Информационно-аналитическое издание

Исторические грабли: нацистская программа Т-4 и риторика «слуги народа»

Галина Третьякова
Версия для печатиВерсия для печати

Недавние скандальные высказывания Зе-депутата Галины Третьяковой насчёт «детей очень низкого качества», которые рождаются в семьях, рассчитывающих на помощь со стороны государства, и её рассуждения о «стерилизации» не имеющих доходов граждан вызвали в украинском обществе лавину возмущения. Президент назвал Третьякову «торпедой», которая может поспособствовать проигрышу «слуг» на грядущих местных выборах, а Федерация профсоюзов Украины обратилась к спикеру Верховной Рады с просьбой отозвать её с должности председателя комитета ВР по вопросам социальной политики и защиты прав ветеранов. Впрочем, Галина Николаевна отделалась лишь отговорками о «неудачно подобранных словах» и даже попыталась перейти в контратаку, назвав бурную реакцию общественности «организованным буллингом», то бишь травлей.

Но, как ни крути, а стилистика и терминология, используемые Третьяковой, вызывают прямые ассоциации с леденящими кровь реалиями нацистской Германии. Дело в том, что в 1930-х – 1940-х годах в Третьем рейхе осуществлялась программа стерилизации и эвтаназии Т-4 – система мер, направленная на уничтожение людей, страдавших психическими и тяжёлыми физическими заболеваниями. Причём со временем нацисты добавили к этим категориям ещё и нетрудоспособных лиц (инвалидов и тех, кто болел свыше 5 лет) – они тоже подлежали уничтожению.

А начиналось всё с безобидной, казалось бы, вещи – евгеники, учении о наследственном здоровье человека и возможностях совершенствования его генетических свойств.

«Унтерменши» и «сверхчеловеки»

К началу 1920-х евгеника приобрела в научном сообществе Европы и США большую популярность. Особенный интерес к ней проявляли в Веймарской республике. Это объяснялось, с одной стороны, острейшей нехваткой ресурсов в Германии после Первой мировой войны, а с другой – всё большим распространением в стране расовой теории, постулирующей тезис о неравноценности различных рас и народов. Российский историк Егор Яковлев в своей книге «Война на уничтожение: что готовил Третий рейх для России» (2017 г.) подчёркивает, что реализация программы Т-4 в Германии базировалась на двух главных основаниях: необходимости «правильного» распределения ресурсов, которых катастрофически не хватало (отсюда требование истребления «бесполезных едоков»), и расовой теории, которая позволяла объявить одни народы «неполноценными», «недочеловеками», «унтерменшами», а другие – «высшей расой», «сверхчеловеками», «арийцами».

К началу 1920-х многие деятели немецкой медицины и психиатрии издали значительное количество работ по проблематике, связанной с «расовой гигиеной», позднее она войдёт в нацистскую расовую доктрину как одно из её фундаментальных оснований. Вильгельм Шаллмайер, к примеру, написал учебное пособие, в котором обосновывалась точка зрения, что преступники, умственно больные и эпилептики должны быть лишены возможности производить на свет детей.

Со многими из этих работ Адольф Гитлер ознакомился ещё в самом начале своего политического пути и до такой степени проникся изложенными в них идеями, что «творчески развил» некоторые из них в «Майн кампф», в контексте концепции о предназначении «арийцев» для мирового господства.

Рейхсфюрер по стерилизации

Спустя несколько лет, когда нацисты пришли к власти, именно на базе этих идей и была развёрнута программа Т-4. В частности, немецкий психиатр Эрнст Рюдин, с 1933 года ставший экспертом по вопросам народонаселения и расовой политики при министре внутренних дел Вильгельме Фрике, разрабатывал акции по стерилизации и массовым убийствам (их называли то эвтаназией, то есть лёгкой смертью, то более грубо и цинично – дезинфекцией) сначала детей, а позднее подростков и взрослых в специальных клиниках. К слову, за это современники наградили Рюдина прозвищем «рейхсфюрер по стерилизации».

Вообще нужно сказать, что значительная часть германских медиков с воодушевлением восприняла национал-социалистскую программу Гитлера ещё до его прихода к власти. В 1929 году в стране возник Национал-социалистический союз немецких врачей, продвигавший идеи расовой гигиены. К началу 1933-го в Союз вступили около 3000 германских медиков, а к концу года – 11000. Позднее, уже при нацистском режиме, именно члены этой организации заняли руководящие должности в системе государственного здравоохранения.

А в июле 1933-го был принят «Закон о предотвращении рождения потомства с наследственными заболеваниями», в соответствии с которым принудительная стерилизация «балластных существ» (выражение Альфреда Эриха Хохе, маститого немецкого психиатра) становилась повседневной и обязательной практикой. За 12 лет нацистской власти в Третьем рейхе были стерилизованы сотни тысяч человек – в разных источниках указываются цифры от 200000 до полумиллиона.

Истребление «никчёмных жизней»

Программой Т-4 предусматривалось «очищение арийской расы» от «негодного человеческого материала», так сказать, селекционное выведение «идеального арийца» посредством уничтожения «проблемного генофонда». Причём «селекционеры» осуществляли эту программу втайне от немецкого народа, скрывая от него множество ужасающих деталей и облагораживая, фальсифицируя её истинную суть. В солидных медицинских учреждениях, располагавшихся, как правило, в красивых старинных замках на фоне идиллического природного ландшафта, оборудовались газовые камеры под видом душевых помещений, обложенных добротным кафелем, с трубами наподобие отопительных, из отверстий которых подавался газ. Таких центров было создано несколько: в Бранденбурге (Эвтаназия-центр в здании старой тюрьмы), Хартхайме и Халле в Австрии, Графенеке, Зонненштайне, Бернбурге и Хадамаре.

В замке Хартхайм в 1940 –1944 гг. было уничтожено около 30000 инвалидов, душевнобольных и людей с ограниченными возможностями

В замке Хартхайм в 1940 –1944 гг. было уничтожено около 30000 инвалидов, душевнобольных и людей с ограниченными возможностями

Отбор жертв – тех, к кому применялось определение «никчёмные жизни» – производился следующим образом: пациентов психиатрических лечебниц опрашивали с помощью специальных анкет, затем три эксперта из представителей программы Т-4, не общаясь ни с пациентом, ни с его родственниками, на основании этих данных «заочно» выносили своё решение. Они ставили в анкете либо красный плюс – это означало, что больного следовало «умертвить из милосердия», то есть подвергнуть эвтаназии, либо синий минус, если его решали оставить в живых.

Обречённых на смерть перевозили в один из центров эвтаназии; иногда такие перемещения происходили неоднократно, а родственникам сообщалось, что это делается в целях более эффективного лечения. Массовые убийства производились не только посредством удушения газом, но и с помощью инъекций определённых препаратов (барбитуратов, скополамина), медленного истощения голодом и т. д. Тела умерших сжигались, а родственников ставили в известность о том, что больной скончался от того или иного заболевания, например воспаления лёгких. Массовое уничтожение людей производилось с немецкой методичностью, обстоятельностью и пунктуальностью – приверженность к пресловутому орднунгу (порядку) сказывалась и в этом. Подчас не укладывается в голове, каких духов ада, каких демонов оказался способен вызвать из преисподней «сумрачный германский гений»…

Замок Зонненштайн неподалёку от Дрездена: в 1940 – 1942 гг. здесь было убито свыше 13000 человек

Замок Зонненштайн неподалёку от Дрездена: в 1940 – 1942 гг. здесь было убито свыше 13000 человек

Через год после начала Второй мировой войны, в 1940-м, в Вене была создана Немецкая ассоциация детской и подростковой психиатрии и смежных дисциплин. На первой же конференции «асы человеческой селекции» пришли к заключению, что ценность жизни любого ребёнка должна определяться на основании экономических критериев. Те дети, ценность которых представлялась низкой или отрицательной из-за физических недостатков, «плохой» наследственности и т. п., подлежали эвтаназии. В результате такой выбраковки «малоценных жизней» (терминология уже упоминавшегося Альфреда Хохе) до конца Второй мировой войны примерно в трёх десятках специализированных детских отделений по всей Германии было уничтожено не менее 5000 детей-инвалидов.

Газовая камера в центре эвтаназии Хадамар

Газовая камера в центре эвтаназии Хадамар

Однако в августе 1941 года фюрер был вынужден официально остановить программу Т-4: какие-то обрывки скудной информации о ней всё-таки просачивались в общество, вызывая у немцев нарастающее возмущение. Против принудительной эвтаназии начали выступать не только известные представители церкви, вроде мюнстерского епископа Клеменса фон Галена, но даже некоторые видные члены НСДАП. К тому времени в рамках программы Т-4 в стране уже было уничтожено более 70000 человек. Но тем не менее программа всё равно продолжала действовать: её официальное прекращение оказалось лишь уловкой.

Людоедский контрапункт

Именно на душевнобольных, инвалидах, лицах с наследственными заболеваниями и дефектами развития в Третьем рейхе ещё до начала Второй мировой войны была отработана методика и технология массового, конвейерного уничтожения людей. Программа Т-4 оказалась тем первым опытом, который послужил кошмарной прелюдией, «пробой пера» к последующему истреблению людей на Востоке, принявшему немыслимые, фантасмагорические масштабы. С началом Второй мировой под этот смертоносный каток попали и европейские евреи, которых нацисты стали массово уничтожать в лагерях смерти на территории Польши (в Аушвице, Белжеце, Треблинке, Собиборе), и советские военнопленные, и мирное население оккупированных советских городов и сёл.

Офицер войск СС Фриц Кляйн во рву с трупами в женском концлагере Берген-Бользен. Апрель 1945 г.

Офицер войск СС Фриц Кляйн во рву с трупами в женском концлагере Берген-Бользен. Апрель 1945 г.

Поэтому программу Т-4 ни в коем случае нельзя рассматривать как случайный эпизод или эксцесс в истории Третьего рейха,  она являла собой лишь первый шаг к политике тотального истребления, геноцида тех, кого гитлеровцы считали «негодным человеческим материалом», предназначенным к «утилизации».

Возвращаясь к Галине Третьяковой, подведём итог: сама она, возможно, даже не отдаёт себе отчёт в том, что наступает на исторические грабли, не улавливает, что нацистская программа Т-4 и её собственные рассуждения о стерилизации и «низкокачественных детях» перекликаются между собой, аукаются, жутким образом входят в резонанс, звучат людоедским контрапунктом. Вполне можно допустить, что она об этой программе никогда и не слыхивала. Во всяком случае, на такие предположения наводит удручающе убогий профессиональный и общекультурный уровень подавляющего большинства «слуг народа». Однако можно не сомневаться, что об этом отлично знают кураторы соросят из Рады, те самые, что разрабатывают стратегии окончательного уничтожения социального государства, позволяя их озвучивать (частично, конечно) своим парламентским марионеткам. Перлы Третьяковой – это не случайный и досадный ляп, не просто неудачный подбор слов, а системное продолжение политики, направленной на радикальное сокращение численности населения Украины и «обезлюживание территории».

 

Заглавное фото: Галина Третьякова, народный депутат Верховной Рады IХ созыва, член фракции «Слуга народа»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru