Информационно-аналитическое издание

Хождение по кругам пенсионного ада

Версия для печатиВерсия для печати

Полтора с лишним века назад французский писатель Гюстав Флобер в письме к поэтессе Луизе Коле дал безжалостную характеристику времени, в котором ему довелось жить: «Когда разрушены все связи между людьми, общество – это только всеобъемлющий, более или менее организованный бандитизм». Эта характеристика сегодня без зазоров накладывается на украинскую ситуацию. Майданная революция превратила киевский режим в своеобразную ОПГ - организованную преступную группировку, с азартом волчьей стаи стремящуюся затравить своих сограждан.

Сегодня последним островком сопротивления торжествующему украинскому нацизму остается лишь не покорившийся Донбасс, с оружием в руках отстаивающий право жить по заветам отцов и дедов, не предавший их память. Несколько сокрушительных поражений ВСУ, нанесенных ополченцами, охладили военный пыл Киева. После чего началась планомерная осада Донбасса.

Казалось бы, что уже трудно придумать новую гнусность, но Киев применил очередной прием, прицельно направленный против самой незащищенной категории своих вчерашних сограждан – пенсионеров.

Ни для кого не секрет, что Донбасс – самый «пенсионный» регион. Ведь здесь на пенсию уходили в сравнительно молодом возрасте шахтеры, заработавшие подземный стаж, металлурги уходили по «горячему» стажу, а также работники коксохимических и химических заводов. Но никогда Донбасс не был нахлебником. Подоходный налог с высоких зарплат его работников, равно как и отчисления в пенсионный фонд предприятиями, на которых трудились горняки, металлурги, машиностроители, химики и другие, не просто наполняли общереспубликанские бюджет и Пенсионный фонд, но и позволяли властям перенаправлять эти средства «на поддержание штанов» дотационным и национально-свидомым центральным и западным областям Украины.

Развязанная хунтой война прервала этот процесс «доения». И Киеву ничего не оставалось, как прибегнуть уже к открытому (на государственном уровне) грабежу донецких и луганских пенсионеров.

* * *

Пробный камень был вброшен подельницей Юлии Тимошенко, бывшим министром труда и социальной политики Людмилой Денисовой, заявившей о том, что в стране появился пенсионный туризм, который будет искоренен во что бы то ни стало. Со слов Денисовой, за которой тянется целый шлейф уголовных дел, «жители оккупированных Россией территорий регистрируются как переселенцы и по месту регистрации получают пенсии от Украины».

Сменивший её на посту министра социальной политики Павел Розенко поспешил развить этот посыл, записав 40% переселенцев Донбасса в преступники, мотивировав это тем, что они получают свои пенсии незаконно, поскольку зарегистрировались на территории, подконтрольной украинским войскам, а проживают на территории, которую контролируют ДНР и ЛНР. И выплаты переселенцам прекратили под предлогом необходимости тотальных проверок законности их начисления.

Объяснения власти о том, что выплаты пенсий прекратились потому, что пенсионные деньги могут попадать в руки «террористов и сепаратистов», нельзя воспринимать всерьез, поскольку в соответствии с украинскими законами и международными соглашениями Украина до сих пор выплачивает пенсии официально выехавшим на ПМЖ, например в Россию, пенсионерам.

Более того, Розенко бесцеремонно заявил, что донбасские пенсионеры-переселенцы что-то медленно вымирают, а ведь у государства совсем нет денег.

* * *

Тут в дело вмешался киевский еженедельник «Зеркало недели», решивший разобраться в ситуации с выплатой пенсий жителям Донбасса. После ознакомления с материалами, опубликованными "ЗН", можно прийти к выводу, что его больше интересует не положение пенсионеров, а деньги, которыми ворочают министерства и Пенсионный фонд Украины. По разным оценкам, на пенсии и соцвыплаты временно перемещенным лицам (ВПЛ) в бюджетах заложены суммы до 40 млрд. грн. в год. А только «игра» на разнице зарегистрированных и незарегистрированных ВПЛ позволяет Киеву «сэкономить» 9 млрд. грн.

Обратившись сразу в несколько министерств и ведомств, прямо или косвенно отслеживающих ситуацию с ВПЛ, редакция в стремлении вывести на чистую воду хоть кого-нибудь буквально засыпала читателей ворохом противоречащих друг другу чисел. «На 31 марта 2016 г., – пишет издание, – по данным Межведомственного штаба с временно-оккупированной территории, а также из районов проведения АТО на другие территории Украины переселено 1 млн. 27 тыс. 728 человек». И тут же сообщает, что, по данным Минсоцполитики, таковых зафиксировано на 700 тысяч душ больше.

Еженедельник, сославшись на слова главы профильного департамента Минфина Андрея Рязанцева, сообщил, что «из 1,7 млн. переселенцев, зарегистрированных Минсоцполитики, – 1 млн. 200 тыс. пенсионеров. На июль 2014 г. количество пенсионеров на территории Донецкой и Луганской областей составляло 2 млн. 90 тыс. чел. В том числе 1 млн. 278 тыс. чел., проживающих на оккупированных территориях. Если вычесть умерших (Минсоцполитики на старте зачистки заявил о 60 тыс. "мертвых душ", в то время как Минфин еще летом говорил о 52 тыс., а сегодня прогнозирует наличие в списках более 80 тыс. умерших), то остается как раз 1 млн. 200 тыс. пенсионеров, которые зарегистрированы как переселенцы и получают пенсии».

«Зеркало недели» констатирует: «То есть получается, что практически все пенсионеры, проживающие сегодня на оккупированных территориях, получают украинские пенсии, имея в кармане справку ВПЛ».

И на основании этого жонглирования семизначными числами киевский режим пошёл ва-банк – подавляющему большинству пенсионеров Донбасса в марте не была начислена пенсия.

* * *

Люди, оставшиеся без средств к существованию, попытались получить пенсии там, где ее оформляли. Их рассказы – повести о хождении по кругам пенсионного ада. Одна из моих знакомых, в киевском понимании «пособница террористов», вынуждена была взять двух 90-летних родителей, таких же, как она «пособников», и ехать в село к родственникам на подконтрольную ВСУ сторону, где она оформляла себе и им пенсию. Каждый этап давался с трудом. Сначала родственница должна была письменно подтвердить, что старики у нее проживают. Потом в сельсовете ее свидетельство заверили печатью. Только после этого можно было соваться в районное отделение Пенсионного фонда. Они выстояли не одну очередь, наконец этим «замаскировавшимся террористам» удалось «усыпить бдительность» доблестных хранителей давно разворованной пенсионной казны. 90-летним «ватникам» удалось провести и «доблестных пограничников», стоявших на блокпосту. Хоть сопливые «одвични лыцари» потребовали предъявить, кроме паспорта, пенсионное удостоверение и банковскую карточку, а также перерыли их сумки. Как выжили родители, говорит она, я не знаю. Но им хоть удалось отбить заработанные трудовые деньги. Число таких счастливчиков невелико.

- Я не доеду, - отрезала другая знакомая, человек с 50-летним педагогическим стажем, отягощенная целым букетом болезней.

К Сергею, выезжавшему вместе с женой для получения пенсии на оккупированную ВСУ территорию, мне удалось дозвониться только на третий день после его возвращения. «Не поездка – каторга, – устало сказал он. – Перед украинским блокпостом – очередь автомобилей, растянувшаяся на три километра. Очередь из пеших – на полкилометра. Роются в вещах, злятся, если ничего ценного не находят». Но мытарства на блокпостах – только начало. Затем последовали стояния в очередях под плач, крики и жалобы десятков людей, не покидающих тесные коридоры районного отделения Пенсионного фонда. И столь же тяжкое возвращение домой. Где только и смогли прийти в себя…»

* * *

Геноцидом по территориальному признаку назвала творящийся нынче киевскими властями в Донбассе произвол бывший министр юстиции Украины Елена Лукаш. «Это реальные старики Донбасса. Они остались без средств к существованию. В поисках «мошенников» государство занялось «верификацией» – якобы проверкой тех, кто получает пенсии и соцвыплаты. Для этого нужно не только приехать на подконтрольную территорию, но и жить на ней. Снять жилье, принести справку из ЖЭКа (!) и ждать периодических проверок. А иначе – о пенсии надо забыть. Есть опасение, что их нищенские выплаты будут «работать на врага» или это предательство? Подлая отмазка! Кто из этих стариков доедет? Да и куда ехать: государство не предлагает им никакого варианта поселения. Власть предлагает им умереть», – гневно констатирует заслуженный юрист Украины.

* * *

Действия злобствующего Киева заставили руководство ДНР и ЛНР в экстренном порядке искать выход из сложившейся ситуации. Пенсионные фонды обеих народных республик постарались и нашли возможности поддержать своих пенсионеров.

Начисленные местными управлениями суммы несколько ниже прежних пенсий, но они, выплачиваемые старикам в рублях – валюте, имеющей теперь хождение в обеих республиках, позволяют не только приобретать продукты питания, но и частично оплачивать коммунальные услуги, тарифы на которые, кстати, в ДНР и ЛНР значительно ниже установленных постмайданной властью для остальных регионов Украины.

Как сообщило Министерства труда и социальной политики, «с 4 апреля текущего года Пенсионный фонд ЛНР начинает выплату пенсий за апрель 2016 года. Гарантированные государством выплаты пенсионеры могут получить в 103 отделениях Государственного банка ЛНР и 298 почтовых отделениях связи по всей территории республики». Также на всей территории ЛНР началась выплата социальных пособий. 12 видов соцпособий получат в апреле около 58 тысяч человек.

А Центробанк ДНР обеспечил пластиковыми картами почти 225 тысяч пенсионеров. «На сегодняшний день пенсионерам выдано почти 225 тысяч пластиковых карт. Всего в ЦРБ открыто порядка 300 тысяч пенсионных счетов. Предстоит еще очень много работы», – сообщила пресс-служба Центробанка. Еще 70 тысяч пластиковых карт было выдано клиентам в минувшем году, причем 50 тысяч из них получили именно пенсионеры, остальные выдали госслужащим.

При этом стоит отметить: если еще недавно в Донецке и Луганске бдительно следили за тем, чтобы получающие здесь пенсии не получали их на украинской стороне, то сегодня на это предпочитают смотреть сквозь пальцы. Слишком опасны поездки «на ту сторону» в надежде отбить у национал-грабителей заработанные в течение всей жизни пенсионные суммы.

Но далеко не каждый отважится предпринимать эти попытки: кто-то не может решиться на поездку по состоянию здоровья, кто-то из-за неверия в положительный результат. Большинство же предпочитает держать рублевую синицу в руках, а не пытаться поймать гривневого журавля в украинском небе. Тем более что на страже этой птицы стоят легионы чиновников, которым велено держать пенсионную казну и не пущать к ней по возможности ни одного «сепара» из Донбасса.

Самим, дескать, эти гроши надобны. Ведь министр социальной политики неоднократно уточнял, что, дескать, пенсии на «оккупированных территориях» Украиной не платятся. «Все пенсионные выплаты депонируются. И как только будет возможность выплатить пенсии тем людям, которые по каким-то причинам не смогли выехать из тех районов Донецкой и Луганской областей, которые временно не контролируются украинскими властями, мы их выплатим в полном объеме».

* * *

Впрочем, пенсионерам Донбасса, заживо вычеркнутым Киевом из списков живых, ясно лишь одно: денег они не увидят. Вопрос только в том, куда эти деньги направят национал-бюрократы? Раскассируют по собственным карманам, подпитают кровными деньгами стариков кровавых карателей, планомерно уничтожающих Донбасс, или используют эти «сэкономленные» суммы, чтобы отсрочить неизбежный взрыв ободранного до нитки населения пока еще не отошедших от нацистского гипноза остальных областей нищающей на глазах Украины?

Кстати, не в бандеровскую бровь, а прямо в свидомитский глаз было направлено заявление верховного комиссара СЕ по правам человека Нильса Мужниекса, предостерегшего Киев от изоляции неподконтрольных территорий Донбасса. Он пояснил, что с точки зрения международного гуманитарного права пенсия – это собственность, на которую люди имеют право независимо от того, где они проживают.

Но какое отношение имеет Киев к международному праву? Впрочем, на переговорах в Минске, похоже, тоже нет никакого дела к положению пенсионеров в ДНР и ЛНР…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору