Информационно-аналитическое издание

Императрица-изгнанница: новое путешествие по Крыму

Версия для печатиВерсия для печати

Несколько лет назад в Бахчисарайском ханском дворце уничтожили одну из многолетних достопримечательностей, привлекавшую сюда массу туристов, – знаменитую Екатерининскую комнату, в экспозиции который были личные вещи императрицы, сопровождавшие её во время путешествия в южные пределы государства.

 
Решив осмотреть недавно присоединённые к России земли, Екатерина II отправилась в долгий путь 3 января 1787 года. В путешествие взяла с собой не только личную свиту, но иностранных посланников, чтобы продемонстрировать им и присоединившемуся к знатной компании в Херсоне австрийскому императору Иосифу II возросшее могущество государства Российского.
 
 
В мае добрались до Бахчисарая. Здесь тщательно готовились к встрече высокой гостьи. Перед въездом в город построили каменную арку, на которой высекли дату посещения. От этого раритета сохранился только камень с цифрами. Знаменитый фонтан слёз перенесли из одного из залов во внутренний дворик, где им потом любовался Пушкин. Ночь Екатерина проводила в спальне хана, которую по приказу фаворита императрицы светлейшего князя Потемкина обили бело-розовым атласом. Днём высокая особа пряталась от жары в увитой зеленью беседке, размышляла и даже писала стихи, среди которых и эти:
 
Лежала я вчера в беседке ханской
В среде басурман и веры мусульманской.
Против беседки той построена мечеть,
Куда всяк день пять раз имам народ влечёт.
О божьи чудеса! Из предков кто моих
Спокойно ночевал от орд и ханов их?
 
Спала Екатерина на кровати, специально привезённой для неё из Санкт-Петербурга вместе с двумя дубовыми шкафами, в которых за сургучными печатями хранила важные документы.
 
 
 
 
Во время посещения Крыма императрица по достоинству оценила приобретение, осознала значение полуденного края для России и предрекла ему процветание. В письме П. Еропкину она написала: «Весьма мало знают цену вещам те, кои с уничижением безславили приобретение сего края: и Херсон, и Таврида со временем не токмо окупятся, но надеяться можно, что, если Петербург приносит осьмую часть дохода империи, то вышеупомянутые места превзойдут плодами бесплодные места… С сим приобретением исчезает страх от татар, которых Бахмут, Украина и Елисаветград поныне еще помнят. С сими мыслями и с немалым утешением, написав сие к Вам, ложусь спать сегодня, видя своими глазами, что я не причина вреда, но величайшая польза своей империи».
 
С такой самооценкой императрицы невозможно не согласиться: реформы Екатерины II вдохнули в полуостров новую жизнь. Под «сенью могучей державы» Крым из заштатной турецкой провинции превратился в оплот государства с его постоянно крепнувшим Черноморским флотом. Мощный толчок к развитию получили образование и наука, засушливые степи превращались в цветущие сады. А на месте неприметного селения Ак-Мечеть вырос Симферополь, нынешняя столица автономии, 225-летие которой исполнилось в нынешнем году.
 
В 1917 году ханский дворец стал музеем. Единственным в своем роде. С первых дней он привлекал внимание, был посещаем. Во многом благодаря тому, что фонды его постоянно пополнялись. В сороковые-пятидесятые годы директором музея была Мария Кустова, личность поистине легендарная. Именно она отстояла после войны музейные помещения, которые собирались превратить в склады. Именно при ней открылась знаменитая Екатерининская комната, центром экспозиции которой стала оставшаяся здесь с давних времен кровать императрицы. В 1957 году Мария Георгиевна добилась передачи из Эрмитажа оказавшихся там двух дубовых шкафов, мундирного платья Екатерины и кафтана. Узнав, что в Симферопольском драматическом театре находится бюст царицы, который изваял в 1911 году Молчанов, она приобрела его. После этого экспозиция Екатерининской комнаты была окончательно сформирована и просуществовала до1996 года.
 
 
Ветер перемен начала 90-х годов коснулся и бахчисарайской древности. Историко-культурный музей получил статус заповедника. Одним из центральных в нем стал музей археологии и пещерных городов. Открылся художественный музей. Ханский дворец стал называться музеем истории и культуры крымских татар. Сначала уничтожили экспозицию, посвященную присоединению Крыма к России, заменив ее постоянной выставкой искусства крымских татар. Потом добрались до Екатерининской комнаты. Кровать разобрали и вместе с другими экспонатами сослали в запасники. И многие годы наряды императрицы потихоньку тлели в шкафу, рядом с которым пылились буквально на головах друг друга бюсты Кутузова, Суворова, Александра II, Николая II, Ленина.
 
 
И даже - Александра Сергеевича Пушкина, которому ханский дворец обязан тем, что не был снесен в 30-е годы прошлого века, когда в головах ретивых борцов с дореволюционным прошлым возникла идея построить на месте резиденции крымских ханов «народное» здание. И только благодаря автору поэмы «Бахчисарайский фонтан» удалось сохранить историческое наследие. «Заступился» Александр Сергеевич за дворец и после депортации крымских татар в 1944 году, когда речь шла уже не только о его сносе, но и о переименовании города.
 
Воинствующие «ревнители истории» считают лишним вспоминать, что крымские татары именно при Екатерине II получили возможность приобщиться к цивилизации, приобретя собственную письменность. До тех же пор, по свидетельству известного просветителя Исмаила Гаспринского, народ был безграмотным, средневековым. Императрица была таким бельмом в глазу, что после того, как в художественный музей из запасников передали и выставили на всеобщее обозрение ее портрет (авторская копия картины Федора Рокотова, подлинник которой хранится в Эрмитаже), крымские татары устраивали шумные протесты и грозились облить этот шедевр изобразительного искусства кислотой или сжечь. В разряд «нетолерантных» произведений искусства попала картина Ивана Петрова «Взятие Бахчисарая войсками графа Миниха в 1735 году», отправленная в ссылку, в компанию к мышам и паукам.
 
Чтобы уникальные «преданья старины глубокой» не истлели и не заплесневели окончательно и бесповоротно в неприспособленных для их хранения помещениях, Ассоциация заповедников и музеев Крыма предложила создать передвижную выставку и включить ее в долгосрочный проект «Сокровища музеев». Что и было сделано. Екатерина II отправилась в новое путешествие по крымским городам и весям.
 
Первым экспозицию принимал Ливадийский дворец-музей. Зиму уникальные вещи провели под его торжественными сводами. А с наступлением тепла перекочевали в Центральный музей Тавриды. Перед многочисленными посетителями экспозиция предстала в обновленном виде: к предметам из Бахчисарайского историко-культурного заповедника добавились вещи из фондов Центрального музея Тавриды, из Алуштинского краеведческого музея, копии документов из Государственного архива республики. И теперь не надо ехать в Алушту, чтобы увидеть ядра с места Шумского сражения, в котором Михаил Кутузов лишился глаза.
 
С интересом рассматривают любители истории, краеведы документы с автографами крымского секретаря кабинета Екатерины Великой Василия Попова, Суворова, Потемкина, Ушакова, наперстную печать хана Шагин-Гирея, прошение армян вернуть церковь, построенную на их средства, но используемую как мечеть. Здесь же, в витрине, знаменитый екатерининский манифест о присоединении Крыма к России.
 
В центре экспозиции - походная кровать императрицы, зеркала, светильники из той самой комнаты, которую с такой любовью создавали бахчисарайские музейщики и которую уничтожили в угоду «коренному» населению. Производят впечатление посуда, которой пользовалась в дороге высокая особа, раритетное оружие XVIII века, памятные медали, картины, военные мундиры, предметы, дополняющие наше представление о минувшей эпохе, о событиях, разительно изменивших жизнь провинциального «полуденного края».
 
Генеральный консул Российской Федерации в Симферополе Игорь Астахов назвал открытие экспозиции «Екатерина II и Крым» важным событием в культурной жизни города, напоминающим об исторических связях полуострова с Россией.
 
В Симферополе выставка пробудет год, а потом отправится дальше.
 
Кроме уникальной экспозиции, выселенной из Бахчисарая, о пребывании Екатерины II на полуострове напоминают четыре чудом сохранившиеся екатерининские мили, полуразрушенный фонтан в Старом Крыму, установленный в прошлом году памятник Екатерине в Севастополе и закладной камень на месте сначала переделанного, потом навсегда исчезнувшего величественного памятника в Симферополе. Надпись на камне свидетельствует о намерении городских властей восстановить историческую достопримечательность. Будем надеяться, что благое намерение осуществится, несмотря на яростное противодействие не самой многочисленной, но самой напористой части многонационального населения полуострова.
 
На снимках: общий вид; на этой кровати почивала императрица; мундирное платье (камзол и кафтан носились вместе) Екатерины II – полковника Преображенского полка.
 
Фото автора.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru