Информационно-аналитическое издание

Как мовнюки языками чесали

«Словарь украинской мовы» VI столетия под редацией Ивана Ющука.
Версия для печатиВерсия для печати

Одним из главных политических заданий деятельности «предвыборной Рады» является принятие изнасилованного национал-экспертными поправками «языкового законопроекта», уже принятого в первом чтении. 19 марта парламент продолжил его рассмотрение, остановившись до этого на 490-й поправке из 2 с лишним тысяч внесённых.

Законопроект 5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», как известно, называют нацистским. Он уже вызвал массу претензий как на Украине, так и среди чиновников Евросоюза. В частности, комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович призвала Раду не проводить голосование по закону до выборов, а при рассмотрении уже при новом (или старом) президенте учитывать мнение представителей языковых групп, проживающих в державе.

Естественно, позицию еврокомиссара никто из шароварников поддерживать не собирается, ибо если для одних мовнюков вопрос истребления русского принципиален на этноментальном уровне, то для других – это элемент предвыборного пиара под лозунгом «Армия. Мова. Вера».

Потому представитель Порошенко в парламенте  Ирина Луценко уверена: «Этот процесс, я думаю, ускорится, и к концу первого тура (до 31 марта) мы выйдем на решение закона о языке». Она аргументирует тем, что многие также не верили в «безвиз» или в томос, а Порошенко смог их продавить.

Собственно, эти будут продолжать давить вне зависимости от результата, ведь в случае принятия закона у них появится лишний козырь национальной перемоги, а в случае неудачи голосования они взвоют о влиянии «путинской агентуры». Некоторые уже завыли, например спикер Андрей Парубий. 18 марта он заявил: «Некоторые, по моему мнению, сознательно затягивают рассмотрение. И также могу сказать, что вкладываются огромные ресурсы, в том числе и медийные, чтобы сорвать принятие этого исторического закона».

Парубий  убеждён, что «крупнейшая задача парламента будет выполнена…что закон о языке будет принят, и мы сделаем это безупречно».

Сам спикер, лишь частично освоивший мову, готов стоять за законопроект как баран в его родном Прикарпатье. За последнее время он уже дважды выключал микрофон нардепам, разговаривающим с трибуны на русском языке и призывающим не голосовать за дискриминационный закон. 12 марта это был Василий Нимченко, а 19 марта - Александр Вилкул. Последний, кстати, якобы отстаивающий лингвоправа русскоязычных регионов, стремительно «слился» и стал бормотать на мове.

Следующим борцом за чистоту языка представляется известный своей нездоровой свидомостью вице-премьер Вячеслав Кириленко, заявивший недавно, что законопроект «объединяет украинцев».

Он публично призвал игнорировать рекомендации еврокомиссара Миятович, так как «не считает, что есть какая-то официальная позиция Совета Европы о необходимости приостановления Верховной Радой Украины рассмотрения закона о языках».

Кириленко нагло и безапелляционно убеждает украинцев, что в законопроекте «учтены практически все предварительные выводы Венецианской комиссии… в том числе учтены все пожелания относительно языка образования, как в теле закона, так и в переходных положениях, которые также будут рассматриваться». Хотя вызывает сомнение, что в Европе согласятся с введением мовных инспекторов и штрафами за игнорирование мовы.

Лично сорвавший своими средневековыми претензиями участие украинских исполнителей на Евровидении вице-премьер уверяет, что «ни одна из норм законопроекта не содержит ни одного притеснения, или дискриминации других языков национальных меньшинств, или языков коренных народов». Хотя только само существование Кириленко во власти является угрозой для нацменьшинств!

Перед ним поставлена задача протащить законопроект, и он юлит, говорит, что для решения «чувствительных вопросов» нужен длительный период и обещает, что когда-нибудь потом, «в течение этих длительных переходных периодов парламент обязательно рассмотрит закон о языках коренных народов и национальных меньшинств…». Это – после принятия закона, которым он раскатает эти меньшинства.

Кириленко уверен: несмотря на сопротивление тех, «кто в принципе против украинского языка», особых проблем с принятием закона не будет, хотя и признаёт, что темпы  рассмотрения поправок медленные и до конца пленарной недели (19-22 марта) рассчитывать на позитив не приходится.

Заметным явлением дней, когда обострился вопрос возможности принятия «мовного закона», стало переобувание кандидата Владимира Зеленского в отношении русского языка.

Русскоязычного пуримшпиллера, сделавшего имя и деньги в России, отчего-то считают выдвиженцем Юго-Востока. Видимо, оттого, что до сих пор он уклонялся от открытой русофобии. Ближе ко дню выборов Зеленский и его команда сменили риторику. Политтехнолог Зеленского Дмитрий Разумков вполне категоричен: «В программе чётко записано, что единственным государственным является украинский. Этот вопрос должен быть раз и навсегда закрыт, и нечего его обсуждать... Я считаю, что пока у нас есть аннексия Крыма, оккупированные территории на Востоке, российская армия на территории нашего государства, то меня, как русскоязычное население в Украине, защищать не надо! У нас всё в порядке». Кто бы сомневался, что у вас всё в порядке.

Примечательно, что  среди ультрамовников есть те, что противятся принятию закона… за нехватку в нём национального радикализма. Об этом шипит в «Фейсбуке» заслуженная вышиванка Украины Ирина Фарион.

Носительницу мовы в принципе шокирует то, что «некоторые наши, так сказать, писатели и интеллигенты, а также какая-то малороссийская иллюзия призывают голосовать за законопроект, из 9-й статьи которого исчезло предписание об обязанности народного депутата Украины применять украинский язык при выполнении своих служебных обязанностей».

В период подготовки голосования за нацистский законопроект не смог не «мовоблудничать» хранитель национальной памяти украинцев Владимир Вятрович.

Директор УИНП выдал уникальную сентенцию, которая как раз отталкивает от мовнюков даже националистов. Формула Вятровича такова: «Патриотизм – любовь к своей державе. Национализм – это любовь к нации. Держава – это границы, институты, символика. Нация – это традиции, культура, язык. Украинская держава возможна без мовы, украинская нация – нет. Поэтому русскоязычный украинский патриотизм существует, но неукраиноязычный украинский национализм – невозможен». Так что воюющие за Украину русскоязычные «патриоты» заранее определены в категорию более низкую. Может быть, поутихнет их рвение погибать за тыловых Вятровичей? 

Страдающую затяжной «мовнофилией» детскую писательницу Ларису Ницой тоже возбуждает, что законопроект «пишут малороссы». Она в бешенстве, что закон юридически закрепляет термин «державна мова», тогда как Ницой больше нравится термин «українска мова»,  ведь «мова украинцев называется не «державная», а украинская. Ведь если мова называется державной, то как называть народ – державным?».

Ницой убеждена, что в системе школьного образования необходимо минимизировать обучение на языках нацменьшинств. Съехавшая с катушек писательница убеждена, что гражданская война началась из-за изучения нацменьшинствами родных языков! «Мы уже имели школы на востоке и в Крыму, в которых языков меньшинств было больше, чем государственного языка. Мы сегодня выгребаем эту ошибку ценой тысяч жизней. Что же вы делаете! Вы снова это закладываете!» – шипит от гнева Ницой.

Итогом деятельности мовнюков, для которых перед голосованием словно «последний парад наступает» стало издание и презентация во Львове 19 марта «Словаря украинской мовы»…VI столетия под редакцией Ивана Ющука.

Это, действительно, похоже на психиатрическую вакханалию, и закон, видимо, смогут продавить. Только вот работать он не будет или будет частично, ибо на Украине все работает так. Тем более, когда половина страны продолжает общаться на своём родном языке. То есть не на мове.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору