Информационно-аналитическое издание

Грабёж с размахом: Альфрид Крупп и Донбасс

Слушание «дела Круппа» на Международном трибунале в Нюрнберге. 1948 г.
Версия для печатиВерсия для печати

О династии Круппов редко кто не слышал: с этими хозяевами «стальной империи» из города Эссена, являвшими собой символ мощи немецкой индустрии, сопряжена вся история Германии последних полутора столетий. А вот о том, что связывало семейство «стальных магнатов» с Донбассом в годы Великой Отечественной войны, знают немногие.

«Пушечные короли» из Эссена в течение долгого времени – от эпохи Бисмарка до разгрома Третьего рейха – неутомимо наращивали свои капиталы, «делая деньги» на военных конфликтах, особенно на Первой и Второй мировых войнах: на их предприятиях производились орудия, снаряды, броня для кораблей и подводных лодок, штыки. По словам Уильяма Манчестера, американского историка, посвятившего этой теме целое исследование, на протяжении последних 150 лет Круппы и правительство Германии неизменно оставались «неразделимыми партнерами, зачастую действуя руками друг друга».

В 1930-х годах, уже при власти нацистов, Густав Крупп возглавил президиум Имперского союза германской промышленности, стал президентом «фонда Адольфа Гитлера» и удостоился звания «фюрера германской экономики».

Адольф Гитлер поздравляет Густава Круппа с 70-летием. 1940 год

Адольф Гитлер поздравляет Густава Круппа с 70-летием. 1940 год

А с сентября 1939-го, когда началась Вторая мировая война, именно крупповские танки оказались основной ударной силой во «всеевропейском блицкриге» Германии. Густав Крупп к тому времени был уже стар. Однако фамильное дело продолжил его старший сын Альфрид, совершенно осознанно поддерживавший нацистов: в СС он вступил в 1931 году, еще до прихода Гитлера к власти, а в НСДАП – в 1938-м.

Дешевле грибов

В первой половине войны Альфрид беспрерывно разъезжал по оккупированным европейским странам – он занимался нескончаемыми конфискациями и присвоениями предприятий на захваченных территориях. Точнее, он даже не ездил, а летал, дабы сэкономить время, – обычно на военном истребителе, усевшись на место второго пилота. А директоры его концерна Friedrich Krupp AG методично заносили в книги основного предприятия новые покупки своего шефа.

Характерная деталь: стоимость любого приобретённого иностранного завода оценивалась в одну марку (!). Новые предприятия обходились Альфриду, что называется, дешевле грибов.

К 1943 году Крупп стал хозяином гигантской промышленной империи: она охватывала множество стран, раскинувшись от Средиземного моря до Северного, от Украины до атлантического побережья Европы. В результате военных захватов Третьего рейха Альфрид получил громадное количество заводов, рудники во Франции, Норвегии, Греции, Югославии, Судетах, целый комплекс судостроительных верфей в Голландии и т. д.

Лакомый кусок

Когда в июне 1941 года гитлеровская армия вторглась в Советский Союз, перед Альфридом развернулась перспектива, от грандиозности которой захватывало дух: он рассчитывал присвоить целые промышленные комплексы, сосредоточенные, в частности, на территории Украинской ССР.

В первые месяцы войны советская власть стремилась эвакуировать на восток страны максимальное количество предприятий тяжелой промышленности. Британский журналист Александр Верт, находившийся в то время на территории СССР и готовивший репортажи для ВВС, непосредственно наблюдал за процессами демонтажа и эвакуации производства. Он отмечал, что к спасению предприятий «были приложены чрезвычайные усилия, – смены по демонтажу работали сутками напролёт».

Эту переброску промышленного оборудования на восток английский журналист расценивал как «одно из величайших достижений Советского Союза во время войны». По его данным, в течение июня-октября 1941-го с территории Украинской ССР были эвакуированы 283 крупных промышленных предприятия и около полутора сотен более мелких.

Ценнейшие приобретения

Однако значительное число предприятий всё же пришлось, по тем или иным причинам, оставить. В частности, не были эвакуированы металлургические заводы. И Альфрид Крупп сразу же «положил глаз» на них.

25 августа 1941 года немцы заняли Днепропетровск. 7 октября части вермахта вошли в Бердянск, на следующий день – в Мариуполь, 21 октября – в Сталино (Донецк), 24-го – в Харьков, 27-го – в Краматорск. Металлургические предприятия этих городов были переданы в эксплуатацию Круппу: он стал собственником громадного Днепропетровского завода металлоконструкций, в Бердянске разжился фабрикой по производству сельхозоборудования, в Мариуполе – двумя крупными металлургическими комбинатами. Помимо этого, немецкий промышленник «прибрал к рукам» целый ряд горнорудных и металлоплавильных предприятий – особенно много их было в окрестностях Донецка.

Донецк (Сталино) в годы немецкой оккупации

Созданная в конце 1941 года германская горно-металлургическая компания «Восток» была рассчитана именно на эксплуатацию производственных мощностей Донецкого угольного бассейна. Благодаря своим масштабным приобретениям на оккупированной территории Крупп уже в 1942 году получил возможность выпускать такое количество брони, которого хватило бы, чтобы оснастить несколько мощных армий. По данным Манчестера, только за первые 13 месяцев оккупации Донбасса крупповская компания отправила в Германию 6906 тонн хромовой руды, 52156 тонн металлолома, 325751 тонну железной руды, 438031 тонну марганцевой руды…

Отношения между рабочими местных предприятий и крупповскими управляющими были чрезвычайно напряжёнными, обостряясь временами до крайнего предела.

 «Одного из управляющих нашли повешенным на шнуре от лампы в его конторе, – сообщает Уильям Манчестер, – другой был отравлен цианистым калием, а третьему подложили в постель грелку, которая оказалась миной. Горняки на захваченных Альфридом шахтах Донбасса всё снижали и снижали производительность, – так что ему, к величайшей его досаде, приходилось возить уголь для украинских заводов из Рура и Силезии…»

Вывезти или уничтожить

Битва на Курской дуге, продолжавшаяся с 5 июля по 23 августа 1943 года, закончилась для немцев сокрушительной катастрофой. По мере последующего отступления частей вермахта «фюрер германской экономики» (к тому времени Альфрид тоже получил вслед за своим отцом это звание) терял одно за другим все захваченные предприятия на территории УССР.

Но специалисты Круппа успели вывезти очень многое. На запад было полностью переброшено оборудование мариупольского электроплавильного завода, его отправили в Силезию на одно из крупповских предприятий. Кроме того, немцы сумели перевезти в Германию громадное количество станков, 10 тысяч тонн сплавов, 8 тысяч тонн хромированной стали, гигантскую турбину… Для транспортировки оборудования с предприятий Краматорска управляющие Альфрида потребовали предоставить им около трёх сотен товарных вагонов. Им выделили только сотню, но этого хватило, чтобы увезти всё наиболее ценное.

Рабочие Краматорского машиностроительного завода в освобождённом Донбассе. 1943 г.

Рабочие Краматорского машиностроительного завода в освобождённом Донбассе. 1943 г.

Отступая, немцы разрушали все, что не могли или не находили нужным вывезти. В Мариуполе, к примеру, на 70% был уничтожен металлургический комбинат имени Ильича, на 80% – «Азовсталь».

«Покончить с Круппами навсегда»

Альфрид Крупп был взят под арест незадолго до окончания Второй мировой войны, 11 апреля 1945 года, когда 9-я армия США вошла в Эссен. 16 ноября английская военная администрация арестовала всё имущество фирмы Friedrich Krupp AG и её филиалов. Британский полковник Фаулс, назначенный опекуном имущества, торжественно объявил своим подчинённым: «Здесь больше не должны дымить фабричные трубы. На месте сталелитейного завода будут разбиты сады и парки. Английское военное командование решило покончить с Круппами навсегда».

Альфрида доставили в тюремную камеру нюрнбергского Дворца правосудия. Процесс по его делу оказался последним из трёх судебных процессов против немецких промышленников. Круппу были предъявлены обвинения в планировании агрессивной войны, разграблении собственности в оккупированных странах и преступлениях против человечности, выразившихся в использовании принудительного рабского труда.

«Нигде больше не было такого садизма»

«Свидетельства против Круппа на процессе, – отмечал Уильям Манчестер, – были настолько шокирующими, что все союзники, восточные и западные, единодушно решили очистить Европу от его имени». Дрексель Шпрехер, американский юрист, впоследствии опубликовавший книгу о Нюрнбергском процессе, писал, что больше всего его поразило именно «дело Круппа». Он подчёркивал: «Нигде больше не было такого садизма, бессмысленного варварства, такого шокирующего обращения с людьми, словно с неодушевлённым материалом…»

Однако в конечном итоге по пункту обвинения в агрессии Альфрид был оправдан: трибунал вынес решение, что вина за это лежит на его отце, Густаве Круппе. Зато по двум остальным пунктам его признали виновным.

31 июля 1948 года Международный трибунал приговорил Альфрида к 12 годам тюрьмы с конфискацией всего движимого и недвижимого имущества. Присутствовавший на процессе журналист Рэгланд позднее вспоминал, что Крупп выслушал приговор «с непроницаемым видом, словно сфинкс, и, услышав о 12-летнем заключении, даже глазом не сморгнул». Однако от того пункта, где говорилось о конфискации всего имущества, подсудимый буквально впал в ступор. «Он побледнел как полотно, – рассказывал Рэгланд. – Казалось, он вот-вот лишится чувств…»

Альфрид Крупп был приговорён к 12 годам заключения

Альфрид Крупп был приговорён к 12 годам заключения

Два года в Ландсбергской тюрьме

Альфрида перевезли в баварский городок Ландсберг и поместили в тюрьму для военных преступников №1. Однако за решёткой он пробыл чуть больше двух лет. «Отсидка», к слову, была вполне комфортной: Крупп мог пользоваться библиотекой, читать газеты, писать письма или заметки, а питание было вполне приличным. А уже 4 февраля 1951 года Альфрид досрочно вышел на свободу, получив освобождение в соответствии с приказом Джона Макклоя, американского верховного комиссара в Германии. Небезынтересен послужной список человека, принявшего решение об освобождении Круппа: в 1941 – 1945 гг. Макклой работал на должности помощника министра обороны США, в 1947–1949 возглавлял Международный банк реконструкции и развития, в течение последующих двух лет выполнял функции верховного комиссара американской зоны в Германии. За два года пребывания на этом посту он помиловал многих военных преступников, ранее приговорённых к смертной казни, в частности Фритцтера Меера, причастного к разработкам отравляющих газов и к опытам над людьми в нацистских концлагерях.

Итак, Альфрид вышел из тюремных ворот – и… уже в скором времени вновь стал собственником концерна Friedrich Krupp AG. Дело в том, что та часть приговора, которая касалась конфискации имущества концерна, была аннулирована и Круппу вернули его личное состояние. Снова придя к руководству концерном, Альфрид смог добиться и отмены постановления о его разукрупнении. Возродив корпорацию, он возглавлял её вплоть до 1967 года.

Альфрид Крупп в 1960-е годы

1960-е: «опасные лунатики» снова у власти

Справедливости ради нужно отметить, что многие из английских и французских политиков весьма негативно отнеслись к факту освобождения Круппа. Лондонская газета «Обсервер» возмутилась происходящим, заявив, что «решение американцев означает возвращение к власти опасных лунатиков». Уинстон Черчилль и Клемент Эттли (премьер-министр Великобритании в 1945–1951 гг.) выразили своё недоумение в связи с помилованием бывшего «фюрера германской экономики». Однако все эти неодобрительные комментарии имели по большому счету чисто символическое значение: американцы, диктовавшие свою волю послевоенной Европе, не обратили на них никакого внимания.

К началу 1960-х все ведущие мировые СМИ отмечали стремительный рост крупповского концерна, постоянно осваивавшего новые виды продукции: синтетические ткани, пластмассы, средства связи и т. п. При этом уже в 1953 году на самолётостроительном заводе Круппа в Бремене началась сборка реактивных истребителей. Личное состояние Альфрида в начале 1960-х оценивалось уже в $800 млн. А в 1999 году корпорация была объединена с другим немецким гигантом – Thyssen AG; в итоге концерн ThyssenKrupp AG стал одним из крупнейших в мире производителей стали.

Обещаний английских властей «покончить с Круппами навсегда» хватило ненадолго. «Коллективный Запад», по сути, создал максимально благоприятные условия для того, чтобы вдохнуть новую жизнь в детище «фюреров германской экономики».

Заглавное фото:  слушание «дела Круппа» на Международном трибунале в Нюрнберге. 1948 г.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru