об ограничении доступа к интернет-ресурсу». При этом никаких изменений ни в риторике, ни в информационном наполнении материалов на «Нашей Ниве» не произошло, и ресурс продолжает оставаться откровенно русофобским.

Кроме того, Александр Лукашенко уже заявил, что он бы и готов пересмотреть свою политику, однако ему взамен никто ничего «нормального» не предлагает. И это только подсвечивает тот факт, что белорусский руководитель вкладывает в понятие многовекторности свой особый смысл, который не совпадает с пониманием данной политики не только Россией, но и другими мировыми игроками.

Как отмечают аналитики, в белорусском понимании «многовекторность» означает получение максимальной экономической выгоды от сотрудничества с Россией, но при сохранении близких отношений со странами Евросоюза и США. При этом, стремясь снизить зависимость от РФ, Минск давно сформулировал свою формулу такого сотрудничества: «30−30−30». Согласно ей, белорусская торговля должна делиться на трети – Россия, ЕС и страны «дальней дуги». Одновременно в Минске не приемлют никакого диктата в отношении своего внутри- и внешнеполитического курса, вне зависимости от того, откуда он исходит. Как недавно отметил Лукашенко, белорусская многовекторность заключается в том, чтобы «делать все, что выгодно для нашего народа, не создавая никому никаких проблем», но при этом с позиции, что «сегодня у нас — у России и Белоруссии, у Путина и Лукашенко — других друзей нет».

Такая позиция Белоруссии, которая была характерна и для других постсоветских республик, неизменно сталкивается с недоверием со стороны мировых и региональных лидеров, в том числе и России. Для них подобная многовекторность выглядит как попытка «усидеть на двух стульях» и вызывает определённое непонимание. Неслучайно ЕС и США всегда стремились оформить из республик бывшего СССР своих сателлитов, которые бы не имели возможности самостоятельно принимать решения, в том числе в области сотрудничества с Россией. Примером того, как это было реализовано на практике, к сожалению, является Украина. Белоруссию же долгие годы спасал лишь существующий конфликт между Западом и Лукашенко, в котором белорусский лидер всегда ощущал поддержку России. Поэтому в Москве всерьёз рассчитывали на то, что в сложившихся сегодня обстоятельствах Минск пересмотрит свою внешнеполитическую концепцию.

Возобновление разговоров о многовекторности со стороны белорусского руководства, которое еще недавно заявляло о том, что только позиция России позволила республике не потерять свою независимость, многие аналитики склонны объяснять рядом причин. В том числе речь идет об уверенности Лукашенко в том, что у Москвы сегодня просто нет иного выбора, кроме как поддерживать существующую власть в республике, так как его противники выступают с явно прозападными настроениями. Кроме того, белорусский лидер считает, что международные партнёры рано или поздно будут вынуждены смириться с ситуацией в Белоруссии, в том числе и с фигурой президента. Однако многовекторность постсоветских республик, ставших отдельными государствами, для США и ЕС означает только возможность перетягивания одеяла на себя. На сей раз – белорусского, и это отлично показала попытка свергнуть Лукашенко после президентских выборов 2020 года.

…В прошлом году посол США в Молдавии Дерек Хоган очень понятно объяснил, как понимают идею многовекторности Штаты: дружба со всеми хороша только до тех пор, пока она не влияет на траекторию движения страны в направлении на Запад. Никакого другого понимания у США для Молдавии нет. И для Украины нет. И для Белоруссии тоже нет, как бы ни уповали на многовекторность в Минске.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru