Информационно-аналитическое издание

Горькие плоды евроассоциации: как украинские компании теряют внутренний рынок

Продукты из Европы на полках украинских магазинов
Версия для печатиВерсия для печати

На украинскую продукцию приходится только половина (53,2%) всех розничных продаж в стране, – сообщил Госстат. Так и не пробившись в Евросоюз, отечественные компании потихоньку отдают зарубежным конкурентам собственный рынок. На полках украинских магазинов всё чаще появляются иностранный картофель, молокопродукты, посуда, игрушки, совсем печальная ситуация по автомобилям и автотоварам, нефтепродуктам, машинам и оборудованию. Адептам зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕС остаётся только ссылаться на глобализацию, мол, в мире сейчас везде так.

Медленное сползание или крутое пике?

Неплохие позиции отечественная продукция занимает среди продовольственных товаров, но динамика нисходящая. Если в 2010 году украинская еда формировала 88,2% розничных продаж внутри страны, то в 2013-м – 85,5%, а по итогам прошлого года – 81,4%. Высокую планку пока стабильно держат производители мяса птицы (96,5% рынка), копчёностей и колбасы (94,4%), мясных консервов (91,9%), сливочного масла (96,5%), яиц (99,2%), сахара (96,9%). А вот с кондитерскими изделиями (85,1%), макаронами (72,9%), овощными консервами (73,8%), водкой (67,9%) ситуация похуже не столько в статичном состоянии, сколько в динамике. Здесь украинская продукция медленно, но верно сдаёт свои позиции. Что уж говорить о таких товарах как рыба, фрукты, вина, чай, кофе, пряности, детское питание, где зарубежные конкуренты вытесняют отечественные компании куда быстрее.

Ещё динамичнее этот процесс идёт в непродовольственной категории. Здесь и без того невысокая доля украинских производителей в 2010 году (50%), опустилась до 39% в 2013-м, а затем до 31,7% в 2018-м. Более или менее стабильные позиции отечественные товаропроизводители сохраняют по чулочно-носочным изделиям (42,2%), книгам, газетам, журналам (79,7%), канцелярским товарам (51,2%), товарам культурного назначения (39,8%), мебели (48,3%), коврам (45,3%), стройматериалам (56,1%) и фармацевтике (50,2%). С остальным – дела швах.

По компьютерам, аудио и видеоаппаратуре, фотоаппаратам ситуация изначально понятна – их на Украине почти не производят. А вот историю исчезновения отечественных нефтепродуктов и автомобилей можно брать в учебники экономики отдельной главой с названием «Как просчёты во внешней политике уничтожают целые отрасли внутри страны». Сначала, отказавшись от интеграции с Россией, Киев фактически положил собственную нефтепереработку (из 6 НПЗ в стране худо-бедно работает только один Кременчугский), а затем с помощью евроассоциации убил Запорожский автомобильный завод (ЗАЗ).

Ещё 7 лет назад его продукция была востребована не только на Украине, но и являлась серьёзным конкурентом российскому АвтоВАЗу на постсоветском пространстве. К примеру, в 2012 году ЗАЗ продал больше автомобилей за границу (21000 шт.), чем внутри страны (18100 шт.). После подписания соглашения о ЗСТ с ЕС доля отечественной продукции на украинском рынке упала в три раза, с 10,7% в 2013-м до 3,6% в 2018-м. Не лучше ситуация по бензину, дизтопливу и СУГ. Имея все козыри на руках (готовую технологическую базу, удобную логистику, кадровый потенциал, ёмкий рынок сбыта), украинские нефетепереработчики потеряли доступ к сырью (российской нефти), а вместе с ней и значительную долю отечественных потребителей. С доминирующего положения (83-90% в 2010 году) они скатились до 50-60% 2018-м, и продолжают падать.

Есть в данных Госстата и два занятных нюанса. Во-первых, это бросающаяся в глаза аномалия 2014-2015 гг., когда темпы реструктуризации розничного рынка в пользу иностранных компаний притормозила, а по некоторым категориям даже пошла вспять. Это связано не с какой-то целенаправленной государственной политикой или новым технологическим уровнем отечественных товаропроизводителей, а исключительно с валютным курсом. Трёхкратный обвал гривны относительно доллара спровоцировал пропорциональное удорожание иностранных товаров, которые стали многим не по карману. Их попросту перестали покупать. Но как только девальвационный шок кончился, экспансия импорта продолжилась с новой силой.

Второй казус – это рост общей доли отечественной продукции на внутреннем рынке в то время, когда и по продовольственным, и по непродовольственным товарам она снижалась. Если посмотреть на график, то получается такая неоднозначная, рваная динамика. Помимо девальвационных 2014-2015 гг., «реконкиста» наблюдалась в 2018-м. Загвоздка здесь в том, что как раз в это время зафиксирован резкий рост доли продовольственных товаров в структуре потребления. Проще говоря, вместо европейских джинсов, на которые все равно денег не хватает, человек решил купить пару пакетов отечественного кефира, что фактически означает обнищание потребителей, а не возврат украинскими производителей на внутренний рынок.

Почему бедные страны остаются бедными?

Таким образом, объявленный еще в 2017 году курс на замещение импорта с треском провалился. «Необходимо снять барьеры, перейти на высокотехнологичное производство, а главное – импортозамещение», – говорил два года тому назад во время визита на харьковский завод «ФЭД» премьер-министр Владимир Гройсман и требовал от Кабмина «обойтись без зависимости от импорта». Практически те же слова он повторил спустя месяц, посещая Житомирский бронетанковый завод. «Моя задача – максимальная добавленная стоимость. Продукция должна создаваться в Украине. Если мы просто берём сеем зерно, потом его собираем, переваливаем его в портах и затем оно вывозится как сырьё, это сдерживает наш экономический рост», – подчеркнул В. Гройсман.

Цель премьер определил верно, но, к сожалению, на практике Киев последовательно строит экономику, открытую всем ветрам. Её суть можно описать знаменитыми словами бывшего торгпреда Натальи Микольской: «Главная задача для нас – не уменьшать импорт, а увеличивать экспорт». Для чего, собственно, и создана ЗСТ с ЕС. Украина вывозит на Запад сельхозпродукцию и металл, а оборудование и энергоресурсы закупает. Неизбежный при такой схеме дефицит торгового баланса покрывается за счёт заробитчан и валютных кредитов, в противном случае девальвирует гривна.

Проблема в том, что ЗСТ приносит выгоду, когда её создают страны с примерно одинаковым уровнем технологического развития, в противном случае она выгодна только гегемону, считает норвежский экономист профессор, автор бестселлера «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными» Эрик Райнерт. Так случилось и с ассоциацией Украина-ЕС, а чтоб Киев не забывал, кто из них колония, а кто метрополия, Брюссель ловко диктует свою непреклонную экономическую волю во внешней торговле с помощью квот и стандартов.

К примеру, в 2018 году отечественные товаропроизводители исчерпали европейские лимиты на беспошлинную поставку мёда, виноградного и яблочного сока, зерновых культур (кукуруза и пшеница) за 10 дней. Это означает, что разрешённые объемы слишком маленькие. Зато 8 квот (сахарные сиропы, обработанная продукция из масла, маннитол сорбита, дополнительная на грибы, баранина, говядина, основная и дополнительная на свинину) остались вообще не тронутыми. Не заполняются до конца квоты на консервированные овощи и грибы, сухое молоко, кондитерские изделия и сахар. Здесь Брюссель прикручивает краник с помощью стандартизации и пожимает плечами, мол, украинская продукция не соответствовала европейским стандартам. Исправитесь, тогда и приходите.

И Киев старается из всех сил. В апреле Кабмин разослал письменные рекомендации отечественным фермерам, где потребовал «заменить устаревшие тракторы, комбайны и мотоблоки советского производства на современные европейские аналоги» в рамках внедрения стандартов ЕС на территории Украины. В противном случае отечественным товаропроизводителям грозят «серьёзными проблемами с налоговой администрацией».

Показательна и дискуссия в Европарламенте вокруг предоставления Украине дополнительной квоты на курятину (+50 тысяч тонн). В ответ на протесты главы комитета по сельскому хозяйству Чеслава Секерского и других депутатов, присутствовавший на заседании представитель Еврокомиссии подчеркнул, что действия Брюсселя являются рациональным шагом, поскольку экспорт куриного мяса из ЕС в Украину составляет 180 тысяч тонн, а в обратном направлении – 120 тысяч тонн. Добавить нечего.

«Поймите, что вы одни. Я понимаю, что вас около 44 млн, но вы все равно одни. И выход вы должны находить самостоятельно. Концентрируйтесь на местном рынке, потому что вы сами по себе – достаточно большой рынок, и жителям вашей страны необходима разнообразная местная продукция – обращается к украинцам Э. Райнерт. – Полезно тщательно проанализировать основные статьи импорта и понять, что вы можете производить самостоятельно». В последний раз эти прописные истины норвежский экономист пытался втолковать на круглом столе украинским парламентариям в феврале 2017-го. Организовывал мероприятие Комитет по вопросам промышленной политики и предпринимательства, но, по признанию его председателя Виктора Галасюка, «наше государство ещё преимущественно не прислушивается к идеям Райнерта».

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru