Информационно-аналитическое издание

Грустный Пушкин в киевской гимназии его имени

Грустный Пушкин в киевской гимназии его имени
Версия для печатиВерсия для печати

Последние средние школы и классы с преподаванием на русском языке на Украине с 1 сентября этого года официально закрыты. Это произошло не только в результате принятия ещё при Порошенко закона о тотальной украинизации, но и «благодаря» закону о среднем образовании, подписанному Зеленским 16 января 2020 года. И при этом социальный запрос на образование на русском языке на Украине остается значительным: в среднем на одну русскоязычную школу в 2020 году приходится 2250 учеников при том, что на одну украинскую – 276. Средняя загруженность русскоязычных школ в восемь раз выше. Это данные Института анализа и менеджмента политики.

Хорошо известно, что русским языком в повседневной жизни пользуются десятки миллионов жителей Украины. Русский язык до сих пор, несмотря на все усилия националистов, по-прежнему является основным языком общения. В 10-й статье Конституции Украины русский язык выделен отдельно: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины». То есть на момент принятия этого базового документа русский язык не считался языком национального меньшинства, и это логично, поскольку он, во-первых, широко использовался во всех сферах жизни, включая образование, и, во-вторых, служил языком межнационального общения, о чём было записано в Конституции УССР 1978 года, которая действовала и после наступления эры самостийности.

Совершенно ясно, что новейшее языковое законодательство грубо нарушает права граждан Украины, в том числе Европейскую хартию региональных языков, ратифицированную Верховной радой  15 мая 2003 года (соответствующий закон был подписан тогдашним президентом Л. Кучмой 5 июня).

При этом у населения пытаются вытравить память о прошлом, например о том, что именно в Киеве родился и вырос, наверное, лучший русский писатель ХХ века Михаил Булгаков. Тогда в городе проживало многочисленное русское население. Да и сейчас в Киеве по-прежнему преобладает русский язык, с той разницей, что ныне опасно называть себя русским: сразу легко угодить в «агенты Путина». В школе «Тараса Бульбу» Николая Гоголя изучают в переводе на украинский (а теперь – повсеместно).  При этом переводы часто тенденциозно искажаются. Так,  в одном из современных изданий для школьников и студентов «Тараса Бульбы» все слова «русский» оказались «переведены» как «украинский» или «казацкий». Так, «русская сила» превратилась в «украинскую», «русская душа» – в «козацьку». Восклицание «Пусть же славится до конца века Русская земля!» теперь звучит «Хай же славна буде довiку Козацька земля!», а фраза «как умеют биться на Русской земле!» – «як умiють битися в землi українськiй!». При этом учащиеся должны определять идейный смысл произведения в ключе «борьбы за Украину».

Редко кто сегодня, например как политолог Михаил Погребинский, потомственный киевлянин, готов во весь голос сказать, что он – русский, проживающий на Украине. Последним крупным русским писателем, жившим в Киеве, был Виктор Некрасов (1911 – 1987), автор знаменитой повести «В окопах Сталинграда». Андрей Курков, считающийся самым широко публикуемым в Европе русскоязычным автором, придерживается антироссийской промайданной риторики. Однако, несмотря на формальную приверженность «ценностям майдана», Курков несколько лет назад переехал к жене в Великобританию, поскольку русским или русскоязычным писателем в нынешней Украине быть предосудительно.

Хорошо известно, что после победы путчистов в феврале 2014-го Украина превратилась в зависимое государство, находящееся под контролем заокеанских кураторов. В период президентства Обамы украинским вопросом напрямую занимался вице-президент США Джо Байден, ныне сам баллотирующийся на пост президента. Визитной карточкой страны стала русофобия, а Украина позиционировалась прежде всего как анти-Россия. В этих условиях русские граждане Украины превратились в постоянно дискриминируемую группу населения и подвергались (и до сих пор подвергаются) тому, что называется социальной миноризацией – превращению людей, не являющихся в стране меньшинством, в таковое с помощью государственного насилия.

В какой-то недолгий момент после победы Зеленского на президентских выборах казалось, что период патологической русофобии на Украине проходит. Было очевидно, что за Зеленского голосовали те, кто устал от проамериканского политического курса и националистической риторики Порошенко с его лозунгом «Армия, мова, віра». Но теперь, через полтора года команды Зе у власти, окончательно ясно, что новый президент не держит своих обещаний. 

Хорошо известно, что языковый вопрос (то есть гарантированное государством право свободно пользоваться русским языком во всех сферах жизнедеятельности) был одним из ключевых в момент возникновения конфликта в Донбассе. Именно приход откровенных националистов и русофобов к власти в Киеве и их первые заявления об отмене закона об основах государственной языковой политики привёл к восстанию жителей шахтёрского края.

Прыть националистов скоренько умерили «западные партнёры Украины», и за всплеском русофобии последовала кампания, призванная умаслить возмущённых жителей юга и востока Украины. О том, что русский язык существует, вспомнили даже во Львове и устроили показные акции «толерантности». Ни Крым, ни Донбасс внезапной «русофилии» галичанского разлива не поверили – жители полуострова выбрали будущее с Россией на референдуме, жители Донбасса отстаивают это будущее с оружием в руках вот уже седьмой год.

А националисты быстро оставили попытки закамуфлировать принципиальную линию на вытеснение русского языка на кухни, а его носителей – из новой постмайданной Украины. Да, разговорный русский язык на Украине по-прежнему широко распространён, но вот Пушкин уходит в прошлое.

Киевская гимназия им. Пушкина – одна из лучших в городе. Многие десятилетия преподавание там велось на русском языке. Сегодня полное преподавание на русском сохранилось только в начальной школе, но и оно, судя по всему, доживает последние годы.

Особенно радуются нововведениям в Галичине: «Мы были готовы к этому нововведению, еще несколько лет назад начали набирать украиноязычные классы. Все классы формировались по запросам родителей: если хотите, чтобы дети учились на русском, – пожалуйста, если на украинским – тоже. Но сейчас запросов на создание русскоязычных классов нет вообще», – говорит Светлана Матис, директор школы №52 Львова, одной из четырёх бывших русскоязычных школ города. – В этом учебном году в ней нет ни одного первого русскоязычного класса». Откуда им взяться, классам с русским языком обучения, если государственная политика         насильственно сокращает использование русского языка даже в кофейнях! К тому же родители первоклассников прекрасно понимают, что их желание обучать ребёнка на русском с большой долей вероятности закончится обвинениями в сепаратизме и визитами «патриотов» к ним домой и на работу. Вполне возможно, и допросами в СБУ.

Вспомним, как травили семью киевлянки Светланы Пикты, когда многодетная мама (тогда беременная двойней) отказалась сдавать в школе на помощь АТО. Супружеская пара с пятью детьми в итоге выехала в Россию. И это – Киев, на Галичине же непримиримого национализма на порядок больше.

Даже помыслить о том, чтобы сохранить образование на русском во Львове, небезопасно, вот и приходится родителям школьников, для которых русский – родной язык, либо переезжать, либо нанимать репетиторов, либо… ломать себя под украинских националистов.

За пределами Западной Украины ситуация не столь безрадостная. Директора школ официально не протестуют, но при этом делают все возможное, чтобы сохранить образование на русском. «Большинство родителей за то, чтобы продолжать обучение на русском языке. И мы это учитываем. Потому будем смотреть, что можно будет сделать в этой ситуации. Постараемся оставить обучение на русском по максимуму. И будем ждать, что изменится политическая ситуация в стране, когда этот маразм прекратится»,рассказал директор русской школы одного из областных центров изданию «Страна» на условиях анонимности.  Но понятно, что руководителей и учителей, пытающихся сохранить русский язык в образовании, будет выявлять СБУ (в том числе и по доносам) – и обвинять в государственной измене. Не случайно совсем недавно в Херсоне арестовали и бросили за решётку СИЗО Татьяну Кузьмич – преподавателя русского языка. Её даже задерживали с помпой, устроив «маски-шоу», и в зале суда держали в наручниках, как опасную преступницу. Весь этот зловещий «маскарад» организован с единственной целью – запугать тех коллег Татьяны Александровны, которые сегодня пока ещё не могут отказаться от планов сберечь в образовании русский язык. Им показали наглядно, что их ждёт: арест, наручники, СИЗО, обвинения по тяжёлой статье и годы за решёткой. В лучшем случае обмен, то есть выдавливание с территории нынешней Украины, где русский язык рассматривается исключительно как оружие Русского мира. Потому-то язык Пушкина в киевской гимназии его имени под запретом…

Своими действиями по вытеснению русского языка из сферы образования Киев посылает Донбассу ясный сигнал: жителей шахтёрского края на Украине не ждут. Точно так же не ждут и жителей Крыма и Севастополя, несмотря на то что постоянно, как заведённые заявляют о грядущем «возвращении» полуострова. Под этим понимаются только территории, но не люди. Русский человек – это угроза украинскому национализму, на основе которого сейчас функционирует Украинское государство.

На фото. Памятник Пушкину во дворе киевской гимназии № 153

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru