Информационно-аналитическое издание

Киев пытается склепать украинско-турецкий союз против Крыма

пытается склепать украинско-турецкий союз против Крыма
Версия для печатиВерсия для печати

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции с украинским коллегой Дмитрием Кулебой во время его официального визита в Турцию заявил, что Анкара никогда не признает «незаконную аннексию» Крыма Россией. Это принципиальная позиция и она не изменится, подчеркнул Чавушоглу.

Подобные речи звучали из уст турецких политиков и раньше, поэтому ничего нового Чавушоглу не сказал. Киев, конечно, попытался из дежурных слов турецкого министра слепить информационную бомбу, но вместо взрыва получился пшик. Как говорят, что дважды повторенная шутка – это глупость, так и неоднократно повторенная Киевом мантра «Турция с нами против Крыма» – тоже глупость.

Анкара вынуждена в крымском вопросе оглядываться на мнение США, поскольку является членом НАТО и многих западных политических и экономических инициатив. Даже если бы Анкара хотела, она не может вот так просто признать Крым российским. Да она и не хочет его таковым признавать, потому что ей выгодно иметь Крым в составе Украины, слабой и во всём зависимой от Запада, чем в составе сильной и суверенной России.

В украинском Крыму Турция чувствовала себя гораздо вольготней, чем в российском. Спонсировала строительство мечетей, открывала турецкие лицеи, через голову МИД Украины напрямую контактировала с Отделом по внешним связям так называемого меджлиса* крымско-татарского народа во главе с Мустафой Джемилёвым и Рефатом Чубаровым. Украина Крыму денег не давала, и потому крымские татары получали деньги от Турции.

С воссоединением полуострова с Россией ситуация в корне поменялась. Россия в Крым деньги вкладывает, крымско-татарский язык наделён официальным статусом, крымские татары признаны репрессированным народом, крымско-татарская культура поддерживается на государственном уровне, памятники крымско-татарской истории реставрируются за бюджетные средства. Турция не может больше дать крымским татарам того, чего бы у них не было в России.

Вместе с тем крымские татары – проводники турецких экономических интересов (в хорошем смысле слова) на полуострове. В связи с этим далеко не все турецкие политики разделяют антироссийский настрой действующих властей. Так, партия Vatan («Родина») подготовила Черноморско-Средиземноморский план дружбы и мира. Цель плана – превратить регионы Чёрного и Средиземного морей в территорию добрососедства.

План среди прочего предусматривает признание Крыма российским, признание Республики Абхазия, выход Турции из НАТО и ликвидацию на её территории американских военных баз, прекращение вмешательства США во внутренние дела Сирии и Ливии. Это настолько масштабный план, что Украину с её мелочной дипломатией на его фоне совсем не видно.

Глава региональной национально-культурной автономии крымских татар Эваз Умеров, комментируя обещание Чавушоглу никогда не признавать Крым частью России, сказал, что турецкий министр «чересчур переигрывает», потому что «ничто не вечно под Луной» и в последующем позиция Анкары может измениться.

«Если позиция нынешней [турецкой] власти слишком категорична, то мы, крымчане, подождём правительство, способное более адекватно оценивать международную обстановку. Нам торопиться некуда, мы дома, и надолго», – отметил Умеров.

У Анкары есть два выбора: либо упорствовать, называя Крым украинским, либо признать его российским. В первом случае она может окончательно утратить связи с крымскими татарами, которых в Турции считают родственным братским народом. Во втором – контакты удастся сохранить, но они будут вне политики.

В украинском Крыму всё было наоборот: сначала политика, потом экономика. Такой подход устраивал Киев. В крымских татарах украинские президенты видели не народ с уникальной культурой, а всего лишь ресурс для противостояния с крымскими русскими. Киев поспособствовал сближению украинских националистических организаций с крымско-татарскими радикалами и готовил татарам участь тарана, которым будут крушить здание русской культуры в Крыму.

В этом сценарии мирная жизнь для крымских татар вообще не предусматривалась. По замыслу украинских стратегов, они должны были жить в атмосфере постоянной вражды со своими русскими соседями.

Жить в мире и при инвестициях в экономику гораздо приятней, чем в ненависти и без денег. Потому крымские татары достаточно легко распрощались с Украиной и, вопреки ожиданиям Киева, не бросились переезжать на «материковую» Украину в 2014 году.

Украина без Крыма куда менее интересна Турции, чем с Крымом. Об этом говорит разница в размахе сотрудничества Анкары с Киевом и Москвой. Если с Киевом речь о какой-никакой военной помощи и возможном подписании соглашения о зоне свободной торговли, то с Москвой турки говорят о расширении военного и энергетического сотрудничества (закупки четырёх дивизионов ЗРК С-400 за $2,5 млрд, строительство совместного турецко-российского газопровода «Турецкий поток» из Краснодарского края по дну Чёрного моря в Турцию).

Причём тот же Чавушоглу на пресс-конференции с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом заявил, что Анкара покупает стратегическое вооружение у России потому, что не хочет быть вечным просителем у НАТО.

Товарооборот Турции с Россией в 2019 году продолжил рост, достигнув $21,7 млрд. Товарооборот Турции с Украиной – $4,1 млрд. Цифры говорят сами за себя. В Киеве ставят цель – довести объём торговли с Анкарой до $20 млрд. Но это только цель.

Непризнание турками Крыма российским никак не способствует увеличению товарооборота Украины с Турцией, никак не тормозит военное сотрудничество с Россией и никак не сказывается на темпах российско-турецких энергетических проектов. Кстати, украинские политики и эксперты очень враждебно встретили проект «Турецкого потока», обвиняя Анкару в потакании «российскому агрессору». В Киеве забывают, что Турция в первую очередь заботится о своих интересах, а не об интересах Украины. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru