Информационно-аналитическое издание

Киев продолжает мстить крымчанам

Дамба на СКК
Версия для печатиВерсия для печати

«В оккупированном Симферополе течет из кранов вода ржавого цвета», – не без злорадства сообщила на днях «Украинская правда». Из чего читателям следовало понимать, что именно «оккупация» полуострова в 2014 году привела к такому ЧП.

«Радио Свобода» при этом сообщило:

«Глава предприятия «Вода Крыма» Владимир Баженов объяснил, почему в Симферополе из кранов течет мутная вода: «У нас на входе в очистные сооружения на Петровских скалах и Партизанском водохранилище мутность подкралась к 10 миллиграммам. Причём с каждым днём, с каждым часом на какую-то исходную величину вода становится хуже. Горизонты опускаются, чистую воду мы забираем, а ил, который находится в водохранилищах, остаётся. Плюс при такой температуре начинается цветение сине-зеленых водорослей. В результате, мы имеем такую воду».

Агентство «Интерфакс-Украина» дополнительно привело другие слова крымского директора: «Генеральная задача – сохранить запасы водохранилища до следующих осадков, потому что иначе мы не будем иметь воды никакого качества».

В Симферополе и 39 ближайших населенных пунктах Симферопольского и Бахчисарайского районов ввели график подачи воды с 24 августа. К 7 сентября потребление должно снизиться со 160 тысяч кубометров в сутки до 100 тысяч. Основные источники воды для административного центра Республики Крым – три водохранилища: Симферопольское ёмкостью 36 млн кубометров, Партизанское на 34 млн кубометров и Аянское на 3,9 млн кубометров. Два первых сейчас заполнены примерно на 20%. Водопотери в сетях полуострова достигают в среднем 40-50%. Однако режим ЧС вводить на полуострове пока не собираются.

Информагентство не удержалось от оценки: «До аннексии Крыма Северо-Крымский канал обеспечивал около 85% потребностей полуострова в пресной воде».

Речь здесь вовсе не об «аннексии», а о главной причине дефицита воды в Крыму. О Северо-Крымском канале, который киевский режим перекрыл после возвращения Крыма в состав России после того, как жители полуострова проголосовали за это на референдуме. Тем самым постмайданная власть проявила свою поистине людоедскую сущность.

СКК — это оросительно-обводнительный канал, построенный в 1961 – 1971 гг. для обеспечения водой маловодных и засушливых территорий Херсонской и Крымской областей УССР с забором воды из специально построенного в нижнем течении Днепра Каховского водохранилища. По какому же праву украинская майданная банда посмела перекрыть эту водную артерию, которую строила не она, а весь советский народ?

И еще попутно здесь можно заметить, что Днепр берёт начало в России. Точнее, в Сычевском районе Смоленской области, на границе с Тверской областью. Однако никаких геноцидных проектов вроде строительства дамб с целью его перекрытия для Украины Российская Федерация не планирует.

Большая часть днепровской воды в СКК – почти 80% – использовалась для сельскохозяйственных потребностей и промышленного прудового рыбоводства. Около 20% воды подавалось в водохранилища для хозяйственно-питьевого водоснабжения крымских городов и сёл. Десятилетиями Северо-Крымский канал обеспечивал для полуострова объём воды в количестве 80 – 87 % от общего водозабора.

В апреле 2014 года подача воды из Днепра в в Крым была перекрыта. Спустя месяц, в мае 2014 года, участок канала на крымской территории начал использоваться для переброски воды из горных хранилищ Белогорского района в восточную часть. С января 2015 года такое использование стало круглогодичным. Также канальное русло временно используется для транспортировки питьевой воды из подземных водозаборов на Керченский полуостров. Однако, конечно, оно не в состоянии покрыть полностью потребности жителей и гостей Крыма и предприятий в чистой питьевой воде.

Опасность обезвоживания СКК – и не только для Крыма, но и для Херсонской области Украины, ясна любому здравомыслящему человеку. Но украинская власть игнорирует и проблемы сельского хозяйства Херсонщины, и здесь проявляя свою бесчеловечность.

Народный депутат Андрей Журавко заявил ещё в 2019 году об угрозе экологической катастрофы для приграничных с Крымом районов Херсонской области в связи с перекрытием СКК: «Впереди первая экологическая катастрофа – это засоление плодородной земли, вторая – обезвоживание, третья экологическая катастрофа, когда переизбыток воды, сёла утопают, канализационные стоки и химия попадают в подземные грунтовые воды».

В отличие от украинских властных временщиков, которые привели в упадок не только Северо-Крымский канал, но и всё народное хозяйство «евродержавы», крымская власть проблемами водоснабжения озаботилась сразу с момента возвращения в Россию. И уже многое сделано в этом плане. Вот, например, лишь один репортаж о том, как глава Крыма Сергей Аксёнов запустил новый водопровод в Симферополе, дав старт подаче артезианской воды в Симферополь из водозабора в Бахчисарайском районе.

«Мы продолжаем разрабатывать стратегию развития системы водоснабжения города Симферополя и других регионов Крыма. Мероприятия будут реализованы. Крым без воды не останется», – сказал Аксёнов на церемонии запуска нового водопровода.

Предпринимаются и другие меры для решения «водной» проблемы, в частности корректировка задач сельского хозяйства.

«Сегодня 12 проектов подготовлено учеными Крыма, активно работал Институт сельского хозяйства РАН, Крымская академия наук. В итоге мы определили основные направления. В сельском хозяйстве – это переход на засухоустойчивые растения, капельное орошение, бережное рациональное использование влаги, на которую мы закладываем деньги, энергию и будем добывать. Реально запустить эти проекты, завершить исследования, сделать полупромышленные испытания, использовать максимально существующую инфраструктуру, чтобы мы могли подать эту очищенную воду. За 5-7 лет мы могли бы увеличить поливной клин в два раза»,

заявил в эфире радио «Спутник в Крыму» президент Крымской академии наук, председатель Крымской республиканской ассоциации «Экология и мир» Виктор Тарасенко

К сожалению, украинское руководство по-прежнему гнёт свою линию – по сути, безумную, блокируя поставки воды в Крым, где, как оно утверждает, противореча себе, проживает украинское население «в оккупации». Самые изощрённые политики , такие как Л. Кравчук, пытаются ныне воззвать к голосу разума Зеленского и его команды. Но племя младое и «зелёное» внимания на старых опасливых зубров не обращает.

Вот и председатель пропрезидентской фракции «Слуга народа» Давид Арахамия вскоре после выступления Кравчука заявил, что «сегодня нет никаких шансов в Верховной Раде рассматривать и принимать решения о возобновлении водоснабжения в аннексированный Россией Крым».

И ведь не боятся бумеранга, который, как показывает жизнь, имеет обыкновение возвращаться. Собственно, сигналы природа подаёт киевскому режиму постоянно – буквально кричит о том, не вправе ни власти, ни нацбанды уничтожать то, к созданию чего они непричастны.

Но в Киеве этих сигналов не видят и не слышат.

Крым в 2014 году выбрал свою судьбу – жить в составе России. За этот выбор Украина вот уже шесть с половиной лет пытается наказывать людей, которым националисты кричали: «Чемодан – вокзал – Россия!» Они и ушли вместе с чемоданом и вокзалом. Ушли не в белый свет, а домой. В отместку майданная власть, теперь уже с лицом Зеленского, злорадствует по поводу «ржавой воды» в Симферополе и засухи, из-за которой обмелели крымские водохранилища. Но Россия и эту проблему решит, а вот Украина останется у разбитого корыта – с перекрытой дамбой СКК.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru