Информационно-аналитическое издание

Харьков: 75 лет после освобождения от фашистских оккупантов

Версия для печатиВерсия для печати

Для абсолютного большинства харьковчан тема Великой Отечественной войны священна, как бы ни хотелось её извратить украинским националистам. Именно поэтому наряду с Днем Победы 23 августа – день освобождения Харькова от немецко-фашистских захватчиков - остается самым любимым праздником харьковчан. 

В этом году первая столица советской Украины отмечала 75-летний юбилей этого грандиозного события. Несмотря на попытки киевского режима задвинуть дату на второй план накануне очередной годовщины«незалежности», день освобождения города будет всегда на первом месте для харьковчан. Можно с уверенностью говорить: в Харькове с 1991 года всегда широко празднуют 23 августа и без особого стремления отмечают 24 августа «независимость».

Насколько это раздажает официальный Киев, говорит хотя бы тот факт, что в феврале этого года, когда парламент утверждал ежегодный перечень памятных дат и юбилеев, депутаты напрочь отказались отмечать юбилей освобождения Харькова на государственном уровне. В список тогда вошли около 200 памятных дат, но места для этого значимого события почему-то не хватило: туда попали лишь юбилеи освобождения Киева, Запорожья и декоммунизированного Днепра.  

Последние четыре года после государственного переворота День Победы и День освобождения Харькова не проходили спокойно: организованные властью нацбаты постоянно устраивали провокации. Избиения харьковчан за георгиевскую ленточку, акции устрашения оставшихся действовать легально левых и пророссийских организаций стали нормой. 

К примеру, перед 9 мая в этом году националисты разгромили помещение «Трудовой Харьковщины», которая, несмотря на угрозы, осмелилась провести маёвку. Тогда же на проспекте Григоренко был свален памятник советскому маршалу Георгию Жукову. Ответственность за уничтожение бюста взяла на себя националистическая организация «Фрайкор», которая включает в себя бывших карбатовцев.

День города в этот раз прошел без провокаций. Однако за несколько дней до праздника харьковский школьник совершил акт вандализма: забрался на мемориальную плиту солдатам, расстрелянным во время войны, и помочился с нее. Его друзья все это выложили в социальные сети. В отличие от других регионов Украины, здесь правоохранители не оставили случившееся без наказания. Харьковская прокуратура завела уголовное дело. Подросткам грозит тюрьма на срок от 4 до 7 лет. 

А 21 августа возле горсовета произошла и вовсе трагическая история, в результате которой погиб молодой сотрудник полиции и тяжело ранен охранник здания. Очередное нападение на городской совет должно было быть квалифицировано как террористический акт и взято на личный контроль руководством СБУ и прокуратуры. Но пока следствие ведёт райотдел полиции. Хотя по свидетельствам очевидцев, нападающий стрелял с двух рук. Это так называемая стрельба по-македонски, что говорит о его спецподготовке и опыте. 

Учитывая давние «теплые» отношения между министром МВД А. Аваковым и городским головой Г. Кернесом (по его мнению, организаторами покушения на него весной 2014 года были люди Авакова), последний случай можно считать очередной акцией устрашения.

Отношение к истории освобождения Харькова для жителей города имеет смысловое значение. Именно через этот культурно-исторический код можно понять, свой ты или чужой. Это особенно остро чувствуется, если вспомнить героические страницы нашей общей истории.  

Оккупация Харькова длилась 641 день. Только с четвёртой попытки – 23 августа 1943 года – город окончательно был освобождён. По подсчётам современных харьковских историков, в четырёх битвах за Харьков и за время его немецкой оккупации Германия и СССР потеряли больше людей, чем когда-либо в истории Великой Отечественной, включая Сталинград.  

В знак торжества по случаю победы под Харьковом в Москве 23 августа салютовали двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырёх орудий.

Вот как выглядит освобождение Харькова из воспоминаний маршала Ивана Конева: «Большая часть группировки, оборонявшей город, была уничтожена. Остатки её отступили. За пять месяцев вторичной оккупации фашисты еще больше разрушили Харьков. Они сожгли и взорвали сотни лучших зданий, дочиста ограбили город, увезя даже трамвайные рельсы, мебель, оборудование магазинов, дрова.

На территории Клинического городка, где находился госпиталь, фашисты уничтожили около 450 раненых бойцов и командиров Красной Армии. Развалины всюду. В городе, где теперь проживает более миллиона жителей, тогда было всего лишь 190 тысяч человек. По далеко не полным данным, гитлеровцы уничтожили в концлагерях свыше 60 тысяч харьковчан, более 150 тысяч было вывезено в Германию» (И.С. Конев, Записки командующего фронтом, С.34-35). 

Неудивительно, что именно здесь вскоре после освобождения провели первый в мировой истории открытый судебный процесс над военными преступниками – предшественник Нюрнберга. Общий ущерб, нанесенный городу, составил 33,5 млрд рублей. Послевоенный Харьков оказался одним из самых разрушенных городов в Европе. Алексей Толстой, посетивший город в 1943 году, писал: «Я видел Харьков. Таким был, наверное, Рим, когда в пятом веке через него прокатились орды германских варваров. Огромное кладбище…» По мнению западных экспертов, на восстановление города должно было понадобиться не менее 50 лет.

Но уже к октябрю 1943 года в Харькове работали тысячи человек на заводах – «ХТЗ», «Свет шахтера», «Красный Октябрь», «Серп и молот», «ХЭМЗ», №115 и №183 (танкоремонтный). По состоянию на 1 января 1947 г., менее чем через три с половиной года после освобождения, в Харькове работало уже 112 заводов и 27 высших учебных заведений. А в 1948 году промышленное производство достигло довоенного уровня.

В кратчайшие сроки была организована работа школ, медицинских и культурно-просветительных учреждений. Это удивительно, но многие вузы и школы начали учебный процесс практически в начале сентября 1943 года, после двух недель ожесточенных боев. К примеру, Харьковский госуниверситет в сентябре принял на обучение первые 300 студентов. Уже 5 сентября 1943 года начали обучение в 1-4 классах 36 школ. Были охвачены обучением 17481 детей. (Из справки Харьковского обкома КП(б)У о возобновлении работы культурно-просветительных учреждений в 1943 г.). 

Сейчас, несмотря на гримасы времени (декоммунизация), имена героев увековечены в названиях проспектов и улиц города: маршала Ивана Конева, генералов Петра Рыбалко и Людвига Свободы, полковника Ивана Танкопия, майоров Энвера Ахсарова, Петра Кандаурова, офицеров и рядовых Алексея Деревянко, Анатолия Добродецкого, лейтенанта Петра Широнина, первого иностранца – Героя Советского Союза – надпоручика Отакара Яроша… Имена героев Великой Отечественной войны носят в Харькове более 60 улиц. Однако сотни названий под видом декоммунизации стёрли из топонимики города. И процесс этот продолжается.  

 

Но в целом харьковчане остаются верны своим идеалам, несмотря на запугивания. Это больше всего и беспокоит нынешних заправил киевского режима и их заокеанских хозяев. Как бы ни пытались оторвать Харьков от России, это не получается. Да и как на практике осуществить этот отрыв, если у области самая большая протяжённость украинско-российской границы, а расстояние от Харькова до России менее четырёх десятков километров.

 

И эту связь не разорвать!

 

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору