ссылка

Герои боёв за Харьков: Людвик Свобода, Отакар Ярош, гвардейцы-широнинцы

Увеличить шрифт
А
А
А

В феврале и марте 1943 года гитлеровцы задействовали под Харьковом мощнейшие соединения: сюда спешно были переброшены из Франции моторизованные дивизии войск СС «Райх», «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» и «Мёртвая голова» – их свели во 2-й танковый корпус СС под общим командованием Пауля Хауссера. На южном участке фронта в районе Харькова и Воронежа развернулись упорные и кровопролитные бои.

За год до этого, в феврале 1942-го, в городе Бузулуке Оренбургской области был сформирован 1-й Чехословацкий отдельный батальон. Заместителем командира батальона стал чех Людвик Свобода.

Людвик Свобода, заместитель командира 1-го Чехословацкого отдельного батальона

Людвик Свобода, заместитель командира 1-го Чехословацкого отдельного батальона

Командиром 1-й роты был назначен Отакар Ярош, эмигрировавший в СССР в начале Второй мировой войны.

Надпоручик Отакар Ярош на советской почтовой марке

Надпоручик Отакар Ярош на советской почтовой марке

30 января 1943 года батальон, насчитывавший 979 солдат и офицеров (в их числе были и 38 женщин), включили в состав 25-й гвардейской стрелковой дивизии Воронежского фронта и направили в район Харькова.

Людвик Свобода перед 1-м Чехословацким отдельным батальоном

Людвик Свобода перед 1-м Чехословацким отдельным батальоном

Переход по степи: потерь нет

Эшелоном батальон был доставлен до станции Валуйки. Отсюда ему предстояло совершить 350-километровый переход по степи – дороги были разрушены, железнодорожное сообщение отсутствовало. Бойцы шли по ночам, чтобы не привлекать внимание немецкой авиации. На третьи сутки разбушевалась вьюга, ударил 20-градусный мороз. А когда вьюга улеглась, над колонной появились немецкие самолеты. Годы спустя Людвик Свобода расскажет об этом в своей книге «От Бузулука до Праги»:

«В тёмном небе повис яркий «фонарь». На парашюте медленно спускалась огромная осветительная ракета, за ней вторая, третья... Походная колонна застыла продолговатой дугой. Самолёты кружат над нами на высоте 200250 метров. Ни один боец не выдал себя ни малейшим движением руки или головы: лица склонены к земле, руки в карманах. Дуга, конечно, кажется гитлеровцам подозрительной. Люди? А может быть, кустарник или деревья? Слышатся очереди бортовых пулемётов, разрывы наугад сброшенных бомб. Прошло более получаса, прежде чем погасла последняя ракета и на смену рёву четырёх самолётов пришла тишина. Потерь нет...»

Задача – продержаться несколько дней

1 марта батальон прибыл в разрушенный Харьков (советские части заняли город в середине февраля). Людвик Свобода явился в штаб Воронежского фронта. Здесь генерал-лейтенант Дмитрий Козлов, заместитель командующего фронтом, сообщил, что войска вермахта, упорно рвущиеся с юга к Харькову, уже подходят к Змиёву и Мерефе. Против левого крыла Воронежского фронта немцы развернули 10 пехотных дивизий, 6 танковых и 1 моторизованную. По численности гитлеровские войска превосходили советские в 2 раза, по количеству артиллерии – в 2,6 раза, танков – в 11,4 (!) раза. Свежие советские дивизии должны были прибыть лишь через 8 –10 дней. Генерал сформулировал боевую задачу: эти несколько дней бойцам Воронежского фронта и чехословацкого батальона необходимо продержаться во что бы то ни стало, удерживая Миргород, Тимченков, Артюховку, Соколово, Мерефу, Чемужовку и Змиёв.

Генерал-лейтенант Дмитрий Козлов, заместитель командующего войсками Воронежского фронта

Генерал-лейтенант Дмитрий Козлов, заместитель командующего войсками Воронежского фронта

В ночь на 3 марта 1-й Чехословацкий батальон вышел двумя колоннами к рубежам обороны: первая двинулась через Бабаи и Тимченков на Миргород, вторая – через Безлюдовку и Константиновку на Артюховку.

«Эсэсовцы дерутся отчаянно, но наши лучше»

К следующему вечеру батальон вышел на левый берег реки Мжи, заняв район обороны шириной 10 км – от села Соколово до Артюховки и Миргорода. Тарановку удерживал 78-й гвардейский стрелковый полк полковника Кондратия Билютина. Гвардейцы-билютинцы, шедшие к Харькову от Сталинграда, понесли в боях серьёзные потери – в полку оставалось всего 190 штыков. Сам Билютин был человеком редкого мужества: в критические моменты он не раз, встав в передовую цепь, лично поднимал свой полк в контратаку (об этом рассказывает генерал Павел Шафаренко в своих мемуарах «На разных фронтах»).

Полковник Кондратий Билютин. Его полк удерживал рубеж Тарановка – Змиёв

Полковник Кондратий Билютин. Его полк удерживал рубеж Тарановка – Змиёв

Цитаделью обороны в Тарановке стала Архангело-Михайловская церковь и несколько полуразрушенных домов рядом с ней. Отправляя туда своих автоматчиков, Билютин сказал их командиру, что каменная церковь способна выдержать очень мощный натиск, а значит, её нужно «держать».

– На нас идут две танковые дивизии СС, – говорил полковник. – Но мы их причешем! Эсэсовцы дерутся отчаянно, но наши лучше. Мы – гвардейцы!

И гвардейцы «держали» церквушку. В течение недели гитлеровцы еженощно атаковали Тарановку. И каждую ночь Тарановка отчаянно защищалась.

Архангело-Михайловская церковь – центр обороны Тарановки

Архангело-Михайловская церковь – центр обороны Тарановки

Ежедневно из церкви выносили тела убитых советских бойцов. На место погибших становились другие. В один из дней село методично бомбили в течение нескольких часов 46 немецких бомбардировщиков. «Атаки фашистов были всё продолжительнее и ожесточённее, -- вспоминает Людвик Свобода. – Им шесть раз удавалось доходить до самых стен церкви. Шесть раз слышался пьяный рёв гитлеровцев, обычно сопровождавший их так называемые психические атаки. Ураганный огонь, пламя, дым… Но в ответ шесть раз гремело «Ура!»…»

Бойцов становилось всё меньше и меньше, но оставшиеся продолжали сражаться.

Схема обороны села Тарановка

Схема обороны села Тарановка

Подвиг взвода лейтенанта Широнина

Железнодорожный переезд в районе Тарановки обороняли бойцы лейтенанта Петра Широнина из 1-го взвода 8-й роты 78-го гвардейского стрелкового полка. Их было всего 25 человек, но они тоже стояли на своём рубеже насмерть.

Его взвод удерживал железнодорожный переезд у села Тарановка

Его взвод удерживал железнодорожный переезд у села Тарановка

2 марта на Тарановку двинулись 35 немецких танков и несколько бронемашин. Сам Широнин в этом бою получил тяжёлое ранение; его бойцы бросались со связками гранат под неприятельские танки, уничтожив 16 танков и свыше сотни солдат вермахта. Несмотря на превосходящие силы противника, гвардейцы удерживали Тарановку в течение нескольких дней. 19 человек из взвода погибли, ещё 6 бойцов были ранены. Позднее, в мае 1943-го, все 25 человек будут удостоены звания героев Советского Союза. Их будут называть «украинскими панфиловцами».

Памятник гвардейцам-широнинцам в селе Тарановка (Харьковская область)

Памятник гвардейцам-широнинцам в селе Тарановка (Харьковская область)

Один из героев-широнинцев Юрий Чёрный-Диденко в послевоенные годы издал свои воспоминания «Сказание о первом взводе». На развороте книги он написал от руки: «Изолированно, без героических действий при обороне Тарановки наших артиллеристов, миномётчиков, пулемётчиков, автоматчиков, разведчиков, сапёров, связистов, ПТРовцев [ПТР – противотанковое ружьё] и других подразделений полка подвига бы не получилось. Взвод погиб геройской смертью (почти весь), но обороняемый рубеж был нашим более недели. В этом суть подвига».

Книга Юрия Чёрного-Диденко о подвиге широнинцев – «Сказание о первом взводе»

Книга Юрия Чёрного-Диденко о подвиге широнинцев – «Сказание о первом взводе»

Бой у Соколово

В середине дня 8 марта 14 германских танков атаковали село Соколово, где закрепился чехословацкий батальон совместно с советскими войсками. Соколово было хорошо укреплено: у его защитников имелись две противотанковые пушки, а за рекой Мжой в качестве резерва находились «катюши» и 10 танков Т-34. Со стороны советских войск застрекотали пулемёты, стали бить противотанковые орудия – и гитлеровские танки ретировались. Однако уже через два часа на северо-западной окраине Соколово вновь показались 14 вражеских танков, – а с юго-запада на деревню двинулись ещё 60 танков в сопровождении 2-х батальонов автоматчиков на 14 бронетранспортерах. Причём на танках были установлены огнемёты, изрыгавшие пламя, от которого загорались крыши домов и строений.

Чехи отбили несколько атак пехоты. Перед прорывом, рассказывал в своей книге Людвик Свобода, эсэсовцев явно напоили: немецкие пехотинцы шли в атаку пьяные, с диким рёвом и воплями, но, тем не менее, упорно цеплялись за каждый метр земли. Бой продолжался несколько часов, однако немецкие войска по численности намного превосходили чехословацкий отряд. Свобода решил бросить в контратаку Т-34, но первая же машина продавила лёд на Мже, – и с этого момента возможность танковой поддержки была исключена. Ближе к вечеру завязался бой за местную церковь.

Бойцы 1-й роты Отакара Яроша подбили 19 танков и 6 бронетранспортёров с автоматчиками; в общей сложности они уничтожили около 300 немецких солдат и офицеров. Однако и чехословацкий батальон понёс большие потери: 112 бойцов погибли, 106 получили ранения. Сам Ярош в течение боя был дважды ранен (во второй раз оказалось пробитым лёгкое), но, несмотря на это, продолжал командовать ротой и вести огонь. Около 19 часов вечера, когда надпоручик бросился со связкой гранат к очередному вражескому танку, его подкосила очередь из танкового пулемёта. Наехав гусеницами на тело Яроша, танк подорвался на гранатах…

Фрагмент диорамы «Бой в с. Соколово 8 марта 1943 г.» в Музее боевого братства в Соколово. На переднем плане – Отакар Ярош

Фрагмент диорамы «Бой в с. Соколово 8 марта 1943 г.» в Музее боевого братства в Соколово. На переднем плане – Отакар Ярош

Надпоручик Ярош станет первым иностранцем, которому присвоят звание Героя Советского Союза (посмертно). 86 солдат и офицеров чехословацкого батальона, участвовавших в бою у Соколово, будут награждены советскими орденами и медалями.

9 марта бои возобновились. Сражение продолжалось с 8 по 13 марта. «Бой непосредственно за село Соколово, – писал в своей книге Людвик Свобода, – начался 8 марта, хотя батальон вёл бои в районе Соколово и на реке Мже без малого две недели. В тесном взаимодействии с советскими гвардейцами 1-й Чехословацкий батальон не пропустил ни одного вражеского танка через Мжу и помог войскам Воронежского фронта выиграть несколько дней, необходимых для того, чтобы войска генералов Рокоссовского и Черняховского смогли подойти к Северскому Донцу...»

Провал «реванша за Сталинград»

Вечером 14 марта командующий Воронежским фронтом отдал приказ об оставлении Харькова. Но город достался немцам очень дорогой ценой. В битве за Харьков в марте 1943-го ни одна из воюющих сторон не смогла в полной мере достичь поставленных целей. Гитлеровцы не сумели реализовать свои планы, хотя и добились определённых успехов. И.В. Сталин в приказе №195 от 1 мая 1943 года, подводя итоги немецкого контрнаступления на южном крыле фронта, отмечал: «Немцы рассчитывали окружить советские войска в районе Харькова и устроить нашим войскам «немецкий Сталинград». Однако попытка гитлеровского командования взять реванш за Сталинград провалилась».

А в августе 1943-го войска вермахта вновь будут выбиты из Харькова – вторично и уже окончательно. Позднее несколько улиц и проспектов города получат имена его героических защитников – Отакара Яроша, Людвика Свободы и гвардейцев-широнинцев.

Заглавное фото: Диорама «Бой в с. Соколово 8 марта 1943 года» в Музее боевого братства в Соколово

84
Поставить лайк: 619
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
https://odnarodyna.org/content/geroi-boyov-za-harkov-lyudvik-svoboda-otakar-yarosh-gvardeycy-shironincy