Информационно-аналитическое издание

Грустная сказка, или О, час бесчестья!

Версия для печатиВерсия для печати

Будни современной Украины всё больше напоминают королевство кривых зеркал. Здесь большинство говорит по-русски, однако русские книги и песни запрещают. Старики живут в нищете, но президент страны увеличивает личный доход за год в восемь раз. За попытку почтить память освободителей Киева людей обыскивают и арестовывают, а пособники тех, от кого Киев освобождался, объявляются героями.

Из ленты новостей.

Там царь Кащей над златом чахнет…

А.С.Пушкин, «Руслан и Людмила».

 

1.

У лукоморья дуб зелёный,
И кот, и леший, и Кащей.
Как мы внимали упоённо
Прекрасной сказке для детей!
Но леший ныне смотрит жалко,
И у кота в глазёнках страх.
А рядом с Киевом русалка
Тихонько плачет на ветвях.
И песнь тяжёлую заводят
Герои Пушкина в ночи
О замороченном народе,
О Раде подлой, хоть кричи.
Об угнетеньи мелкой гнусью
(Бандера ей ласкает слух)
Кондитер гонит русских дух,
Чтобы нигде не пахло Русью.
 
2.
 
Стоит Тернополь. Город был
Когда-то милым украинским.
Но русский род он свой забыл,
Майданный чёрт в него вселился.
И вот уж юный хунвейбин
Иль штурмовик из гитлерюгенд,
Гонимый злобой, как недугом,
С дружками (ясно, не один)
Грозится, русских, мол, повесим:
– Чтоб я не слышал русских песен!
Чайковский Пётр – агент Кремля!
И эта дерзкая сопля
Вбегает в дверь чужого дома,
И нет защиты от погрома,
И Фета, Тютчева – в овраг!
А на пригорке новый враг –
Церквушка белая стоит
Такая чудная на вид.
Внутри народ творит молитву:
– Подай защиту, Божья Мать!
Но вдруг Гарант идёт со свитой,
Кричит с холмов: – Церквушку взять!
И два епископа Стамбула
(С Варфоломеевскою буллой)
В большой мешок бросают храм.
А Петя, словно древний Хам,
Смеётся, будто пёс загавкал.
Потом хватает он карнавку,*
Куда грошѝ бросал народ,
И в свой карман её кладёт.
 
3.
 
А вон стоят пенсионеры,
И грустно им в осенний час.
Чем старику платить за газ?
Вот то ли дело в СССРе…
Но только тихо! Ша! Молчок!
Все рты закройте на крючок,
Не то возьмут дедов за «зраду».
А это кто? Для променада
Им выбран был неспешный шаг.
Да это же пан Полторак!
Глядит вокруг неблагосклонно.
Возможно, в полтора мильйона
Подарок от державы мал.
И больше жаждал генерал
За то, что гнал солдат на бойню.
Вон у Кондитера за год
Случились прибыли достойней,
Там в восемь раз возрос доход.
Вздыхают старики на лавках:
Эх, провалитесь вы, мерзавцы!
 
4.
 
А сказка… сказка всё страшнее.
Хотя не страшно. Лишь тошнит.
Вот Рада на холме стоит,
А там не только ахинею
Несут продажные с трибун.
Недавно клоунов табун,
В театре раздобыв костюмы,
Тупым блистая остроумьем,
Писали Путину письмо.
Ну вроде казаки султану.
Поскольку интеллектом – чмо,
Не могут и для балагана
Своё придумать. Всё крадут.
Потом компанией иуд
Творили сэлфи «гордость неньки».
Творил и Лёша Гончаренко,
Тот, что в один из майских дней
На фоне гибнущих людей
В Одессе фоткался, подонок,
Не замечая слёз и стонов.
 
5.
 
Затем Луценко входит в зал.
Идёт нетвёрдо к микрофону,
Кричит, как будто бы спросонок:
– Подам в отставку, я сказал!
И нагло всех он кроет матом.
Сидят, притихнув, депутаты
(Кто извращенец, а кто вор).
Тут разошёлся прокурор
И, сняв штаны, он светит задом:
– Диплома даром мне не надо!
Прошу понять меня, паны,
Генпрокурор всея страны,
На ваши я плевал поправки!..
Ведь знает, не пойдёт в отставку.
Петру пока что нужен он –
Топтать на выборах закон.
 
6.
 
Закон! Да есть ли он в Украйне?
Там всем, не позабывшим честь,
В столице жить опасно крайне.
И вот уже несётся весть:
Собрались люди, чтоб с цветами
Пойти к могиле над Днепром.
Ведь память о героях с нами.
А что в ответ? В ответ разгром,
Статьи УК, допросы, крики.
Ватутин! И от злобы дикой
Колотит «маленьких бандер».
Дедов громил СССР –
Теперь потомки грезят местью.
О, время тьмы! О, час бесчестья!
 
7.
 
Какое злое лукоморье!
Ничтожеств полон лес и дол.
Не видеть бы, но… горе, горе!
Я вижу, Пушкин к нам пришёл.
А с ним Руслан, Гвидон, Людмила.
И наш Поэт с улыбкой милой
Желает в Киев свой войти,
Да вот нацисты на пути:
– Геть до Москви! Ти нам не треба!
Но Пушкин поглядел на небо:
– Нет, мой народ совсем не глух,
Он только лишь пленён на время.
Недолговечно ваше бремя,
Я верю, жив здесь русский дух…
 
И я там был. И я там жил.
Писал повеселее сказки.
Простите, но этот раз я
Легенду грустную сложил.
 
* Карнавка – церковный ящик, коробка для сбора денег.
 
Художник – Илья ГЕЛЬД
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору