Информационно-аналитическое издание

Геополитическая миссия Януковича

Версия для печатиВерсия для печати

Президент Украины Виктор Янукович так и не полетел накануне Нового 2013 года  в Москву на встречу со своим российским коллегой Владимиром Путиным, да и последующая возможная дата визита украинского президента тоже конкретно не названа. Поэтому на данный момент понятно одно: в ближайшее время активных шагов Украины в направлении Таможенного союза  ожидать не приходится. По крайней мере, в ближайшие несколько месяцев. То ли Виктор Янукович ещё надеется попытать счастья на европейском направлении (обещаний Евросоюзом за последнее время было дано Украине немало), то ли собственных олигархов побоялся, то ли чересчур бурной реакции оппозиции, особенно радикально-националистической её части. А может, всего комплекса «нерешенных» проблем…

Тем не менее евразийский вектор украинской власти обозначился, по крайней мере, в политической риторике. Если раньше «регионалы» ничем не отличалась от той же оппозиции, не переставая на всех углах твердить о европейском векторе как единственном направлении своего дальнейшего развития, то сегодня прежней однозначности уже не наблюдается. Буквально на днях назначенный министр иностранных дел Леонид Кожара уже высказывает мысли в поддержку интеграции в Таможенный союз в прямом эфире одного из самых популярных ток-шоу.

Всё это явно неспроста.

Однако будут ли за словами конкретные дела? Или же предпринимаемые «регионалами» шаги и в дальнейшем будут половинчатыми, останутся, по сути, лишь банальным словесным задабриванием обширного пророссийского электората?

Корни следует искать в самой истории Партии регионов.

Итак, в 2004 году Виктор Янукович позиционировал себя как пророссийский кандидат в президенты. Его ключевое внешнеполитическое обещание – полноценная интеграция в Единое экономическое пространство, реализовать которую на правах инициатора процесса у нас были шансы.

В бытность Виктора Януковича премьер-министром страны в 2006-2007 годах риторика, конечно, меняется. Но, прежде всего, по причине ограниченности в принятии внешнеполитических решений. Ведь президентом страны был евроатлантист Виктор Ющенко, с которым разговоры на тему евразийского вектора были просто бесполезны. Всё, что удалось тогдашнему правительству – затормозить ползучую интеграцию в НАТО, но… не в Евросоюз. «Бело-голубые» в то время зарекались: получим власть – вернёмся на рельсы евразийской интеграции.

В 2010 году «регионалы» пришли к власти. Первоначальные расклады обнадёживали: встречи украинского и российского руководства, в том числе и на высшем уровне, проходили по несколько раз в месяц, курс на отказ от вступления в НАТО обозначен в государственных документах, на Банковой заговорили о том, что стране пора реально начать интеграционные процессы на евразийском направлении. Однако «пора взаимности – недолговечна». Существует бремя политических обязательств и куда более «весомых» финансовых долгов. Даром что ли Запад два десятилетия «инвестировал» европейский выбор Украины? Для него смена политической власти ни в коей мере не значит смену вектора движения страны.

А для самой нынешней власти выбор дальнейшего развития что-нибудь значит? Или главное – чтобы транши следовали своевременно? Думается, что известная самостоятельность у украинской власти все же присутствует.

Как бы там ни было, а с потрохами Виктор Янукович Брюсселю всё же сдаваться не хочет, а желает определённой свободы действий. Однако с искушенным в политических играх Западом сделать это весьма сложно. Говорить о европейском равенстве заманчиво, но нереально. Это все равно что говорить о равенстве между должником и кредитором.

Сегодня все чаще из уст украинских политиков звучит новый внешнеполитический тезис – Украине не надо идти ни в Евросоюз, ни в Евразийский союз. Надо оставаться самостоятельным геополитическим субъектом. И получать выгоду от своего географического положения…

Давайте чисто теоретически представим, возможен ли такой вариант развития событий?

На первый взгляд, возможен. Украина – страна, действительно, стоящая на перекрёстке двух миров, которые всегда развивались и планируют, по крайней мере в обозримой перспективе, развиваться разными путями. Они по-разному назывались на протяжении веков, сегодня это – западный и евразийский миры. Кроме того, Украина – страна с довольно большими, по европейским меркам, размерами и населением. Плюс сюда добавим и экономический потенциал, доставшийся от Советского Союза и еще не уничтоженный окончательно. И даже выход к морю имеется.

Однако на данный момент и на ближайшую перспективу это невозможно. По целому ряду причин.

Во-первых, для проведения такого рода государственной политики нужна мощная поддержка решений, принимаемых руководством страны, ВСЕМ украинским обществом, осознание всеми гражданами Украины реально существующих трудностей на пути развития страны как самостоятельного геополитического субъекта.

Во-вторых. Для успеха такого направления развития страны нужна новая государственная идеология. По сути, сегодня в украинском обществе существуют две соперничающие и несопоставимые друг с другом идеологии – это националистическая идея и панславистская (интеграционная) идея. Никакой золотой середины не было и в обозримом будущем не предвидится. В своём изоляционизме Украине будет попросту не на что опереться в духовном, нравственном плане. Каким традициям следовать, какие исторические примеры брать на вооружение, во что верить, в конце концов?

В-третьих – для формирования себя как персонального геополитического центра государству нужны «третьи страны-союзники», не из числа ближнего зарубежья. Это персональная дружба, основанная не на формировавшихся исторических связях, а на текущей внешнеполитической ситуации. Теоретически для Украины это могли бы стать, например, страны - импортеры украинских вооружений и боевой техники - Индия, Китай, Таиланд, Ирак… Однако у этих стран (и по разным причинам) есть свои мотивы «дружбы» с Украиной. К тому же за исключением, пожалуй, Китая и Индии многие из стран-импортеров украинских вооружений не являются самостоятельными геополитическими игроками, входят в различные межгосударственные военно-политические объединения и союзы или, более того, являются подконтрольными третьих стран, как Ирак. Теоретически Украина могла бы задуматься и о формировании собственного «круга» союзников среди соседей – Румынии, Венгрии, Словакии, Молдавии. Однако эти государства жёстко ориентированы на Запад и любой их шаг вправо-влево сразу же будет пресечён ведущими европейскими геополитическими акторами.

Вот и получается, что на самом деле у Украины выбор невелик – в Евросоюз или в Евразийский союз. Говорить о выгодах одного и недостатках другого можно, но неубедительно. Любое наднациональное образование создается именно с тем расчетом, что ему будет передана часть полномочий самими национальными государствами.

Глобальный экономический кризис – серьезный стимул к развитию интеграционных процессов, в том числе и для Украины, которая видит сегодня в них возможности найти новые пространства для своего развития. Россия отказалась от традиционной формулы, предполагающей ориентацию в одном каком-то направлении. Выбор «евразийской интеграции» предполагает возможность внимания к обоим центрам: Европа – ключевой партнер, однако и Азия – это формирующийся центр роста с растущим спросом, который, безусловно, интересен как партнер. На 35 государств, которые уже заявили о своей заинтересованности в переговорах с Таможенным союзом по вопросам соглашений о свободной торговле, приходится примерно 90% мировой торговли.

К тому же интеграционный проект в евразийском пространстве, в отличие от Евросоюза (по заявлениям европарламентариев), не рассматривается как альтернатива евроинтеграции. Наоборот, евразийская интеграция является эффективным способом формирования общего пространства с Европейским союзом. Гарантом этого выступает высокая плотность бизнес-интересов стран Таможенного и Европейского союзов.

Таким образом, парадокс геополитической миссии Януковича кроется в том, что у него есть уникальная реальная возможность евроинтегрироваться, но через… евразийскую интеграцию и уже не как приживалка на европейском дворе, а как полноценный субъект мировой политики.

Воспользуется ли он шансом, предоставленным ему самим ходом развития мировых событий?

Фото: cit.ua

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору