Информационно-аналитическое издание

Как «слугу» гнёт в дугу: «могильщик рейтинга Зеленского» Бородянский

Министр культуры Бородянский
Версия для печатиВерсия для печати

Многим уже понятно: точно как «мышкой» на мониторе перетаскивают файл из папки в папку, так же перетащили власть из рук Порошенко в руки Зеленского. «Могучая мышка», судя по всему, ёрзает под пальцами людей издалека и изглубока (речь о глубинном американском государстве). Процесс осваивания и переработки Украины как захваченной Западом территории продолжается на ином уровне. Иногда трудами свежих лиц, но чаще лицами явно второй свежести. Вот всплыл в законодательной власти «легендарный Вятрович», сеявший безумное, злое и грешное. На внешнюю политику поставлен Вадим Пристайко, который был вживлён чипом в киевские властные структуры ещё во времена Кучмы, работавший все эти годы на НАТО против Украины, причастный к заговору против Церкви по теме «томоса». К культуре приладили Бородянского, выращенного олигархом Виктором Пинчуком.

Присмотримся к персонажу и прислушаемся, что и зачем говорит министр Бородянский. Этот чиновник, назначенный министром культуры, молодёжи и спорта, призван, оказывается, осуществлять некий контроль ещё и на церковном направлении, несмотря на то что законодательно церковь от государства отделена. Однако «Петина пятилетка» списала эту конституционную норму в утиль, предварительно неоднократно вытерев о неё ноги. Так что удивляться больше нечему: после переворота 2014 года украинская конституция – это просто текст, написанный на бумаге, не более.

Бородянский, что очевидно, пытается маневрировать между установками прежней власти беспредельщиков – эдакого «коллективного вятровича» и здравым смыслом (в его понимании). Вооружившись русофобскими теориями Вятровича, министр культуры взялся вести дело более тонко. Да и правильно: что можно было наломать грубой силой – наломано при Порошенко. Теперь в руки вандалу дана не кувалда, но молоток, зубило и наждачная бумага – стёсывать грубые сколы, полировать уродства. Ответ Бородянского на вопрос о «продолжении политики декоммунизации» таков: «Прежний закон о декоммунизации мы будем выполнять. Это первое. Но я считаю, что жизнь сложнее, чем декоммунизация. И наша задача не изменить таблички, а поменять образ мышления. Поэтому то, чем мы будем заниматься, будем показывать разносторонность и неоднозначность нашей истории. Мы будем развивать в людях навыки критического мышления…» «Неоднозначность истории» – это оговорочка по Фрейду. А в остальном пассаж о смене образа мышления следует понимать так, что Зе-команда будет разрабатывать (как месторождение полезных ископаемых) тему и осваивать бюджеты.

Бородянский уверен, что «необходимо построить Музей Майдана, закончить Музей Голодомора…». С прописной буквы, в высшем значении. Таким образом, «новые» призваны быть продолжателями дела «бывших» – и впредь целенаправленно фальсифицировать историю и, как говорится, дурить народ (теперь это называется развитием навыков критического мышления). Зомбирование с возведением музеев переводит исторические мифы в плоскость монументальной политики, что потом создаст фронт работ для будущих дефальсификаторов истории. Тогда и появятся в музеях экспозиции с названиями, к примеру, «Большая ложь Майдана». Это очевидно уже сейчас. Бывший министр юстиции Украины Елена Лукаш в своём недавнем исследовании «Что не так со списком "Небесной сотни"?» пишет в заключении: «Не мифы о майдане, а честное расследование и наказание виновных стало бы лучшим ответом для их родных, для всех нас. Но его не было. И вы знаете причину. Власть вышла бы сама на себя». Да, знаем. На майдане была использована технология «неизвестных снайперов» – для возбуждения в народе «праведного гнева». Поэтому желание Зе-команды подписаться под ложью порошенковской клики в «деле майдана» не представляется желанием правильным – ей бы дистанцироваться от это лжи, но почему-то не выходит. Пока или вообще не выходит, ещё увидим.

Бородянскому очень хочется в глазах людей здравомыслящих выглядеть человеком адекватным. Он даже не ратует за переименование киевского кинотеатра «Жовтень». Не бьётся по этому поводу в падучей: «Жовтень» – это вообще нейтральная история. Он никому не мешает, ни к чему не имеет отношения».

Да, в этом есть отличие «новых» от «вятровичей». Во всяком случае, на словах. При этом Зе-власть не заикается о том, что «закон о декоммунизации» противоречит всё той же замордованной евромайданом конституции.

Что касается темы религиозной, министр уверенно заявляет: «Есть закон, который предусматривает переименование этой церкви (из УПЦ в УПЦ МП). Надо выполнять закон. У кого-то есть сомнения, что надо выполнять закон? Невыполнение закона – уголовно наказуемое преступление в Украине…» Это как раз тот случай, когда высший государственный чиновник призывает к выполнению антиконституционного закона, да ещё и угрожает уголовной ответственностью! Помнит ли он, что записано в Основном законе страны, большой вопрос. Возможно, и помнит, и даже наизусть может цитировать, но это совершенно не мешает министру ставить телегу впереди лошади – над конституцией у него в голове превалирует закон, который прямо ей противоречит. И ничего, Бородянский        прекрасно себя чувствует без того самого «критического мышления», которое он собрался развивать в жителях Украины.

Олигарх Коломойский, прямо причастный к успеху «слуг народа» (теперь это словосочетание уже выглядит оксюмороном), как-то неласково говорил о министре: «А министр культуры Бородянский – я точно знаю, что он не дебил…» Похвала та ещё. В своей бодрой манере гопника Беня тогда пришёл к заключению, что Бородянский «не дебил, а подонок». В данном случае контекст не важен. Важно, что после его пассажа Бородянский пытался реабилитироваться в глазах общества, дав СМИ несколько заметных интервью. Помогло, но не вполне: его высказывания часто рассматриваются именно через призму Бениного определения.

В своих интервью министр и сам немного гопник. Ну как вам такое высказывание от «главного по культуре»: «У нас реально есть прекрасные шедевры, нам надо научиться их демонстрировать, привлекать людей к пониманию их собственной истории»? «Реально есть прекрасные шедевры» – это из той же серии, что и «чисто конкретно», так и повеяло малиновыми пиджаками и золотыми цепями в палец из 90-х.

Помнится, Зеленский собирался изменить языковой закон, принятый под занавес своего существования прежней майданной Радой, – Парубий тогда от радости едва из штанов и вышиванки не выпрыгнул. Увы, не слышно, чтобы Бородянский инициировал пересмотр закона гоп-компании, ныне спрятавшейся за вывеской «Европейской Украины» (что тоже оксюморон). Не возмущён он и тем, что с 2020 года все школы будут переведены на украинский язык обучения, о чём неустанно трубит министерство образования уже при Зеленском.

Бородянский тем временем озабочен мифической «промывкой мозгов» в республиках Донбасса. «Я считаю, что язык контента должен быть в том числе русским, и он будет русским. Будет очень много контента на русском языке», – обещает он, имея в виду «контент» для жителей ДНР и ЛНР. Новая власть, не придумав ничего умнее, решила морочить людям Донбасса голову, как морочили и прежние киевские власти. Впрочем, логика в этом есть: «контент» – это нечто малоосязаемое и в то же время очень перспективное для распила бюджетных средств. Не сосчитать уже информационных инициатив прежней власти, от души попилившей денег на «борьбе с российской пропагандой», вот и эти туда же.

Бородянский так описывает ситуацию: «Украина сегодня является страной, ведущей войну. Страной, на которую напали. Страной, в которой происходит то, что называется гибридной войной. Мы видим, как вмешиваются в наше информационное пространство, как в нашем информационном пространстве развиваются потоки дезинформации, потоки манипуляции и фейков». Ничего нового. И про войну, и про «страну, на которую напали». Понятно – министр очерчивает себе поле деятельности, на которую потребуются деньги. Много, очень много денег. При этом Бородянский всё прекрасно понимает: он сам годами формировал медийный продукт и знает, как его упаковать, и как на нём заработать. А уж на жителях ДНР и ЛНР (по постмайданной киевской легенде – это зомби с промытыми мозгами) нажить капиталец – и политический, и в прямом смысле – это всенепременно, тут бюджеты сами в руки плывут.

А уж как «очень много контента на русском языке» с украинским наполнением воспримут в республиках Донбасса (ОРДЛО – как называют их в столице Украины) – дело тридцать девятое, поскольку в качестве отчётов сойдут какие-нибудь фейковые опросы местных жителей с выводами о том, что большинство из них страсть как хочет на Украину – прямо бежит, аж волосы назад.

Порой кажется, что Бородянскому хотелось бы вырваться из сетей пропаганды, раскинутых не без его участия. Он вполне вменяемо отвечает, что лавры УПЦ не являются рассадниками русского мира: «У меня нет информации, что это рассадники «русского мира». На сегодняшний день у меня нет фактов нарушения закона УПЦ МП в Печерской лавре и в Почаеве. Печерская лавра, как мы знаем, это и заповедник, и церковь. Есть правила использования лавры, которые должны быть закреплены в договоре между государством и церковью. И задача государства следить, чтобы эти обязательства выполнялись церковью…» Хорошо, хоть помнит, что Киево-Печерская лавра «является частью наследия ЮНЕСКО». А коль так, есть кому за ней «следить» и без министра культуры, молодёжи и спорта.

Из свежих инициатив Бородянского – закручивание гаек блогерам («Сейчас мы хотим сказать, что контент подпадает под регуляцию. И это нормально. Есть огромное количество людей, которые потребляют контент блогеров»). Посмотрим, кого в первую очередь это коснётся: реальных разжигателей ненависти или Шария запретят. Ну а главное дело министра, о котором он постоянно говорит, – это так называемый закон о дезинформации. «Странно звучит, но этот законопроект относительно противодействия дезинформации поможет людям понять, что является правдой, а что – неправдой», – утверждает Бородянский, одновременно отмахиваясь от обвинений в том, что в Европе, куда так стремится Украина, так не принято. «Но ведь в Европе нет войны, а у нас она есть», – на голубом глазу заявляет он.

Очень точно о Бородянском высказался киевлянин Юрий Молчанов, назвав министра «лидером среди могильщиков рейтинга Зеленского»: «Закон про мову, разделяющий общество, раздражающий минимум половину граждан страны, принятый под руководством Порошенко и Парубия, он считает приемлемым и обязательным к исполнению.

Закон про переименование УПЦ, который подлил масла в огонь противостояния и кровопролития, вызвал массовое недовольство миллионов верующих Украинской православной церкви, принятый под руководством Порошенко и Парубия, он считает приемлемым и обязательным к исполнению.

Деятельность Марины Порошенко в культурном фонде, который финансировал, мягко говоря, очень спорные проекты, он считает успешной и эффективной. И удвоил его финансирование, доведя цифру до 500 миллионов. Полмиллиарда!!! Ну конечно! У вас же большие пенсии, огромные субсидии, да и вообще, в вашей жизни все ок и критически не хватает только лишь патриотичной культуры! Мова, віра…»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru