Информационно-аналитический портал
ссылка

Герой войны 1812 года Василий Иловайский

Увеличить шрифт
А
А
А

«Считая всегда венгерскую конницу первой в мире, после виденной мною атаки Иловайского я должен отдать преимущество казакам перед венгерскими гусарами» – так генерал Фердинанд Винценгероде, во время Отечественной войны 1812 года командовавший «летучими» кавалерийскими отрядами, писал в очередном отчёте Александру I о казаках Василия Иловайского. В сражениях с наполеоновской армией многие донские офицеры и генералы стяжали нетленную славу. Среди них выделяется род Иловайских: семеро сыновей генерала Дмитрия Иловайского принимали активнейшее участие в войне против «супостата».

Название Иловайска, города в Донецкой агломерации, связано именно с этой славной фамилией. Основанный в 1860-х годах как посёлок, к началу ХХ столетия он значительно разросся, а с 1938-го получил статус города.

«Семь сыновей у отца, и все они здесь налицо»

Наиболее успешной и яркой оказалась военная судьба Василия Дмитриевича Иловайского 12-го. Его отец генерал от кавалерии Дмитрий Иванович Иловайский 1-й принимал участие в Семилетней войне, двух русско-турецких войнах, в 1797–1800 гг. был атаманом Войска Донского. Считается, что город Макеевка получил своё название от имени Мокея Осиповича Иловайского, деда Дмитрия Ивановича. Женившись на Евдокии Грековой, Дмитрий вырастил семерых сыновей, и все они, став казачьими офицерами, дослужились до высоких чинов.

Дмитрий Иловайский, отец Василия Иловайского

Василий Иловайский 12-й, сын Дмитрия Ивановича, родился в январе 1785 года в отцовском имении Зуевке (Миусский округ Войска Донского). Уже в 5-летнем возрасте мальчик был зачислен в Атаманский казачий полк; через два года его произвели в есаулы, затем он учился в столичном 2-м кадетском корпусе (1797–1801 гг.). После этого началась действительная служба в Атаманском полку. В 1802 году Василий перевёлся в полк, находившийся под командованием его старшего брата генерал-майора Павла Иловайского 2-го. Первое боевое крещение он получил именно в составе этого полка – в войне четвёртой коалиции против наполеоновской Франции (1806–1807 гг.).

Уже в этой военной кампании 21-летний Василий Дмитриевич, руководя небольшими казачьими формированиями, проявил себя как находчивый и решительный командир. Его отряды, компактные и чрезвычайно мобильные, совершали неожиданные и стремительные атаки на неприятеля, обращая французов в бегство, захватывая в плен офицеров и солдат, а нередко и отбивая у противника его артиллерию. Так было в ходе боёв при Пултуске, под Гогенштейном и Гуттштадтом. За участие в битве при Прейсиш-Эйлау Иловайского наградили Золотым крестом на Георгиевской ленте, а за отличие в сражениях под Гейльсбергом и Фридландом он получил орден Св. Анны 4-й степени и золотую саблю с надписью: «За храбрость».

Картина Жана-Антуана Форта «Битва при Прейсиш-Эйлау»

Помимо Василия, в этой войне участвовали и все его братья. Когда в Тильзите начались переговоры с Наполеоном, атаман Войска Донского Матвей Платов представил Александру I всех братьев Иловайских, и император, обращаясь к присутствовавшему тут же прусскому королю, с нескрываемой гордостью произнёс:

Вот как у меня служат донцы: семь сыновей у отца, и все они здесь налицо!

Позднее Василий Дмитриевич участвовал со своим полком в очередной русско-турецкой войне, получив ещё несколько высоких наград «в воздаяние отличнаго мужества и храбрости». Но, безусловно, наиболее впечатляющие эпизоды его блистательной военной карьеры связаны с Отечественной войной 1812 года.

В первые месяцы нашествия Наполеона

Летом 1812-го, когда началось наполеоновское вторжение в Россию, полк Иловайского прикрывал отступление армии Багратиона. Несмотря на то, что русская армия отходила в глубину страны, на счету казаков-иловайцев в эти месяцы оказался целый ряд впечатляющих боевых «викторий». У деревни Романовка они разгромили два французских кавалерийских полка, взяв в плен девять офицеров и без малого две сотни рядовых; в Велиже, у Суража, при Поречье конники Иловайского тоже действовали в высшей степени эффективно. А за успех в бою у Химок (под Москвой), когда казаки, напав на вражеский авангард, гнали и добивали его на протяжении нескольких вёрст, 27-летний Василий Дмитриевич получил генерал-майорский чин.

Однако «главные дела» ждали его при отступлении наполеоновской армии. Казаки Иловайского, входившие в отряд Винценгероде, 5 (17) октября первыми ворвались в Москву – в тот момент, когда французский арьергард готовился её оставить. Произошла ожесточённая схватка иловайцев с большим отрядом французской кавалерии. Винценгероде сообщал об этом столкновении Александру I: «После непродолжительного, но упорного боя у Петровского дворца с находившимися там французскими войсками в числе полутора тысяч неприятель отретировался… Быв очевидным свидетелем кавалерийской стычки, я не могу нахвалиться искусством и мужеством генерал-майора Иловайского 12-го. Несмотря на превосходные силы неприятеля, он так искусно располагал своими полками, что, ударив неприятеля во фланги, привёл его в большое расстройство и, обратив в бегство, гнался за ним…» И далее, сравнивая иловайцев со знаменитой венгерской конницей, Винценгероде отдаёт пальму первенства именно казакам.

Петровский дворец в Москве, где произошла схватка иловайцев с французским арьергардом

«Эти мусьё совсем потеряли человеческий облик»

Михаил Кутузов вынудил неприятеля отступать по Старой Смоленской дороге, той самой, по которой наполеоновская армия пришла в Москву, дочиста разграбив окрестные поселения. Иными словами, отступать по этой дороге означало для французов обречь себя на жестокий голод. «В каждой деревне, – повествует писатель Виктор Коростышевский в своей книге «За веру, царя и Отечество», – обсуждали главную новость: французы уходят. Да не просто уходят, а бегут, поджавши опалённый хвост. Эти мусьё совсем потеряли человеческий облик – бросали своих раненых на обочинах дорог, словно шакалы, обступали гуртом конскую падаль, пластали её штыками и, слегка обдав пламенем, заглатывали не прожёвывая. Они жрали всё подряд, что ещё принимали их корчившиеся от голодных спазмов желудки».

Картина Адольфа Нортена «Отступление Наполеона из Москвы»

Русские войска неотступно следовали за удирающими французами; казацкие отряды наносили по остаткам неприятельской армии неожиданные, стремительные точечные удары, внезапно появляясь «из ниоткуда», налетая и уничтожая солдат и офицеров и вновь бесследно исчезая на бескрайних российских просторах.

Картина Василия Верещагина «В штыки! Ура! Ура!» изображает атаку русской кавалерии на отступающих французов

В октябре казаки Иловайского у Духовщины захватили в плен генерала Николя-Антуана Сансона вместе со всеми его штабными офицерами и почти тремя сотнями рядовых; в декабре под Оршей его отряд взял в плен полтысячи французов. Из ночной атаки на Ковно иловайцы вернулись с ещё более впечатляющим «уловом»: им удалось захватить одного генерала, более двух сотен офицеров и свыше 2200 рядовых.

Картина Джона Аткинсона «Отступление наполеоновской армии из Москвы»

Высоко оценивая роль казачьих полков в войне против Бонапарта, Кутузов в январе 1813-го писал Платову: «Почтение моё к Войску Донскому и благодарность к подвигам их… которые были главнейшею причиною истребления неприятеля, лишённого вскорости всей кавалерии и артиллерийских лошадей, следовательно, и орудий…»

В послевоенные годы о казаках много говорили и в Европе. «Не знаешь, как против них действовать, – сетовал один из участников похода в Россию, – развернёшь линию – они мгновенно соберутся в колонну и прорвут её; хочешь атаковать их колонной – они быстро развёртываются и охватывают её со всех сторон…» Генерал Шарль-Антуан Моран подчёркивал исключительную отвагу и лихость казаков. «Кидаясь в атаку, они обыкновенно несутся маршем, – писал он. – Их лошади вместе со всадниками составляют как будто единое целое. Эти люди осторожны, отличаются необыкновенной стремительностью в действиях и редкой смелостью».

«Он по номеру двенадцатый, а недюжинный»

В течение всего Заграничного похода русской армии (1813—1814 гг.) донцы, которыми командовал Иловайский 12-й, неизменно находились на авангардных позициях. Василий Дмитриевич успешно действовал в сражениях у Нордгаузена, под Наумбургом и Вейсенфельсом; близ Кульма ему удалось взять в плен генерала Доминика Вандама вместе со всеми офицерами его штаба. 6 октября 1813 года, за несколько дней до битвы под Лейпцигом (Битвы народов), Александр I, предвидя скорое отступление французов, вызвал к себе Иловайского и поставил перед ним особую боевую задачу:

Опереди неприятельскую армию, разрушай мосты и тем останавливай её, наноси ей возможный вред. Но где же ты переправишься через реку? Мост в Лейпциге занят неприятелем.

– Казакам река не преграда, – с уверенностью ответил Василий Дмитриевич, – переправимся и вплавь...

И, действительно, с двумя казачьими полками Иловайский переправился вплавь через реку и стал продвигаться к Франкфурту, круша французские тылы, разрушая мосты, совершая диверсии и ведя практически непрерывные бои. Позднее, в кампании 1814 года, иловайцы, находясь в составе войск графа Витгенштейна, в сокрушительной атаке смяли несколько эскадронов французской кавалерии и с боем вошли в город Васси. Затем Василий Дмитриевич сражался под Бар-сюр-Обом, неподалёку от Лабрюсселя совершил очередную дерзкую вылазку в тыл противника, взяв в плен более полутысячи человек. В схватке под Фер-Шампенуазом конники Иловайского, протаранив неприятельские колонны, рассекли их надвое, отбили пять орудий и захватили в плен около 900 человек…

Неудивительно, что в марте 1814-го, во время триумфального вступления русских войск в Париж, великий князь Константин Павлович, стоявший рядом с Александром I, отозвался о Василии Иловайском с искренним восхищением:

Он по номеру двенадцатый, а – недюжинный!

Вечный шеф 8-го Донского полка

В 1823 году Василия Иловайского назначили походным атаманом Донских казачьих полков, входивших в Отдельный Кавказский корпус. Летом 1826-го он был произведён в генерал-лейтенанты, в следующем году принял участие в русско-персидской войне. Своей стране он служил ещё многие годы, выйдя в отставку весной 1840-го. Умер Василий Дмитриевич 3 ноября 1860 года в Петербурге, в 75-летнем возрасте; похоронили его в Москве, в Донском монастыре.

Памятник на могиле Василия Иловайского на кладбище Донского монастыря

Спустя 44 года, в августе 1904-го, по высочайшему указу Николая II имя Василия Иловайского как «вечного шефа» было присвоено 8-му Донскому казачьему полку.

* * *

Обращаясь к сегодняшнему военному конфликту на востоке Украины, и в частности вспоминая иловайский котёл, отметим, что даже само название города Иловайска начинает звучать по-особенному, когда приходит понимание того, что и на жителях города, и на самой этой земле, где издавна жили доблестные защитники Отечества, лежит немеркнущий отблеск 200-летней славы их героических соотечественников…

Заглавное фото: Василий Дмитриевич Иловайский 12-й. Портрет работы Джорджа Доу

2424
Поставить лайк: 177
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору