Информационно-аналитическое издание

Как вы яхту назовете… Украинцы: выбор «национального» имени (I)

Версия для печатиВерсия для печати

Весной нынешнего года исполнилось 825 лет со времени первого упоминания в письменных источниках слова «украина».

В Ипатьевской летописи под датой 1187 год сообщалось о смерти переяславского князя Владимира Глебовича, «о нем же украина много постона». Сей фрагмент летописи современные украинские «национально сознательные» деятели рассматривают как неопровержимое «доказательство» древности «нашего национального имени». Вот, дескать, еще когда известна была Украина!

Между тем тогдашняя украина ничего общего с национальным именем не имела. Обозначало это слово не Русь и не Южную Русь (нынешнюю территорию Украины), а исключительно пограничные (окраинные) земли. Были украины псковские, рязанские, галицкие, позднее – сибирские и другие. В данном случае в летописи имеются в виду земли Переяславского княжества, граничащего со Степью – местом обитания воинственных половецких кочевников. Смерть молодого храброго князя, доблестно защищавшего жителей Переяславщины от половцев, вызвала вполне понятную скорбь у местного населения. Потому и «много постона» о нем пограничье.

На то, что термин «украина» не являлся национальным именем, указывали многие исследователи. В том числе те, кто симпатизировал украинскому движению, даже являлся непосредственным его участником. В этой статье я буду ссылаться преимущественно на таких вот украинствующих авторов. И пусть современные «патриоты» Украины, яростно отрицающие «окраинное» происхождение названия страны, спорят со своими предшественниками.

Видный украинский историк и политический деятель Дмитрий Дорошенко, процитировав вышеуказанный отрывок из Ипатьевской летописи, снабдил его следующим комментарием: «Ясно, что тут говорится о пограничной области Киевской Руси, теперешней Полтавщине. Этимологически “Украина” означает тут пограничную область, лежащую на краю. Та же самая летопись, немного далее, под 1189 годом, употребляет название “Украина” для обозначения другой пограничной области тогдашней Южной Руси, а именно – южной части Галиции – “В Украйне Галицкой”. И еще в том же самом значении встречаем мы “Украину” в конце ХIII в. Далее она исчезает со страниц известных нам памятников и появляется вновь в ХVI в., но все в том же значении пограничной области. Теперь этим именем называют области среднего Днепра, главным образом современную Киевщину, которая в конце ХVI в. была окраиной Польского государства на юго-востоке».

«Слово “Украина”, “украинский” появляется впервые в Ипатьевской летописи под 1187 годом, - отмечал другой украинский деятель, писатель и литературовед Богдан Лепкий. – Так назывались тогда пограничные земли. А когда на тех землях позднее появилось казачество, то это название приняло и расширило».

«Сначала Украиной назывались только пограничные земли, лежавшие ближе к половцам, а потом к татарам, - вторил Лепкому Михаил Возняк (тоже литературовед). – При казаччине это название распространило свою территорию и с правой, и с левой стороны Днепра».

То же самое о названии «Украина» писал историк (во всяком случае, считающийся таковым) Михаил Грушевский: «Края поднепровские назывались тогда Украиной, ибо лежали уже “на краю” государства и за ним начинались дикие степи». И филолог Агатангел Крымский: «Ранее звалась Украиной не вся малорусская земля, а лишь самые пограничные края». И литературовед Михаил Драй-Хмара: «Край крещеного мира, из-за этого и прозванный Украиной». И географ Степан Рудницкий (которого кое-кто сегодня называет «отцом украинской географии»): «Само название “Украина” - межевая земля, пограничье – указывает, что наша родина имеет много дела с границами». И многие-многие другие.

Вывод о тождественности терминов «украина» и «окраина» можно сделать и знакомясь непосредственно с историческими источниками. Причем термины эти применялись не только к местностям, входящим в состав современной Украины. Так, в документах Великого княжества Литовского находим датированное 1529 годом расписание «городов украинных», в которые посылалось зерно для обеспечения их провиантом в виду военного времени. Среди тех городов – Киев, Полоцк, Витебск и другие.

Другой пример. Средневековый польский историк Матвей Стрыйковский сообщает об убытках, понесенных из-за действий королевского племянника «украиной Польской и Жмудской земли», то есть – порубежьем Польши и Литвы.

Гетман Иван Самойлович в инструкции отправляемым в Москву посланцам (март 1677 года) приказывает им обратить внимание царских чиновников на опасность нашествия крымских татар «от которого было бы недобро, избави Бог, не токмо Украине Малой России, но и Великой».

О «городах украинных великороссийских и малороссийских» упоминает в своих письмах и гетман Иван Мазепа.

Среди других старинных свидетельств по данному вопросу можно указать на написанную в 1672 году поляком Самуилом Грондским «Историю войны казако-польской». Под Украиной автор понимает «провинцию, лежащую на границе королевства».

В смысле окраины использовал этот термин и французский инженер Гийом де Боплан, чье «Описание Украины» популярно ныне в кругах украинских «национально сознательных» деятелей опять-таки как «доказательство» древности «национального» имени. А ведь в посвящении польскому королю Яну Казимиру француз совершенно четко указывает: «Беру на себя смелость с полной покорностью и глубоким уважением поднести Вашему августейшему величеству описание этого большого пограничья – Украины».

В свою очередь современник Боплана секретарь французского посольства в Польше Пьер Шевалье утверждал: «Страна, где живут казаки, зовется Украиной, что означает окраина».

Во второй половине ХVII века появляется в документах и термин «украинцы». Обозначал он, опять же, не этническую общность (народность, нацию), а население пограничья. «Летописец или описание краткое знатнейших действ и случаев, что в котором году делалось в Украине малороссийской обеих сторон Днепра» под 1653 годом упоминает «поднестрян и забужан и иных украинцев». В том же (территориальном, а не этническом) смысле фигурируют украинцы (ukrainci) в вышеназванном сочинении Самуила Грондского, а также в письме кошевого Ивана Сирко гетману Ивану Самойловичу (январь 1677 года).

Шли годы, десятилетия, столетия. Одни государства расширялись, другие уменьшались в размерах, а то и прекращали существование. Передвигались границы… В связи с территориальными изменениями в Восточной Европе вчерашние окраины переставали быть таковыми. Соответственно, прекращалось там и употребление наименований «Украина» и «украинцы». Хотя не сразу и не везде.

«Мать моя – Малороссия, тетка моя – Украина», - писал философ Григорий Сковорода, разумея под первой (Малороссией) Полтавщину и Черниговщину, а под второй (Украиной) – Харьковщину. А в «Русской правде» декабриста Павла Пестеля украинцами называются обитатели Харьковской и Курской губерний. Пестель считал их одним из оттенков русского народа вместе с великороссиянами, белорусцами, малороссиянами (жителями Полтавской и Черниговской губерний) и руснаками (коренным населением Киевской, Подольской и Волынской губерний).

Все объяснялось просто. За землями бывшей Слободской Украины (то есть Харьковщиной и отчасти Курщиной) названное наименование было закреплено официально. В 1765 – 1780 и 1796 – 1835 годах существовала Слободско-Украинская губерния. Вот и звались харьковчане украинцами, а, например, полтавцы и черниговцы – нет.

Но, конечно, в этническом отношении коренных жителей Полтавского и Харьковского регионов никто не различал. После переименования в 1835 году Слободско-Украинской губернии в Харьковскую украинцы исчезли и там. Этим, кстати, объясняется и то обстоятельство, что слово «украинцы» встречается, к примеру, в ранних письмах, Евгения Гребенки и совсем не встречается у Тараса Шевченко. Именуемый сегодня «отцом украинского национального возрождения» Тарас Григорьевич ничего о таковом возрождении не знал. И это весьма показательно.

Как же тогда оказались «Украина» и «украинцы» национальными названиями? Вероятно, стоит обратить внимание на свидетельство выдающегося сербского историка Пантелеймона Сретьковича, проведшего молодые годы в Малороссии. «Как студент Киевского университета, я сам был очевидцем некоего «украинофильства», - вспоминал он. – Но когда я поездил по деревням Киевской, Волынской и Подольской губерний, мне бросилось в глаза, что в этих губерниях главная масса народонаселения русская, а помещики – католики, ополяченные русские. Указывая на этих-то помещиков, поляки и утверждают, что это польские земли, а чтобы скрыть, к какой национальности принадлежит народ, они называют эти русские земли “Украина”».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru