Информационно-аналитическое издание

Киев: хроники террора

Версия для печатиВерсия для печати

Киев. 16.00. Общая площадь майдана, занятая боевиками, неуклонно сокращается. Как шагреневая кожа. Обнаружилась любопытная закономерность: чем ближе спецназ подходит к сцене, тем более жалобными, я бы даже сказал скулежными, становятся выступления. Вот, к примеру, еще совсем недавно оратор называл «беркутовцев» тварями, подонками и садистами, издевательски говорил, что не будет им счастья в квартирах, полученных на кровавые деньги. Проклинал семьи спецназа до седьмого колена. Обещал, что все они сопьются в этих квартирах. Прозрачно намекал на суицид.

Но как только ребята подошло ближе, они сразу же стали «нормальными парнями», которых обманули «проклятые сволочи из банды». Выяснилось, что большинство спецназовцев намного превосходят в личных и деловых качествах своих нанимателей, да и вообще «мы же в одной стране живем».

И что характерно: говорилось все это на русском языке. Оказывается, оратор им овладел в совершенстве за долгие десятилетия «москальского ига». Вот в этом моменте сконцентрирована вся психологическая особенность галичан. Они смелы и беспощадны, когда чувствуют свою безнаказанность, когда нападают толпой на раненного «беркутовца», когда ведут по улице избитых в кровь правоохранителей, «хызуясь», как они говорят, своей правильностью и«любовью до батькивщины».

Но как только почувствуют силу, увидят, что им обязательно вломят, причем с гарантией, так тут же начинают юлить, прикидываясь невинной шавкой, поднимать лапки и вопить о своей мирной акции. 

Но перейдем от лирики к действительности.

Во-первых, переговоров с оппозицией никто не ведет и, судя по всему, вести не собирается.

Во-вторых, Виталий Кличко опять обосрался по-крупному со своим блогом в немецкой газете «Бильд». Призвал к военной интервенции ЕС в Украину. Совсем крышку от унитаза снесло челу.

В-третьих, массовка получилась очень неубедительной. Семьдесят процентов зевак и примерно до пяти сотен активных боевиков.

Ну как активных. Они в последние часы стараются особо не высовываться. Смирно мокнут под брандспойтами. Не кидаются«коктейлями Молотова», поскольку спецназ отучил их от этой привычки, жестко реагируя на подобные безобразия.

Проклюнулся Арсений, который предпочитает пережидать смутные времена в уютном партийном офисе. Он настаивает на международном посредничестве в «урегулировании конфликтной ситуации». Боится, значит, в одиночку ездить в АП. Чувствует, что может оттуда и не выйти.

А состояние здоровья харизматичного командира всех «сотен» Украины Андрея Парубия крайне тяжелое. Никто не знает, чем он болеет. Но в «Борисе» делают анализы. И отмечают, что «комендант» часто бегает в туалет. Наверное, съел чего-нибудь. 

Печальный итог первой половины дня: 26 человек погибли, 343 правоохранителя госпитализированы.

Киев. 14.00. Спецназ установил недалеко от стелы Независимости брандспойт и целенаправленно поливает боевиков тугой струей холодной воды. Европейцы могут не беспокоиться – все санитарно-гигиенические нормы соблюдены. На улице плюс шесть, солнышко с трудом пробивается сквозь смог и дым, затянувшие площадь. Поэтому водные процедуры очень даже кстати. Но «сотников» подобная ситуация очень беспокоит. Со сцены слышны истерические вопли о том, что необходимо срочно доставить «хлопцям» дождевички. Вымокли, значит. Удивляет мастерство, с которым спецназовцы, меняясь возле брандспойта, умудряются поражать даже небольшие цели в виде табла в масочке.

Струей воды начисто сбивает каску. Боевики пытаются поджечь спецназовцев с помощью «коктейлей Молотова», но безрезультатно. Тем временем пятно выжженной и свободной от рагулей земли возле стелы становится все больше. Это уже почти правильный полукруг, который неуклонно вдавливается в центр.

Спецназ постепенно продвигается. Шаг за шагом. Масса отступает, буквально выжимаемая с засиженных и обгаженных мест. Плотность толпы невелика, около трех тысяч. Опять-таки подчеркну, что основное пополнение – представители трех западных областей.

Водомет, надо сказать, оказался очень эффективным оружием. А здание мэрии опять захвачено. В принципе, нечто подобное и следовало ожидать, поскольку «хлопчики» хотят отдохнуть, вкусно покушать, получить суточные и опять пойти «бытыся за краину». 

Практически полностью исчезли ораторы со сцены, поскольку туда, как оказалось, нормально прилетает. Оратор-организатор прячется за какой-то будкой, пытается руководить. Он объясняет, как пройти в Михайловский собор. Ну, понятное дело, не для киевлян это делается. Последние с ужасом видят, как на их глазах разрушается город. И вот образец объявления на майдане:«Юрий Бойко, Ивано-Франкивськ, пидийды до идальни». Видимо, парнишка за пайкой не успел.

Киев, 12.00. Вторые сутки гражданской войны. Только что пришло сообщение, что погиб десятый правоохранитель, получивший огнестрельные ранения в ходе столкновения с «мирными» демонстрантами. Совсем молодой парень, двадцать два года. А на майдане, как всегда, истерика со сцены. Раздраженный «распорядитель» призывает собравшихся не прогуливаться, как на экскурсии, а заняться делом, пойти сменить боевиков на баррикадах. Процентов восемьдесят приходит в центр, чтобы пофоткаться на фоне баррикад и выложить затем свои фото в «пейсбуке». Дескать, это я такой весь мужественный, в самом центре событий.

Еще один интересный момент: звучат объявления со сцены примерно следующего содержания – «такой-то, подойдите, пожалуйста, вас ожидает мать (родители)». Наконец-то опомнились. Поняли, что ролевые игры в войнушку закончились. Герои героями, а когда чадо схлопочет в голову чем-то тяжелым, да еще и срок получит, это совсем другой расклад.

И настоящий полковник Толик Гриценко опять нагнетает. То есть гонит привычную для него пургу. Он почему-то решил, что раз был министром обороны, то является настоящим экспертом во всем, что касается армии. Вот и сейчас он вещает о бригаде аэромобильных войск, которую перебрасывают в Киев. Минобороны разъяснило специально для особо одаренного полковника, что речь идет о передислокации войск с целью охраны складов с боеприпасами.

Во Львове галичане уже вовсю пытаются вооружиться, поскольку «кулэмэт повынэн буты у кожного». Чтобы ночью стрелять в спину и быстро убегать. Такая вот заложенная в их генах тактика… 

Как и предполагалось, ЕС завыл о санкциях. Баррозу: «Мы отреагируем целенаправленными мерами в отношении лиц, ответственных за насилие в Украине».

Понятное дело, виноваты по определению власти, поскольку лидеры оппозиции объявили о «мирном характере» акции, а на баррикадах находятся исключительно дети, женщины, инвалиды и старики. 

Президент объявил траур по погибшим во время массовых волнений. Не совсем понимаю, почему это надо делать именно сегодня. Означает ли это, что на время траура зачистка остановится? Если так, то, думаю, подобное решение будет ошибочным. Боевики выковыривают брусчатку на майдане и накапливают оружие и взрывчатые вещества. Нельзя останавливаться. 

Подведем краткие итоги антитеррористической операции, которая началась в Киеве вчера, 18 января, в 19.50. В ходе уличных боев погибло от двадцати пяти до тридцати человек. Точно известно о смерти десяти правоохранителей. Практически полностью выгорел Дом профсоюзов, где располагался так называемый «штаб нацсопротивления».

По версии МВД его подожгли боевики «Правого сектора», чтобы скрыть улики: оружие, боеприпасы, взрывчатку. Судя по тому, что пожар начался на пятом этаже, где базировались «правосеки», и полыхало знатно, эта версия представляется наиболее вероятной. 

От боевиков зачищены полностью Украинский дом, Октябрьский дворец и Дом офицеров, который был захвачен во время дневных уличных боев на улице Грушевского. Освобожден проезд по Европейской площади. Уничтожена баррикада на улице Институтской. Зачищено около 25% самого майдана. Граница между спецназом и боевиками проходит за стелой Независимости(в народе зовется «утопленницей»). Как видим, проделан достаточно большой объем трудной, грязной и опасной работы. 

Тактика боевиков сводилась к тому, что они организовали костры по периметру майдана протяженностью около пятисот метров. Те, кто смотрели репортаж о зачистке, обратили внимание на вал огня. Горели покрышки, палатки, дрова и все то, что боевикам удалось подтянуть к границе противостояния.

В первые три часа боевики активно использовали фейерверки, но потом они кончились. Приблизительно в девять утра закончились горючие материалы, необходимые для поддержания гигантского костра. На протяжении ночи количество террористов снизилось. Под утро собственно в зоне боевых действий осталось не более двух-двух с половиной тысяч человек. 

Со сцены майдана постоянно звучали истерические призывы к киевлянам придти на майдан, сложить свои головы в борьбе за независимость и тому подобный бред. До судорог в животе выступающие боялись «Беркута». Со страху даже переходили на русский язык. Просили остановиться. Потом пугали, обещали добраться до детей и семей. Объявили себя «охотниками», а спецназ – «зверями». 

Благодаря блокированию метро и перекрытию основных магистралей, ведущих в столицу, удалось не допустить массового приезда рагулей из трех «автономных» областей: Тернопольской, Львовской и Ивано-Франковской.

Кстати, более чем наглядно был продемонстрирован источник «биомассы» для майдана. Именно из Галичины подтягивались возбужденные рагули. Под утро начались стычки на блокпостах, расположенных у входа в город. Автобусы, набитые западенскими боевиками, пытались прорваться в столицу. Двое сотрудников ГАИ были убиты из огнестрельного оружия.

Тем не менее, около двух тысяч рагулей просочились в Киев, и теперь количество людей на майдане составляет до семи тысяч человек. Хотя, честно говоря, не уверен, что их можно назвать людьми.

Теперь о позиции так называемых лидеров оппозиции. Любому идиоту уже абсолютно понятно, что они никак не влияют на ситуацию. Власть объявила ультиматум: либо вы распускаете майдан, либо ответите за содеянное. Понятное дело, что ничего выполнить они не могут. Поэтому призывают биомассу «к мирному формату восстания». А его давно уже нет, этого мирного формата.

Все началось с того, что боевики попытались захватить Верховную Раду. Биты, файеры и огнестрельное оружие. Вот так в действительности выглядел «мирный формат». Был разгромлен офис Партии регионов. Погибло двое сотрудников. Женщин избивали. Фактически это и стало отправной точкой для проведения антитеррористической операции.

Ну а как назвать то, когда врываются в здание, забивают человека битами и обрезками труб? А потом бегут на майдан и воют со сцены, что «они первыми начали, а у нас тут женщины и дети собрались, поэтому штурмовать не надо». 

Вполне ожидаемо произошел захват зданий обладминистраций в трех областях. Понятно каких. Но на этот раз во Львове сожгли управление милиции и захватили воинскую часть. Это уже, сами понимаете, точка невозврата. И реагировать на подобные случаи ведением переговоров – полная бессмыслица.

Оуновское и эсэсовское зверье в Западной Украине жаждет крови. И хочет пролить ее в Киеве перед камерами основных информационных агентств. Такая уж у них подлая природа. Это на генетическом уровне. Ничего не поделаешь. 

Президент в обращении к народу предложил боевикам уйти. В настоящее время возникла пауза. Спецназ оттеснил боевиков к проезжей части улицы Крещатик. Какие-то «активисты» со сцены орут о том, что скоро, совсем скоро миллионы киевлян и вся Украина приедут на майдан. Однако столица не поднимается.

Более того, город сегодня как будто вымер. Разгар рабочей недели, а в спальных районах пустота, дороги почти свободны. Конечно, в мегаполисе всегда найдется тысячи три-четыре особо расово правильных, которым интересно, что там происходит в центре. А там постоянно молятся, поют гимн (я его уже возненавидел) и какие-то «роксоляны» бьются в истерике, призывая«кыян пидниматыся». Куча мусора значительно уменьшилась в размерах. Но активные действия пока прекратились. 

Теперь об иностранной реакции. Европейцы опять угрожают санкциями, взваливают всю ответственность за происходящее на президента и призывают начать переговоры. Американцы бьются в истерике. Кличко забыл украинский язык и выступает на русском. Но что характерно: на каком бы языке он ни говорил – украинском, русском, немецком или английском, получается одинаково тупо. Все-таки проблема в головном мозге, как ни крути. 

И, наконец, самое трудное – прогноз. Базовые точки следующие: международная реакция, события в регионах и количество жертв. Многое, конечно, зависит от того, сколько боевиков мобилизуют радикалы на майдан, и от эффективности блокады столицы от нашествия галичан. Мы все должны понимать, что идет гражданская война. Это факт, а не предположение. Количество жертв уже приближается к стандартным боевым потерям.

По материалам: Комитет

создание сайта: drupal-service.ru