Информационно-аналитическое издание

Грузинские наемники создали отряд для войны на Донбассе еще за месяц до начала конфликта

Версия для печатиВерсия для печати

Грузины — самая многочисленная группа иностранцев, с самого начала войны воюющая на стороне Украины. "Мы были в Донбассе уже в апреле 2014 года. Сначала нас было шестеро. Я создал Легион за месяц до того, как начался конфликт, когда уже стало ясно, что Украину ожидает война. Постепенно наши ряды пополнялись, сейчас это уже рота", — говорит Мамулашвили. Они воевали на разных участках фронта, часто выступая в роли диверсионно-разведывательной группы. В феврале 2016 года Легион, в котором было около 100 бойцов, включили в состав 25-го батальона "Киевская Русь".

Начинал воевать в детстве не только командир. "Я воюю с 15 лет: Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах, Грузия в 2008. Это уже моя пятая война. Я не боюсь, чувство страха мне незнакомо. Я умирал уже четыре раза. В Абхазии в мою машину трижды попадал снаряд", — рассказывает 42-летний водитель БМП Звияд Маисурадзе.

28-летний Дмитрий Джавахишвили тоже не чувствует страха, по крайней мере на этой войне. Гораздо тяжелее было во время миссии в Афганистане, где он провел полгода.

"Там было страшно, они действовали, как камикадзе. Все было заминировано: человек, машина, даже лежащий на дороге мертвый индюк. На нашу базу ворвался смертник на машине, десять человек из нашего батальона погибли, 45 получили ранения", — рассказывает Джавахишвили. Вернувшись из Афганистана, он работал в грузинском министерстве обороны, а когда у него закончился там контракт, отправился в Украину. В Легионе он одновременно снайпер и врач.

Случайных людей в грузинском подразделении нет. В его состав входят только профессионалы, которые воевали на территории бывшего СССР или принимали участие в операциях на территории Афганистана и Ирака. Среди них есть офицеры, но на украинской войне они воюют как простые рядовые.

"Дилетантов мы не берем. Мы принимаем людей, прошедших одну или две войны. У нас есть бойцы, побывавшие на международных миссиях. Это очень ценные кадры для украинской армии, которые отличаются высоким моральным духом и могут выступать отличными инструкторами для местных военных", — подчеркивает Мамулашвили.

У грузин царит дисциплина, на службе — никакого алкоголя. О высоком уровне подготовки свидетельствует тот факт, что за полтора года они не потеряли ни единого бойца. В январе Легион провел успешную операцию, захватив позиции противника в районе Первомайска и Стаханова Луганской области.

"Мы продвинулись на два с половиной или даже три километра. Там, где раньше находились боевики и российские войска, сейчас стоят наши солдаты. Мы заняли этот участок, не понеся потерь", — рассказывает командир. Захваченную позицию назвали Сухуми в честь столицы Абхазии.

Общий враг

"В мире есть только один прекрасный запах — запах пороха. Шучу, — смеется Джавахишвили. — Конечно, если ты узнал, что такое военный адреналин, ты будешь его искать, но я оказался здесь не поэтому", — уже с серьезным лицом добавляет он.

В Украине оказались не искатели приключений. Этих людей объединяет чувство общности и четкая цель. "Дело не в стрельбе или запахе пороха. Я родился свободным человеком. Взгляни на этих ребят: вот она — правда и честь. Я знаю, что они меня не оставят, и я их не оставлю тоже", — объясняет Мамулашвили.

Эти люди помнят, что во время войны в Абхазии украинцы пришли им на помощь и воевали на их стороне в качестве добровольцев. Враг остался тем же, поэтому участие в украинском конфликте кажется им совершенно естественным.

"Тогда была та же самая российская агрессия, с которой мы столкнулись в Украине. Россия вторглась на территорию суверенного государства. Мы сражаемся бок о бок с украинцами, потому что Грузия пережила такую же войну, и они были единственными, кто ей тогда помог", — отмечает Мамулашвили.

Грузинские солдаты стали первыми иностранцами, которые получили возможность служить в рядах украинской армии на законных основаниях. Проблемы, конечно, возникали. Украинские пограничники выписывали им штрафы за нарушение срока безвизового пребывания, а к возвращающимся в Грузию солдатам возникали вопросы у местных спецслужб. Большинство бойцов были связаны с предыдущим руководством, однако, Мамулашвили подчеркивает, что его подразделение не поддерживает непосредственных контактов с находящимися в Украине грузинскими политиками.

"Плохо, что нас ассоциируют с политиками. Легион с момента его создания никто не поддерживал, Саакашвили этого не делал тоже. Нас объединяет борьба с Россией и желание помочь Украине. Я не хочу, чтобы какие-то политики пользовались нашим именем", — объясняет Мамулашвили.

В отличие от многих солдат, служащих в других подразделениях, здесь никто не считает дни до возвращения домой. Грузины говорят, что останутся на фронте так долго, как это будет нужно. "Мы не собираемся возвращаться, пока не выиграем войну. Сейчас мы наблюдаем, как современный мир противостоит осколку Советского Союза. Я не хочу, чтобы Украина оказалась ошибкой, которая приведет к новой войне", — говорит Мамулашвили.

Командир Легиона хочет превратить свою роту в батальон. Он планирует принять новых добровольцев (не только грузин) и обучить их, используя методики, которые разработало его подразделение.

По материалам: Gazeta Wyborcza, перевод ИноСМИ

создание сайта: drupal-service.ru