Информационно-аналитическое издание

Киеву неймется подписать соглашение с ЕС

Версия для печатиВерсия для печати

А. Яценюк заявил о готовности подписать с ЕС политическую часть соглашения с Евросоюзом. Произойти это «священнодействие» должно 21 марта 2014 г. Что касается экономической части соглашения, оно будет подписано позже, после дополнительных консультаций. Этой формулировки достаточно, чтобы увидеть, что вопрос евроинтеграции – это вопрос геополитический, а не экономический. И насколько в реальности Европа готова помогать Украине?  

Когда два государства-партнера стремятся к активизации экономического сотрудничества (а именно так украинская оппозиция характеризовала движение Украины навстречу ЕС), они первым делом думают об экономике. Подписываются соответствующие документы, составляются совместные проекты, подсчитываются выгоды.  

На Украине же подсчитывают только убыль: чего и сколько страна теряет от сужения горизонтов экономического сотрудничества с Россией из-за откровенно преступной политики «евромайданных» правителей.

Почему же эти потери не восполнятся экономическими благами, которые должны якобы посыпаться из европейского рога изобилия, о котором так долго вещала «евромайданная» публика? 

Потому что рассказы о европейском благоденствии Украины так и остались блефом. Киев сейчас занят поиском денег и даже (о, превратности судьбы) не прочь был получить их от России! А что же добрые западные дяденьки, так напористо толкавшие страну на грань гражданской войны и обещавшие ей златые горы? Дяденьки строго предупредили, что денег нет и не будет. Как выжатую тряпку, Украину бросили на обочину экономической жизни, где ей предстоит пребывать еще не один год.

Мифом оказались и россказни о миллионных инвестициях Запада в украинскую экономику. Западные партнеры действительно вкачивали в Украину большие суммы, но не в стратегически важные промышленные отрасли, от которых зависит наполнение украинского бюджета, а в прозападные НПО, т.е. вкладывали деньги в политические, а не экономические проекты. Запад годами переделывал информационно-гуманитарное пространство Украины под себя, на что и тратил деньги. Если миллионы с Запада так и не потекли в украинскую экономику за весь период украинской независимости, не потекут они туда и сейчас. Украина интересует Запад в первую очередь с геополитической точки зрения.

В Киеве повелись на обещанные торговые преференции ЕС. Известно, что Еврокомиссия заявила о том, что принято решение о временной отмене в одностороннем порядке импортных пошлин на украинские товары до 1 ноября 2014 года (до подписания экономической части соглашения).  Указывается на то, что Европарламент должен утвердить отмену пошлин на сессии в апреле. За этим должно последовать решение Совета ЕС, после чего оно будет имплементировано. Но украинская сторона не принимает во внимание тот факт, что не пошлины являются определяющей преградой для экспорта, а соответствие товаров европейским стандартам и установленные квоты.

Поведение Киева – это поведение экономического самоубийцы. Ни одно здравомыслящее правительство не будет враждовать с соседом, на которого завязано больше половины торгового оборота.

Здравомыслие для новых украинских властей – недоступная добродетель, и потому главный итог победившей «еврореволюции» - развал украинской экономики.

О реальном наполнении отношений Запада и Украины можно сделать вывод из новостных отчетов провластных СМИ об итогах визита Арсения Яценюка в Соединенные Штаты: «обсудили вопросы урегулирования кризиса в Крыму», «обменялись мнениями относительно форм сотрудничества Украины и США» и т.д.  Как видим, речь идет преимущественно о геополитических нюансах украинской политики, а на долю украинской экономики достались лишь заверения Вашингтона о готовности оказать финансовое вспомоществование в размере $1 млрд. Но деньги нужны Киеву сегодня, а Вашингтон обещает их дать как-нибудь потом. И нужен не $1 млрд., а поболе.  

Дошло до того, что гуманитарную помощь Украине начала оказывать маленькая Прибалтика. Латвия, к примеру, выделила Киеву помощи на 30 000 евро. Литва и Эстония также утвердительно ответили на просьбу Барака Обамы усилить антироссийскую пропаганду и поддержать экономические санкции против России. Игроки покрупнее (Германия и др.) к уговорам Соединенных Штатов оказались менее восприимчивы, а к вопросу о введении санкций отнеслись не так однозначно.

За введение санкций против России, как экономического, так и политического характера, выступает и новое украинское правительство, что лишний раз свидетельствует о неопределенности, царящей в головах его членов:  то грозим России наказаниями, то хотим от нее денег.

Запад стал определяться с объемом этих санкций (ведь ему ближе к телу своя рубашка, а не украинская вышиванка). И ясно, что санкции эти также будут носить в первую очередь политический, а не экономический характер. При гневных тирадах западных политиков в адрес России Западу выгодно не сбавлять темпов экономического сотрудничества с Москвой, чего в Киеве упорно не хотят замечать. Мы видим это на примере Германии, чьи отношения с Россией носят двойственную природу. С одной стороны, развивается экономическое сотрудничество между двумя странами, с другой – Берлин ввязывается в откровенно антироссийские политические игрища, что мы и видим на примере «евромайдана». Причина: Германии тесно в границах ее влияния. Берлин чувствует, что способен на большее, т.е. быть не только экономическим, но и политическим локомотивом Европейского союза. Отсюда и растут ноги столь активной поддержки Берлином украинской оппозиции и благосклонное отношение германских политиков к украинским неонацистам.

США и Германия по данному вопросу достигли некоторого консенсуса. Украина в этом разговоре присутствовала лишь в виде декорации. И хотя американцам хотелось бы, чтобы Берлин согласился на более жесткие санкции против Москвы, немцы на это не пойдут. Это не значит, что Германия не может демонстративно заявить о сворачивании темпов сотрудничества с Россией в некоторых экономических плоскостях. Это значит, что сделано это, если и будет, то исключительно в тех сферах, которые не имеют для Германии ключевого значения.

Не стоит опасаться полномасштабных экономических санкций Запада против России. Запад, как коллективная структура, в политическом плане проявляет больше единомыслия, чем в плане экономическом. Члены ЕС почти не спорят друг с другом по политическим мотивам, но признают наличие разнонаправленных экономических интересов в рамках их отношений с Российской Федерацией.

А что новые украинские гауляйтеры? Они все надеются своими мольбами разжалобить суровый Вашингтон и Берлин, выклянчить у них лишнюю копейку и замылить народу глаза разговорами о том, что «заграница нам поможет». Так поступали все прозападные силы, когда-либо приходившие к власти в Киеве. И одинаково бесславно сходили с исторической сцены.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru