Информационно-аналитическое издание

Грустные юбилеи весёлого мудреца Ивана Котляревского

Иван Петрович Котляревский. Художник Евгений Путря.
Версия для печатиВерсия для печати

Подобно редкому астрономическому явлению – параду планет – сразу три юбилея великого малороссийского писателя И.П. Котляревского цепочкой выстроились в нынешнем сентябре: 250 лет со дня рождения, 200 лет первого представления на сцене его самой знаменитой пьесы «Наталка-Полтавка», 50 лет восстановления на Ивановой горе дома его предков, где и он прожил всю свою жизнь.

Поскольку Котляревский – и зачинатель «новой украинской литературы», и автор «первой украинской пьесы», и вообще «выдающийся украинский поэт, переводчик и просветитель», логично было бы сейчас ожидать обрушения золотого ливня инвестиций, грантов и прочих финансовых дождей. Для чего? Да для закрепления в благодарной памяти потомков всего, что связано с именем этого великого сына Малороссии, популяризации его бессмертных творений, создания атмосферы праздника, коего Иван Петрович всей своей жизнью и творчеством, безусловно, заслужил. Вероятно, должны были бы случиться новые памятники ему и его литературным героям, новые улицы в городах и сёлах, названные его именем, новые издания книг – юбилейных и массовых, научные конференции и литературные вечера, новые экранизации его произведений, новые памятные медали и значки… Увы, ничего этого нет.

Усадьба (слева) и литературно-мемориальный музей И.П. Котляревского в Полтаве.

Усадьба (слева) и литературно-мемориальный музей И.П. Котляревского в Полтаве.

Внешне, впрочем, всё обстоит как бы и благопристойно: в Полтаве работают аж два музея И.П. Котляревского – литературно-мемориальный и упомянутая «садыба». Имя писателя носит областная научная библиотека, в его честь названа улица в центре города, бывшая Протопоповская, где в 1903 году, к 65-летию со дня смерти, опять-таки в сентябре (12-го числа по новому стилю), был открыт памятник ему, являющийся, без преувеличения, шедевром мирового уровня. Сохранилась могила – единственная уцелевшая от разрушенного городского кладбища, территорию которого окончательно «освоил» в середине 1960-х разрастающийся город и с которого убрали, перезахоронив, прах других известных полтавцев – Панаса Мирного и Владимира Короленко. Иван Котляревский остался лежать там, где сам указал похоронить себя: на краю некрополя, близ улицы Кобелякской, где каждый проезжающий мог бы остановиться и, осенив себя крестом, помолиться за упокой души великого земляка. Существовало поверье, что «Иван Петрович сирых невидимо отцует», и потому девчата-сироты носили на эту усыпальницу, идя замуж, шишки, а старики напутствовали молодых словами: «Дай Бог, чтобы вы любили друг друга, как Наталка и Петро» – герои пьесы «Наталка-Полтавка».

Могила И.П. Котляревского прежде и теперь.

Могила И.П. Котляревского прежде и теперь.

Время, однако, сыграло злую шутку с этой могилой. Большевики срезали крест, венчавший памятник над ней. Территорию бывшего кладбища рядом с этим местом прорезала под косым углом улица Розы Люксембург, ныне Сенная. Бывшая Кобелякская после ряда переименований стала Европейской (хотя идёт не в Париж или Варшаву). Видный церковный иерарх, увидев это захоронение, посетовал сотрудникам музея И.П. Котляревского: «Какая страшная смерть…» Те удивились: ведь Иван Петрович, немного поболев, отошёл ко Господу так, как это полагается глубоко верующему христианину. «Но ведь он погребён так, как хоронили только самоубийц – на пересечении дорог, без креста на памятнике», – был ответ архиерея.

Много раз (и в приближении к нынешнему юбилею тоже) поднимался вопрос хотя бы восстановления креста на могиле. Известный в городе меценат предлагал всё сделать быстро, качественно, за свой счёт. Но городские власти упорно не дают этого сделать. Злые же языки твердят, что истинной причиной является попытка дёрнуть из госбюджета «под это дело» миллион-другой, чтобы хватило не только на крест, но и на карманы. Хотя окружающая могилу территория тоже крайне нуждается в реставрации – плиты от основания отслоились, да и сам памятник не худо было бы отполировать: время берёт своё…

Памятник И.П. Котляревскому в Полтаве, аллея и «клумба» за ним.

Памятник И.П. Котляревскому в Полтаве, аллея и «клумба» за ним.

Неухоженным выглядит и знаменитый памятник И.П. Котляревскому в центре города. Детали запущенности видны невооружённым глазом. Многие полтавчане знают, что ещё на излёте 1980-х этот монумент был обследован компетентной комиссией, которая нашла его остро нуждающимся в реставрации. Но за истекшие три десятилетия возле этого памятника, по местному выражению, «кіт не валявся». Правда, десяток лет тому назад заменили на пластмассовый один из литых горельефов, кем-то украденный за два года до того. Но дальше дело не пошло. Аллея за памятником являет собой вид заброшенный и убогий. У города не нашлось даже денег на лавочки вдоль аллеи, коими она прежде была полна. Тоже, наверное, ждут от министерства культуры разрешение на их установку?

Фасад Дома Дворянского собрания, в котором прежде размещался кинотеатр И.П. Котляревского. Современный вид.

Фасад Дома дворянского собрания, в котором прежде размещался кинотеатр И.П. Котляревского. Современный вид.

Во времена украинской самостийности Ивана Петровича серьёзно ограбили и по части недвижимости. Прежде ему принадлежал бывший Дом дворянского собрания – одно из красивейших зданий Круглой площади, шедевр архитектуры XIX столетия. В нём располагался кинотеатр имени И.П. Котляревского – респектабельнейшее заведение культуры на два зала, центр притяжения и молодёжи, и городской интеллигенции. Сейчас храм искусства набит торгующими: здесь продают моющие средства и туалетную бумагу, разливают «coffee», а сбоку пристроились какой-то сомнительный Versal и почему-то Turkish house. Тыл «украшает» недострой, а стены здания сбоку покрыты неудобосказуемыми надписями. «Дух Котляревского» отсюда решительно изжит.

* * *

Следует отметить, что в отношениях с так называемым украинством у Котляревского всегда было всё очень сложно. Исключая Тараса Шевченко (мнение которого игнорировалось), почти никто не распознал в нём гения. Даже друг Тараса Григорьевича известный писатель и общественный деятель Пантелеймон Кулиш клеймил полтавского автора «выразителем антинародных образцов вкуса», который «поиздевался в своей „Энеиде“ над украинской народностью», а язык произведения назвал «образцом кабацкой украинской беседы». И это о поэме, которую вкупе с пьесами «Наталка-Полтавка» и «Москаль-чаривник» (чародей) можно с полным правом назвать «энциклопедией всей малороссийской жизни».

Факт в том, что Котляревский состоялся только благодаря России: в Санкт-Петербурге были опубликованы первые три издания «Энеиды». Бюст на памятник ему создавался тоже в Санкт-Петербурге: скульптором Леонидом Позеном, постамент – архитектором Александром Ширшовым, выпускником Санкт-Петербургской академии искусств. Установка же его – заслуга городского головы Виктора Павловича Трегубова, отмеченного званием почётного гражданина Полтавы, в честь которого была наименована улица. Ныне она получила имя «Патриарха Мстислава», племянника Петлюры, для Полтавы не сделавшего ровно ничего.

Любопытно, что празднование 150-летия со дня рождения И.П. Котляревского состоялось в Полтаве в крайне трудном 1919 году, и произошло это во время освобождения города от большевиков Добровольческой армией А.И. Деникина. Сохранились программа торжеств, опубликованная в газете «Родное слово», и программа юбилейного концерта.

Открытие литературно-мемориального музея И.П. Котляревского в Полтаве 28 сентября 1952 года.

Открытие литературно-мемориального музея И.П. Котляревского в Полтаве 28 сентября 1952 года.

Дальнейшее прославление И.П. Котляревского всецело относится к советским временам. В 1952 году, следовательно, не иначе как по приказу «тирана Сталина», в одном из немногих уцелевших во время войны старинных особняков, известном как дом графа Капниста, 28 сентября был открыт Литературно-мемориальный музей писателя. Примерно в это же самое время шло и возрождение музея Полтавской битвы. На Украине не было почти ничего, чем можно было бы заполнить их залы. Этим занялись, деля свои фонды, музеи Москвы и Ленинграда. В частности, для музея И.П. Котляревского Ленинградская публичная библиотека имени М.Е. Салтыкова-Щедрина передала большой рукописный архив писателя, который лёг в основу его коллекций. И так вплоть до наших дней, когда относительно недавно пришёл в музей единственный экземпляр прижизненного издания «Энеиды», притом с дарственной надписью автора, приобретённый хотя и частным образом, но тоже в Москве.

В стране, лишь недавно пережившей Великую Отечественную войну, как видим, нашлись средства на оборудование и оформление экспозиций. А ещё при «тиране Сталине» АН УССР было осуществлено доселе единственное академическое издание трудов Котляревского (в 2-х томах, вышедших в 1952 и 1953 годах).

Котляревский с Екатериной Налётовой и Михаилом Щепкиным встречают Наталку-Полтавку. Художник Евгений Путря.

Котляревский с Екатериной Налётовой и Михаилом Щепкиным встречают Наталку-Полтавку. Художник Евгений Путря.

После обретения Украиной независимости Иван Котляревский должен был бы вознестись и вовсе на недосягаемую высоту. Ведь он – родоначальник, альфа всей украинской и литературы, и культуры в целом. Увы, этого не произошло. Именем его пользуются, чеканя юбилейные монеты и печатая почтовые марки, но самого писателя щемят елико возможно. Из школьной программы и театральных репертуаров вырезана его пьеса «Москаль-чаривнык», а ведь это неотъемлемая часть триады, вместе с «Энеидой» и «Наталкой-Полтавкой» – иначе творчества Ивана Котляревского даже на самом усечённом уровне попросту не понять.

Иван Котляревский со своими героями. Художник Евгений Путря. Крайний слева – «москаль-чародей» – нынче вырезан. Здесь – цельная, неотредактированная версия.

Иван Котляревский со своими героями. Художник Евгений Путря. Крайний слева – «москаль-чародей» – нынче вырезан. Здесь – цельная, неотредактированная версия.

Грустные мысли вызывает весть, что из украинской школы ныне вовсе изживается учитель – наипервейший толкователь творчества Ивана Котляревского. В соответствии с реформами образования он будет называться «надавач освітніх послуг». Украинская школа, давно открестившаяся от воспитания, теперь и учить отказыватся – берётся только оказывать «услуги». Итоги уже налицо. В частности, могучие смыслы, заложенные Иваном Петровичем в его произведения, нивелируются на глазах. Та же Наталка-Полтавка – символ женской чистоты и верности, превратилась в Наташку на Киевской окружной, в Турции и вовсе этим именем называют девушек с пониженной социальной ответственностью. А её суженый Петро – на заработках. И ему всё равно, как добывать деньги – стреляя в жителей Донбасса или прогибаясь под польского «пана». В этом и состоит самое печальное, о чём думается в эти юбилейные дни: получается так, что всё, написанное Иваном Петровичем, писалось им впустую, поскольку некому ныне учиться на его мудрых произведениях и некому учить…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru