Информационно-аналитическое издание

Карательницы – патриотизм по контракту

Версия для печатиВерсия для печати

Мы  уже поднимали вопрос службы в АТО украинских женщин. Ожидаемо эта тема получила продолжение. Журналистка с колоритной фамилией Юлия Вовкодав развернула целый цикл статей на портале «Зеркало недели», где восторженно описывает боевую службу карательниц.

Днями в Сети началось бурное обсуждение ее интервью с Яной Червоной по кличке Ведьма.

Собственно, в интервью нет ничего особенного, просто порошенковская милитари-пропаганда, наткнувшись на общественную апатию  и потерю интереса к поднимаемым ранее темам, нашли новый формат возбуждения «патриотизма» – женщина с ружьем.

Для начала стоит указать, что информация журналистов, которые вдувают войну в мозг общества, как минимум сомнительная.

Яна Червоная предстает этакой лихой пулеметчицей ВСУ, бросившей семью и отправившейся защищать «Батькивщину от агрессии Путина». Однако фотография этой брутальной женщины возле расставленных среди подсолнухов РПК вовсе не означает, что она пулеметчица.

Если печально известная блогер-правосек Елена Белозерская или ее партнерша Елена Бурлакова везде подчеркивают и подтверждают  свои должности снайперов, то фотографии и посты в аккаунтах «пулеметчицы Червоной», скорее, подтверждают, что она куховарит, стирает портянки и душевно нянчит карателей из 46-го отдельного батальона спецназначения «Донбасс-Украина».

Причем в интервью сама Червоная подтверждает, что «у них как на курорте, и если стреляют, то далеко»,  да и, по сути, она не боец, а волонтер и начинала еще в «Айдаре». Хотя с ее моральными установками она вполне может убивать.

Теперь она на контракте, «зарабатывает пулеметчицей», а дома в Харькове ее ждет муж, сын, дочь и нанятая за «карательные бабки» нянька.

На своей страничке в «Фейсбуке» «пулеметчица», большая часть фотографий которой изображает ее в компании мужланов:  «Я очень скучаю за детьми… Доча сегодня пошла в первый класс без меня… Сын во второй… Я ими горжусь и знаю, что они будут расти «у вільній Україні», а мы далеко, чтобы они никогда не видели войны…» То есть женщина, природная функция которой рожать, оставляет дома мужика и даже не отводит дитё первый раз в школу, оправдываясь, что без нее фронт рухнет.

И вот как раз этот факт вызывает вопрос сотен людей – почему? Почему она бросила малолетних детей и ушла на войну?

Я уже писала, что есть психологические и физиологические причины, толкающие женщин отправляться на бойню, которые превалируют над практическими. Хотя стабильная и довольно большая зарплата (тот же рядовой пулеметчик на передке с 1 сентября может получать не меньше 17 тыс. гривен) сегодня стимулируют украинок не рожать, а убивать.

Бесспорно, нельзя отрицать и того, что женщины идут на войну, исходя из отечественных традиций защищать Родину. Причем официальная пропаганда Киева, отрекаясь от многого, использует именно эту русскую и советскую традицию на полную катушку. Вон, например, батальон сумской самообороны был назван «Внуки Ковпака»...

Отрекаясь от памяти о Великой Отечественной войне, информационные «бандерята» осознают возможности исторических кодов прошлого, которые не могут выбить ни система национал-образования, ни декоммунизация, ни навязываемая ненависть к России.

Значительная часть населения, привязанная невидимыми нитями к официальному вещанию укроСМИ, действительно верит в «агрессию» и идет «защищать Родину». За время т. н. АТО свыше 2 тысяч женщин получили удостоверение участника боевых действий, в нынешнем году в штатах ВСУ 50 тысяч женщин, среди которых более 17 тысяч военнослужащих контрактников.

* * *

Но кого по факту  защищают эти мужики и бабы? Ради кого сгорели сотни солдат в изваринском и иловайском котлах?

Сегодня этот вопрос все чаще задают себе те, кто вернулся, ощущая еще где-то далеко, что его и его товарищей тупо подставили для участия в бесславной с точки зрения морали и результативности войне.

Да, пропаганда еще по лекалам прошлого века формирует мировоззрение миллионов украинцев, не только уповая на мифическую агрессию и уверяя, что «хлопцы воюют с российской армией».

Пропаганда штампует «новых героев» с их непонятными подвигами. Так, в героические мартирологи попали десантники, сбитые в ИЛ-76 над Луганском по причине преступной тупости командования, военнослужащие и т. н. добровольцы, окруженные в котлах по той же причине, вояки, погибшие пьяными в ДТП или даже расстрелянные сослуживцами.

Гекатомбу Турчинова и Порошенко пытаются наполнить «патриотическим» смыслом. В городах переименовывают улицы, снимают малобюджетные кинофильмы со сценариями, написанными на колене, детей водят на похороны «героев», чтобы постоять на «коленях гидности».

Войну запихивают кругом: это удобный школьный материал для внеклассных мероприятий (директор обязательно похвалит!), это новый молодежный стиль одежды и причесок (камуфляж и полубритые головы), наконец, это хороший товар, бренд. Как, например, киевский ресторан Pizza Veterano, где проводят презентации макулатуры вроде «14 друзей хунты» -  «бестселлера» с зарисовками и статьями о войне.

Сборник был написан «не всегда воевавшими» украинскими блогерами вроде Виктора Трегубова, Бориса Гуменюка, Мартина Бреста и т. д., но о войне.

Сам Порошенко прибегал на презентацию, прикупил, автографы раздал, призвал нацию быть вместе с «побратимами».

Практически на каждом массовом мероприятии районного или городского масштаба есть что-то вроде аттракционов «ветеранский кулеш», «забавы ветеранов» и тому подобное.

Народу напялили на голову войну «против российской агрессии». И  многие охотно бредут на убой, невзирая на то, что численность населения сокращается не только из-за войны, где, по официальным данным, убито уже население такого среднего районного центра, как Миргород!

Население сокращается в результате опытов Ульяны Супрун, бесконтрольного алкоголя, обреченного суицида и безысходности. Безысходности страны, рассказывающей о своей трехлетней войне, убивающей своих лишь за то, что они были не согласны с мнением своих будущих убийц.

На днях Олег Друзь был отстранен от должности начальника клиники психиатрии Национального военно-медицинского клинического центра. Министр обороны отстранил его сразу же после заявления о том, что 93% участников АТО являются потенциальной угрозой для общества и нуждаются в лечении… Заметим, Друзь заявил-то об этом в стенах парламента. На заседании комитета Рады по здравоохранению!

* * *

Однако, как мы видим, есть немало таких (даже женщин), которые  наперегонки бегут проявлять свой «украинский патриотизм» на передовой. Только тем, кто с воодушевлением смотрит на них,  надо помнить, что это особая «контрактовая» форма защиты, когда за проявление патриотизма в начале каждого боевого месяца в окоп придет бригадный бухгалтер и начислит тебе твои патриотические гривны. А за них можно и куховарить, и садануть очередью по Горловке, или пальнуть миной по Ясиноватой, возможно, убив чью-то мать или ребенка. Можно в YouTube разместить ролик женщины-снайпера… Конечно, из соображений «украинского патриотизма». 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору