Информационно-аналитическое издание

Киев напрасно надеется на Словакию

Чапутова и Зеленский
Версия для печатиВерсия для печати

Визит в Киев президента Словакии Зузаны Чапутовой украинские СМИ преподнесли как свидетельство открывающегося окна возможностей во взаимоотношениях Украины с Европой. А когда на совместной пресс-конференции с Владимиром Зеленским словацкая гостья заявила, что её страна в полном соответствии с политикой Европейского союза поддерживает антироссийские санкции до выполнения минских договорённостей, её рейтинг в глазах националистически настроенной публики повысился ещё больше.

«Я хочу заверить украинских граждан, что Словакия и в дальнейшем будет поддерживать Украину на пути реформ и европейской интеграции…Украина принадлежит Европе, и мы должны поддержать её интеграционные усилия…ведь это может значительно способствовать экономическому развитию Восточной Словакии», – резюмировала Чапутова.

Зачем маленькой Словакии вдруг понадобилось заводить разговор с Украиной на деструктивную тему о войне, санкциях и т. п.? Почему Братислава озаботилась прогрессом (вернее, его отсутствием) евроинтеграции Украины?

В отношениях с Украиной для Словакии очень важен газовый вопрос. Для этого Чапутова и прибыла в Киев. Братислава всегда выступала за сохранение территориальной целостности Украины, поскольку выход из состава украинского государства одного региона может спровоцировать дальнейшую его дезинтеграцию. Это скажется на стабильности газовых поставок, в которых Братислава очень заинтересована. Ведь с Украины и через Словакию российское голубое топливо поступает потребителям в ЕС, принося словацкому бюджету хорошую прибыль.

Другой статьёй дохода являются реверсные поставки того же российского газа из Словакии на Украину (в 2018 году доля словацкого реверсного газа в объёме всех реверсных поставок для Украины составила 81,4%). В случае прекращения транзита российского газа через украинскую ГТС Братислава лишится сразу двух существенных статей дохода.

Ещё в 2016 году Словакия принялась за строительство дополнительных подземных газохранилищ на западе страны в Гольяново и у границы с Украиной в Вельке Капушане общим объёмом 1,4 – 1,8 млрд кубометров. Это была подготовка к возможному прекращению транзита российского газа через Украину и импорту недостающего голубого топлива из Чехии, которая сможет получать его из Германии. Германия, в свою очередь, будет получать российский газ по «Северному потоку – 2». Формально Братислава протестует против «Северного потока», но это из-за того, что не может позволить себе перечить Брюсселю.

Сейчас идёт строительство газопровода из Польши и в Словакию. По нему Братислава хочет получать газ из польско-норвежского газопровода «Балтийская труба» (Baltic Pipe). Он тоже реверсный, газ можно качать в обоих направлениях.

Однако это не значит, что словаки не будут сотрудничать с Россией в газовой сфере после введения «Северного потока» в эксплуатацию. Как отмечают аналитики Польского института международных отношений, правительство словацкого премьера Петера Пеллегрини стремится к улучшению отношений с Россией, в то время как президент Чапутова выполняет больше представительские функции.

Она не участвует в формировании правительства и не определяет внешнеполитический курс страны, президентское вето может быть преодолено голосованием большинства.

Этим летом Пеллегрини обсуждал в Москве вопросы энергетики с президентом Путиным и премьером Медведевым. По их итогам стороны договорились о дополнении к контракту о поставках российского ядерного топлива до 2030 года и сотрудничестве в рамках расширения поставок газа через «Северный поток - 2».

Братислава отходит от прежней политики сопротивления «Северному потоку», предлагает России использовать словацкие газохранилища для газа из «Северного потока» и рассматривает перспективы сотрудничества с Москвой относительно газопровода «Турецкий поток».

В словацком политикуме ярыми атлантистами являются бывший президент Андрей Киска и министр иностранных дел Мирослав Лайчак. Две из трёх коалиционных партий критикуют политику Брюсселя в отношении России (партия Smer-SD и Словацкая национальная партия).

Пеллегрини – выдвиженец партии Smer-SD, но он прежде всего, прагматик. До визита в Москву он побывал с визитом в США. Словацкое общество не страдает русофобией. По данным Международного республиканского института (США) за 2017 год, 75% словаков выступают за сотрудничество с Россией в сфере безопасности. 50% имеют о России и её политике положительное впечатление.

Всё это даёт условно пророссийскому флангу словацкой политики определённый кредит доверия, который конвертируется в углубление сотрудничества с Москвой.

Например, Братислава поддержала возвращение России в ПАСЕ к вящему неудовольствию Киева. Растёт словацко-российский товарооборот: $5,6 млрд в 2018 году. Это меньше, чем, к примеру, в досанкционном 2013-м ($8,67 млрд), но больше, чем в 2016-м ($4,07 млрд). Для сравнения: товарооборот с соседней Украиной составил всего $1,39 млрд, и это ещё улучшенный показатель по сравнению с прежними годами (рост 19,2%).

В Киеве надеются на парламентские выборы в Словакии, которые должны состояться весной следующего года. Социологи пророчат пропрезидентской партии «Прогрессивная Словакия» гарантированные 9% голосов и ещё 31% возможных. Забавно, что «Прогрессивная Словакия» – партия оппозиционная, она пока не представлена в парламенте, а Чапутова хочет возглавить эту оппозиционную силу. Получается парадокс: глава государства будет возглавлять оппозицию. Действовать такая оппозиция будет против условно пророссийского правительства и партий, выступающих за диалог с Россией.

Такой расклад сил ни к каким прорывным отношениям Украины с ЕС не приведёт. Чтобы хотя бы догнать прошлогодние показатели российско-словацкой торговли, Украине нужно заработать в 4 раза больше денег, чем она сумела заработать. Сотрудничество в газовой сфере также может сыграть с Украиной злую шутку, если вместо российского газа через словацкую ГТС потечёт по «Балтийской трубе» норвежский газ или через Польшу –  сжиженный газ из США. Он банально дороже российского, оплачивать эту разницу будут из своих карманов украинские налогоплательщики. При этом Украине придётся попрощаться со статусом страны-транзитёра, этот статус останется за Польшей и Словакией.

Словакия – единственная страна, с которой Украина пока ещё не испортила отношения. Это заслуга Словакии, а не Украины. На официальной страничке «Правого сектора» и других украинских националистических организаций долгое время висела карта этнических, как считают националисты, украинских земель в составе других государств, в том числе в Словакии. В конце 1940-х на территории Словакии орудовали забредавшие сюда банды ОУН-УПА*.

Сегодня националисты по-прежнему вхожи в эшелоны украинской власти, и словацко-украинской ссоры на историческую тему не произошло лишь потому, что Братислава не обращает внимания на украинские фантазии.

Никакого прорыва в отношениях Украины со Словакией ожидать не следует. У Словакии свои интересы и своё видение отношений с Украиной и Россией, отличающееся от грёз киевских русофобов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru