Информационно-аналитическое издание

Как Киев собирается Хмельницкую АЭС без России достраивать

Недостроенные блоки Хмельницкой АЭС
Версия для печатиВерсия для печати

Киев наконец решил достроить Хмельницкую атомную электростанцию (ХАЭС). Ещё летом прошлого года Кабмин утвердил технико-экономическое обоснование (ТЭО) строительства двух энергоблоков (№3 и №4), а в феврале 2019-го «Энергоатом» провёл общественные обсуждения по вопросу влияния этого проекта на окружающую среду. Учитывая, что доля АЭС в энергобалансе Украины стабильно выше 50%, с углем туго, а имеющиеся ядерные установки не могут эксплуатироваться до бесконечности (10 из 15 энергоблоков уже выработали свой проектный ресурс), достроить Хмельницкую станцию жизненно необходимо. Но без российских технологий все планы Киева превратятся в очередной фарс.

Вечно так продолжаться не может

Сегодня на Украине находится 4 действующих АЭС (Запорожская, Ровненская, Южно-Украинская и Хмельницкая), оператором которых является ГП НАК «Энергоатом». Фактически это 15 энергоблоков, из которых 13 типа ВВЭР-1000 и 2 типа ВВЭР-440. Все это доставшееся от СССР наследство эксплуатируется на полную катушку.

Атомные электростанции Украины

В конце 2018 года Украина вышла на второе место после Франции по доле АЭС в энергобалансе страны (до 60%), тогда как среднемировой показатель находится на уровне 10,6%. 9 мая 2017 года отечественная атомная генерация и вовсе установила рекорд, выработав 68,5% всей электроэнергии в стране. Таких «высот» удалось достичь благодаря эксперименту по маневрированию мощностями электростанций, к чему они изначально не предназначены.

Поскольку ядерный реактор вырабатывает стабильный объем электроэнергии за единицу времени, АЭС удовлетворяют базовую нагрузку на систему. Суточные пики потребления (утром и вечером) удовлетворяют за счет тепловой генерации, которая, поработав пару-тройку часов, безболезненно выключается. Но блокада ДЛНР и последующий дефицит угля натолкнули Киев на мысль маневрировать тем, что есть, то есть ядерными энергоблоками, эксплуатируя их в режиме разгрузки-нагрузки.

Естественно, техника такого не прощает. «Как ввести недельное маневрирование на блоках, которые для этого не предназначены? – вопрошал тогда глава «Энергоатома» Юрий Недашковский. – Этими понижениями и повышениями на 500 МВт нам разрушили быстроходный генератор на третьем блоке Ровненской АЭС. Мы его три месяца ремонтировали, благодаря такой «блестящей» идее».

Энергосистему стало лихорадить. Как на дрожжах выросло количество аварий, из-за чего энергоблоки регулярно «вылетали» из сети. Затем эксперимент свернули, но оборудование от этого не помолодело, и его работа не стала стабильнее. Если в 2017 году «ремонтный» период составил 712 суток (внеплановые – 11 суток), то в 2018-м – 1082 суток (внеплановые – 59 суток). К примеру, в последний раз ЧП случилось 25 февраля. «Действием [системы] защиты от внутренних повреждений генератора» на ЗАЭС был экстренно отключён 3-й энергоблок.

Ещё один фактор, подталкивающий к модернизации, – это время. Отечественные АЭС постепенно вырабатывают свой ресурс. Первым в декабре 2010 года подошёл к концу срок эксплуатации блоков №1 и №2 Ровненской АЭС, после чего Государственная инспекция ядерного регулирования Украины (ГИЯРУ) продлила его на 20 лет. В ноябре 2013 года ту же нехитрую операцию пришлось провернуть с блоком №1 Южно-Украинской АЭС (на 10 лет), и далее всё покатилось как снежный ком. В декабре 2015-го – блок № 2 ЮУАЭС (на 10 лет), в сентябре 2016-го – блок №1 Запорожской АЭС (10 лет), в октябре 2016-го – блок № 2 ЗАЭС (на 10 лет), в ноябре 2017-го – блок № 3 ЗАЭС (на 10 лет), в июле 2018 года – блок № 3 РАЭС (на 20 лет).

Продление работы энергоблоков это, конечно, не катастрофа. В качестве примера, как это должно происходить, можно привести финскую АЭС Ловииса на острове Хястхолмен с теми же старенькими советскими реакторами ВВЭР-440/213 номинальной мощностью 440 МВт. С 1997 года станция регулярно проводит модернизацию с участием российских «Силовых машин», Westinghouse, Siemens и своего государственного концерна Fortum, в результате чего мощность каждого реактора выросла до 488 МВт, а коэффициент её использования держится на сверхвысоком уровне. Причем у Финляндии есть чёткое понимание, что 1-й энергоблок нужно полностью вывести из эксплуатации в 2027 году, а 2-й – в 2030-м.

Финская АЭС Ловииса на острове Хястхолмен

С Украиной же всё совсем иначе. Мероприятия проводят по принципу «лишь бы не рвануло», о модернизации, увеличении мощности реактора с помощью его разработчика речь даже не идёт. Заложенный изначально запас прочности, конечно, велик, но вечно снимать сливки с устаревающих советских АЭС, ничего в них не вкладывая, не получится. На начало 2020 года останется только 3 реакторные установки, которые не превысят проектного срока эксплуатации, а с 2023 года мощности начнут выбывать уже по второму кругу. И что тогда будет делать Киев?

«Требования к безопасности постоянно возрастают, и когда дойдем до следующего срока продления – посмотрим. Не исключаю, что блоки нужно будет останавливать полностью», – говорит глава ГИЯРУ Григорий Плачков. Согласно Энергетической стратегии Украины до 2035 года, утверждённой Кабмином в августе 2017-го, стране нужно 10 новых атомных энергоблоков. В таких условиях достройка 3-го и 4-го блоков ХАЭС не просто желательна, а жизненно необходима. Но возникают сложности.

И снова Россия

Во-первых, самостоятельно Украина построить энергоблок не может, как бы ей этого ни хотелось. Атомная энергетика – это не арбузами с баржи торговать, здесь нужны серьезные технологии. Одно дело изготовить конденсатор «блочно-модульного» исполнения или обслуживать уже работающие российские турбины, или даже производить новые из российских комплектующих (генератор типа ТВВ- 000-4УЗ мощностью 1000 МВт санкт-петербургской компании «Электросила»), и совсем другое – построить АЭС под ключ. Во-вторых, строительство атомного энергоблока – дело долгое и дорогостоящее, а с деньгами, как и со временем, у Киева традиционно дела плохи.

Недостроенный 3-й энергоблок Хмельницкой АЭС

В-третьих, если говорить уже конкретно о ХАЭС, то, по данным «Энергоатома», для сдачи в эксплуатацию 3-го энергоблока уже проведено 75% всех необходимых строительных работ, для четвертого – 78%, что сильно сужает круг претендентов на их достройку. На практике это бетонные конструкции, которые стоят в городе Нетешин (место дислокации ХАЭС) с 1980-х и предназначены только для реакторов типа ВВЭР-1000. Поставить туда другие не получится, а переделывать дороже, чем построить всё с нуля.

Но у Киева есть план, как выкрутиться из ситуации. 27 февраля президент страны Петр Порошенко заявил, что Украина имеет переизбыток (?!) собственной электроэнергии и предложил экспортировать её в ЕС. «Мы должны проложить линии электропередач в Европу, потому что там мощнейший рынок. Электроэнергия, которая будет производиться здесь и сейчас, будет продаваться в Европе», – считает глава государства. Для этого даже строить ничего не придется. Еще в 1980-х от ХАЭС до польского города Жешув была проложена линия ЛЭП на 750 кВ, достаточно её немного подлатать – и «энергетический безвиз» готов.

«Проект, который продвигает «Энергоатом», – «энергомост Украина-ЕСЭ» предполагает, что второй энергоблок ХАЭС подключается к «Бурштынскому энергоострову». Будут налажены поставки в Польшу и дальше в Европу. Под гарантии долгосрочного контракта на экспорт электроэнергии со 2-го энергоблока брались бы кредиты в европейских банках для достройки 3-го и 4-го», – объясняет директор по связям с общественностью ассоциации "Украинский ядерный форум" Ольга Кошарная.

Промежуточная опора ВЛ 750 кВ ХАЭС-Жешув (Польша)

С этой целью можно даже найти политически правильного (не российского) подрядчика на достройку ХАЭС. Согласно утверждённому правительством 26 июля прошлого года ТЭО единственный вариант реализовать проект в приемлемые сроки и при минимальных затратах, не прибегая к помощи РФ, – это привлечь чешскую компанию Skoda JS. Только она сможет поставить в готовые бетонные конструкции советские реакторы ВВЭР-1000 и таким образом заменить победившую в тендере 2008 года российскую компанию «Атомстройэкспорт».

Стоить это удовольствие будет 72,44 млрд грн в ценах на 5 мая 2017 года. То есть к моменту начала строительства ценник может вырасти до 100 млрд грн, а то и выше. Но если делать всё с нуля (с реакторами французской Areva, испанской Endesa, американской Westinghouse, японской Mitsubishi) стоимость проекта вырастет в разы. Выбора не остается.

Есть, правда, одна неполиткорректная деталь. С 2004 года собственником Skoda JS являются российские Объединенные машиностроительные заводы (ОМЗ). Этот очевидный факт (откуда у чешской компании могут взяться технологии строительства ВВЭР-1000?) вызвал натуральную истерику в американо-украинских СМИ. Правда, не совсем понятно, почему, к примеру, российский газ Киев может закупать в Словакии, а реактор у Чехии нет?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору