Информационно-аналитическое издание

Керченская «Золотая кладовая» – находки и потери

Наталья Быковская рассказывает о драгоценных экспонатах «Золотой кладовой»
Версия для печатиВерсия для печати

Сокровищница так велика, что даже самые смелые прогнозы учёных не могут назвать и приблизительного количества артефактов. Неспешно, неторопливо отдаёт древняя земля свои клады. Не всегда, правда, в хорошие руки. Немало достаётся «чёрным археологам», алчным, как тот Кощей, что над златом чах. Но с заместителем генерального директора Восточно-Крымского историко-культурного заповедника Наталией Быковской беседуем не о них. А о тех, благодаря кому открывается на широкое обозрение жителей и гостей города уже добытое из богатства несметного. Уникальные артефакты прошлого из драгоценных металлов представлены в «Золотой кладовой», которой 27 июля исполняется 15 лет.

Археологические исследования на Керченском полуострове ведутся с ХIХ века. Здесь постоянно находили и находят вещи из золота и серебра. И, несмотря на то что наиболее ценные и представляющие значительный интерес предметы отправлялись в Эрмитаж, к началу ХХ века в фондах Керченского музея древностей было сосредоточено более двух тысяч ценных предметов. Большая часть этой уникальной коллекции, к сожалению, была утрачена в начале 20-х годов прошлого века. Тогда на музей было совершено вооружённое нападение, и значительная часть предметов бесследно исчезла. Вернулись лишь отдельные экземпляры.

После этой кражи самые интересные вещи, перечень которых составил всего лишь около 20 наименований, были переданы сотрудниками музея в керченский финансовый отдел, рассказывает Наталия Владимировна. Столь малая толика уцелела от большой золотой коллекции.

Бесценные экспонаты «Золотой кладовой»

Бесценные экспонаты «Золотой кладовой»

И пришлось вновь по крупицам собирать новую коллекцию, которая в 1941 году была упакована в так называемый золотой чемодан, который на самом деле был чёрного цвета, и отправлена в эвакуацию. Больше «золотой чемодан» никто не видел. Но мечтали его вновь обрести. Искать-то искали, да никто толком не знал, что именно: не имелось достоверных сведений – точного изображения предметов и их описания

Поэтому после Великой Отечественной войны сотрудники музея начали с нуля собирать новую коллекцию. Только в 60-х годах прошлого века можно было сказать, что начало положено – когда уже имелись неординарные находки. Но и они не стали достоянием крымчан: вся новая коллекция была отправлена в Киев, поскольку в столице УССР в те годы велось комплектование Музея исторических драгоценностей. А Керченский музей снова остался ни с чем, если говорить о золоте и серебре.

«Коллекцию, которую демонстрируем сегодня, начали собирать только в начале 70-х годов, продолжает рассказ Наталия Быковская. В немалой степени сбору предметов посодействовал принятый в 1993 году закон, запрещающий вывозить памятники археологии с территории Крыма. И все археологические экспедиции, которые работали на Керченском полуострове после вступления в силу этого закона, все свои находки сдавали нам, включая золотые и серебряные изделия.

Выставленную на всеобщее обозрение экспозицию можно разделить на две части: нумизматика и ювелирные украшения. Все эти вещи датируются пятым веком до нашей эры и средневековьем. Знакомство с ценностями «Золотой кладовой» начинается с клада, который был найден на античном городище Мирмекий: 99 монет, которые в бронзовом сосуде. Датируются монеты V веком до нашей эры. Они были чеканены в городе Кизике, который расположен на берегу Мраморного моря. И от названия этого города получили названия «кизикины». Керченская коллекция кизикинов может посоперничать с эрмитажной, несмотря на то что там подобная коллекция комплектуется с ХIХ века.

Кизикины

Кизикины

Интересно, что на лицевой стороне этих монет разные изображения: на одних боги, на других – сфинксы, воины.

Оформление аверсов зависело от пристрастий правителей Кизика: каждый имел право предложить свой вариант, объясняет экскурсовод. Возможно, это даже входило в их обязанности. Но, несмотря на такое разнообразие изображений, один компонент повторяется на каждой без исключения монете это маленькая рыбка либо внизу, либо сбоку. Эта рыбка тунец, который был основой благосостояния Кизика. И в благодарность этой рыбке за её роль в экономическом процветании города она изображалась на денежных знаках.

В музейной экспозиции всё имеет смысл. Витрина, в которой представлены уникальные кизикины, не случайно напоминает стену здания. Дело в том, что клад был найден в кладке стены святилища, которое работавший здесь на раскопе известный исследователь Виктор Гайдукевич назвал именем Деметры, потому что было найдено много изображений этой богини. Тогда археологи не дошли буквально нескольких метров до этой стены. К счастью. Потому что, если бы находка случилась тогда, в 60-е годы, то клад был бы либо в Эрмитаже, либо в Музее исторических драгоценностей в Киеве, а не в Керчи.

Интересно, что на монетах не обозначен номинал и нет портретов, к которым мы так привыкли на современных банкнотах. И этому тоже есть объяснение. Власть не была персонифицирована, должности правителей – выборные. Поэтому никто себя не увековечивал на монетах. Традиция эта зарождается ближе к началу нашей эры, когда появляются монархи. А номинал в древности соответствовал размеру монеты. Самой уникальной в керченской коллекции считается пока монета, относящаяся ко времени правления Митридата VI Евпатора. Судя по дате, она чеканена здесь, в Пантикапее. А изображён на ней легендарный царь, но в героизированном виде: в виде греческого бога Гелиоса.

В обширной коллекции представлены монеты всех исторических периодов Керчи начиная с раннего Пантикапея. Монеты Боспорского царства сохранили облик царей, правивших в первых веках нашей эры.

Посетителей обычно интересует, когда и кем были найдены самые большие клады, вошедшие в музейную коллекцию, и сколько их?

Их четыре, датируются третьим веком нашей эры, отвечает Наталия Быковская. Найдены в разное время. Один, обнаруженный в 1988 году, насчитывает около трёх тысяч монет. Во время строительства бульдозерист задел ковшом край античной постройки, и посыпался самый настоящий серебряный дождь. К сожалению, большая часть монет разошлась по рукам и в наш музей попало лишь немногим более 500 монет: обычно только часть обнаруженного достаётся исследователям, если клад находит не археологическая экспедиция.

Уже в те давние времена было понятие девальвации. О чём свидетельствуют монеты третьего века до нашей эры, найденные в центральной части Керчи. Изготовленные из бронзы, они были покрыты тонким слоем серебряной фольги. Это значит, что у правителя недоставало серебра и, чтобы обеспечить чеканку монет, он девальвировал их, взяв за основной материал бронзу, из которой делалось ядро, а покрытием имитировался драгоценный металл.

Для нас сегодня странной кажется традиция зарывать ценности в землю. Ещё более непонятно, почему они там и остались.

Каждый клад, как правило, безвременно закончившаяся человеческая жизнь, объясняет экскурсовод. Если он оказался «невостребованным», значит, кто-то погиб и не успел передать своим близким сведения о том, где укрыл накопленное. А ведь зарывались драгоценности именно для того, чтобы обеспечить себе и своим родственникам светлое будущее, безбедное существование, что присуще людям во все исторические времена. И нумизматическая часть нашей коллекции иллюстрирует эту черту человеческого характера.

Вторая часть коллекции – украшения, в которых прослеживаются не только традиции разных народов, населявших полуостров, но и художественные стили того времени. В определении их специалисты проводят аналогии с современными стилями. Например, украшения IV–III веков до нашей эры называют «первобытным импрессионизмом» или «звериным стилем». Для него характерны условность и магичность. Сарматам нравились вещи, выполненные в полихромной, инкрустационной технике, при которой изделия непременно украшаются вставками из разноцветных камней, сохраняющими природную форму. Другая отличительная особенность – обилие символики.

Христианская культура представлена в коллекции вещами, найденными в 70-е годы прошлого столетия на раскопках церкви Иоанна Предтечи. Украшения, нательные кресты, лампадки, и складни.

Один из главных экспонатов керченской коллекции – золотая шейная гривна, украшение скифских женщин. К счастью, она не в числе двух тысяч артефактов, вывезенных из крымских музеев в начале февраля 2014 года в музей Амстердама Алларда Пирсона на выставку «Крым: золото и секреты Чёрного моря» из четырёх музеев полуострова. Но в плену оказался другой артефакт Восточно-Крымского историко-культурного музея – заповедника – скульптура «Змееногая богиня».

Скифская золотая шейная гривна

Скифская золотая шейная гривна

Змееногая богиня

Змееногая богиня

Крымские музейщики продолжают оспаривать решение городского суда нидерландской столицы, признавшего вывезенную с полуострова музейную коллекцию собственностью Украины, но не Крыма, где и были найдены ценности. Передача крымских артефактов Киеву лишает полуостров важнейших символов его историко-культурного наследия.

Доводы украинской стороны весьма спорны. О какой «государственной собственности» может идти речь, если крымские музеи в «украинские» времена находились в ведении республики, ведь Крым был автономией? Поэтому крымские музейщики требуют возвращения экспонатов туда, где они были найдены: на Крымский полуостров.

Одна из задач музеев сохранение цивилизационного наследия определённой территории для последующих поколений, напоминает представитель крымских музейщиков в суде, генеральный директор Керченского историко-культурного музея-заповедника Татьяна Умрихина. В чужих руках коллекция может пострадать. У нас о сохранности уникальных предметов заботятся специалисты высочайшего уровня. Потому что для нас это своё, родное, чего не оценить одними только деньгами. Это и культурное, и духовное наследие крымских народов. И должно принадлежать им.

Депутат Госдумы РФ Наталья Поклонская считает решение суда Амстердама политическим актом, противоречащим принципам международного права, законности и справедливости: «Коллекция была выставлена еще в XIX веке в русском Крыму, и она не имеет никакого отношения к Украине».

Вопрос, восторжествует ли справедливость – вернётся ли скифское золото в Крым, остаётся открытым. Борьба за него продолжается. А раскопки на керченской земле идут своим чередом, и наверняка будут приятные сюрпризы, которые пополнят фонды «Золотой кладовой».

На заглавном фото. Наталья Быковская рассказвыает о драгоценных экспонатах «Золотой кладовой»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru