Информационно-аналитическое издание

«Газпром» vs «Нафтогаз»: победившие и проигравшие

Версия для печатиВерсия для печати

Как известно, аккурат под Новый год Украина и Россия подписали контракт о транзите газа сроком на пять лет с возможностью пролонгации его еще на десять лет. Подписание договора состоялось в Вене за сутки до прекращения действия прежнего 10-летнего контракта 2009 года.

Самым неожиданным из достигнутых договоренностей оказалось заявление об обоюдном отказе от взаимных претензий и исков по старому контракту. При этом Москва согласилась выплатить Киеву $2,9 млрд компенсации по решению Стокгольмского арбитража, который ещё в феврале 2018 года удовлетворил иск «Нафтогаза» к российскому «Газпрому».

Это решение российской стороны было признано в Украине стратегической победой. Одновременно с этим в ход пошли манипуляции с цифрами и фактами, с которыми стоит как следует разобраться.

Практически весь прошедший год министры и топ-менеджеры «Нафтогаза» постоянно нагнетали ситуацию вокруг возможной потери Украиной осуществлять транзит российского газа в Европу. Причём делалось это в какой-то шизофренической форме. Тот же глава «Нафтогаза» Андрей Коболев при каждом случае запугивал европейцев остаться с «Газпромом» один на один в случае достройки обходных газопроводов и прекращения транзита российского газа через Украину.

Однако дельными способами снижения этой «угрозы» он называл почему-то два взаимоисключающих по сути проекта: сохранение за Украиной главного транзитного статуса и увеличение поставок американского СПГ на европейский газовый рынок. При этом А. Коболев, комментируя высокие цены на американский газ, не раз подчёркивал, что свобода от «газпромовского диктата» этого стоит.

Между тем для европейских потребителей выгодным как раз является диверсификация поставок энергоносителей. И если речь идет о российском голубом топливе, то вся «философия» строительства обходных путей нацелена в первую очередь на снижение роли Украины в поставках газа в ЕС, которая имела до этого фактически монопольное положение. Понятно, что в идеале европейцам нужна диверсификация поставок от различных стран, стимулирование конкуренции поставщиков. И как раз Украина с её интересами в этом деле, как говорится, вообще не вяжется.

Свой последний шанс получить статус главного транзитёра российского газа, увеличив свой геополитический вес в Европе, Украина утратила ещё в середине 2000-х, когда накануне первого майдана рассматривался вариант создания совместного российско-украинского предприятия по управлению украинской газотранспортной системой. Логика россиян, как и интерес со стороны Украины, были тогда полностью очевидны.

ГТС создавалась ещё в советские времена силами всего Союза, и в случае её дальнейшего использования с учетом возрастающих потребностей со стороны европейских потребителей она нуждалась в существенной модернизации, на которую денег у Киева просто не было. Со стороны россиян смысл вкладываться в этот проект появлялся только в случае гарантированного контроля со стороны РФ за модернизированной ГТС. На тот момент считалось, что создание совместного предприятия разрешит все эти проблемы. Кстати, в 2000-х именно доходы от транзита составляли существенную долю поступлений в украинский бюджет. 

Но планам не суждено было сбыться. Первый (и, к сожалению, не последний) государственный переворот в Киеве поставил крест на всех этих проектах. Пришедший к власти проамериканский режим был уверен, что Россия не сможет построить обходные газопроводы (в этом постоянно уверяли хозяева из Вашингтона). Плюс к этому в очередной раз сработал традиционный личный интерес олигархических групп, имеющих на транзите свой «доход» в виде пресловутого несанкционированного отбора газа, который был бы прекращён в результате создания совместного российско-украинского предприятия по эксплуатации ГТС.

История, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Как развивались бы события в случае сохранения за Украиной статуса главного транзитёра российского газа при совместном владении её газотранспортными активами, мы сказать не можем. Сейчас лишь очевидно, что на протяжении всего своего существования у руля «незалежного» государства украинская политическая элита показала полную неспособной отстаивать национальные интересы страны, из-за чего и сам политический режим крайне нестабилен. В этом отношении стратегическое решение российского руководства о создании обходных газопроводов полностью себя оправдало. При этом 2020 год стал переломным во всей этой истории, закрепившим за Россией своеобразный ключевой плацдарм в энергетической схватке с американцами.

Ещё осенью 2019 года позиция Киева заключалась в том, что новый контракт должен быть заключен на 10 лет. При этом в «Нафтогазе» безапелляционно требовали от «Газпрома» сохранения прежних объёмов транзита (примерно 90 млрд м³ в год) при значительном увеличении тарифов за прокачку. Фактически, Киев настаивал на сохранении транзитных объёмов без учёта обходный путей. В эмоциональном порыве исполнительный директор НАК Ю. Витренко даже угрожал, что в случае отказа России от этих требований с нового года российский газ, оказавшийся на территории Украины, будут реквизировать как бесхозный.

По накалу страстей многие приготовились к серьёзной газовой войне, которой в итоге получилось избежать. По результатам переговоров удалось выйти на пятилетний контракт, согласно которому минимальный объём транзита через Украину в 2020 г. составит 65 млрд кубометров, а в 2021-2024 гг. – по 40 млрд кубометров. При этом плата за транзит существенно не повысилась, как этого изначально требовали в Киеве. И если бы не одна существенная уступка «Газпрома» в виде соглашения уплатить «Нафтогазу» $2,9 млрд компенсации по решению Стокгольмского арбитража, газовое соглашение можно считать полной и безоговорочной победой Москвы в этом споре. Собственно, с точки зрения стратегии эта победа видна невооружённым глазом.

Стоит напомнить, что весь пакет исков «Нафтогаза» к российскому монополисту насчитывал $12,2 млрд. И, как показала практика, в Стокгольме к этому дело отнеслись крайне политически. Так что обоюдное обнуление всех претензий на руку «Газпрому».

Российская сторона с самого начала предлагала закрепить в договоре объёмы прокачки газа на уровне 30 млрд кубов. Если разобраться во всей этой арифметике, то именно этот объём фактически будет поставляться в страны ЕС через Украину начиная с 2021 года. Сохранить в текущем году существенные объёмы транзита помогли Украине вступившие в силу американские санкции против строящихся российских трубопроводов, в результате которых швейцарская компания Allseas, укладывающая трубы для «Северного потока - 2», в конце декабря 2019 года в разгар газовых переговоров уведомила о приостановке работ, после чего её корабли покинули Балтийское море.

По мнению многих экспертов, эти санкции смогут затянуть строительство СП-2 максимум на полгода. Уже принято решение о достройке газопровода российскими мощностями. Об этом 28 января 2020 года сообщила заместитель главы правления «Газпрома» Елена Бурмистрова на Европейской газовой конференции. По её словам, проект построен уже почти на 94%. Судя по разъяснению Датского энергетического агентства, на сегодня законодательных ограничений для этого нет.

Именно благодаря подписанному с Украиной транзитному контракту теперь России нет большого смысла торопиться со строительством СП-2, учитывая обязательства по прокачке 65 млрд м³ газа через Украину в 2020 году. А за текущий год проблему достройки трубопровода возможно разрешить. Как подчеркнул на этот счет координатор немецкого правительства по трансатлантическому сотрудничеству Петер Байер: «Я полагаю, что во второй половине следующего года трубопровод будет готов».

А вот уже со следующего, 2021 года обходные пути будут задействованы на всю мощность, и прокачка газа через Украину выше оговорённых в договоре объёмов будет возможна только в случае предоставления Киевом конкурентной цены за транзит.

Максимальная мощность всех обходных газовых магистралей доставки российского газа в Европу после введения в эксплуатацию СП-2 составит порядка 230 млрд кубометров. Экспорт «Газпрома» в Европу за 2018 год составил 200 млрд кубометров. При таких раскладах Украина не просто теряет статус главного транзитёра российского газа, но и переходит в разряд резервной мощности, которую возможно будет задействовать только в случае увеличения объёмов поставок в страны ЕС российских углеводородов либо проведения тех или иных ремонтных и профилактических работ на отдельных участках огромной газотранспортной системы.

К слову, в протоколе российско-украинских газовых переговоров говорится, что прокачка предусмотренных объёмов возможна только «при условии, что к моменту бронирования НКРЭКУ будет установлен конкурентный тариф, признаваемый Компанией-организатором и соответствующий уровню газотранспортных тарифов, применяемых в странах Западной и Центральной Европы». А это означает, что у России всегда будет выбор: прокачивать дополнительный газ через Украину или через ту же Белоруссию, где газотранспортное плечо значительно короче.

Именно это стало причиной фактического сохранения прежнего тарифа на прокачку российского газа через Украину. Несмотря на то, что изначально было заявлено о неразглашении этой информации, поздно вечером 30 декабря 2019 года Владимир Зеленский разместил пост в соцсетях, в котором было сказано: «Украина подписала контракт на транзит газа на пять лет, в течение которых мы получим минимум более $7 млрд». Из этого следует, что Украина будет в среднем более чем вполовину меньше получать денег за транзит российского газа, чем прежде.

В итоге глава «Нафтогаза» А. Коболев признал, что «для «Газпрома» тариф почти не меняется на гарантированные объёмы. На объёмы, которые они будут заказывать в дополнение к этому, он будет больше». По его словам, прописанную в контракте между «Нафтогазом» и «Газпромом» тарифную ставку он не может озвучить из-за требования конфиденциальности. Но дополнительные объёмы газа Россия будет заинтересована прокачивать через Украину в новых реалиях только в случае более низкой цены! Вкупе со снижением объёмов прокачки газа и утратой прежнего транзитного статуса Украины это является стратегическим поражением транзитёра.

Следует отметить ещё один малоафишируемый аспект, который можно косвенно засчитать в пользу РФ. Как известно, российская сторона предлагала заключить с Украиной договор о прямых поставках газа в Украину с 25-процентной скидкой. Под давлением «патриотической» общественности Киев от этого предложения отказался. Однако на деле это означает, что газ, закупаемый Украиной для собственных нужд, будет опять поступать в страну по реверсным схемам с накрутками в цене.

На сегодня Украина импортирует порядка 10 млрд кубометров голубого топлива. Фактически это всё тот же российский газ, который снова будет учитываться как транзитный через территорию Украины. Как мы указывали выше, изначально российская сторона предлагала прокачивать через Украину (в случае введения в эксплуатацию всех обходных газопроводов) порядка 30 млрд кубометров газа. Сошлись в итоге на цифре 40 млрд. И эта разница очень похожа на украинский импорт, который заходит в страну как «европейский газ» без всяких скидок по котировкам на бирже в Нидерландах.

В итоге в плюсе Украина остается только с получением суммы по судебному разбирательству в Стокгольме. С учетом всех остальных потерь эта «победа» – пиррова. Такие же деньги Украина получала ежегодно за транзит российского газа.

Это очевидное стратегическое поражение в «Нафтогазе» пытаются смикшировать новыми исками против «Газпрома». Несмотря на отказ от взаимных притязаний по газовым договорам 2009 года, исполнительный директор «Нафтогаза» Ю. Витренко уже анонсировал продолжение газовых тяжб с «Газпромом»: «Мы подаем сейчас обновлённые иски против России за потерю возможности использовать наше имущество в Крыму. И там большая сумма требований – $5 млрд без учета процентов. Но с процентами это уже более $7 млрд». По его словам, окончательное решение по этим искам трибунал может принять в конце 2020 года или в начале 2021-го.

Но это лишь пожелания пана Витренко. Главный свой бой «Нафтогаз» уже проиграл. Расплачиваться за антироссийские газовые войны в который раз придётся многострадальному украинскому народу. По словам того же Ю. Витренко, украинская ГТС единая – и для транзита, и для внутреннего использования. Значит, главным донором трубы теперь будет украинский потребитель.

И анбандлинг, на котором так настаивали американцы и европейцы, как выяснилось, также оплатят украинские налогоплательщики. В рамках анбандлинга «Нафтогаз» уже передал газотранспортную систему государственной компании «Магистральные газопроводы Украины». Но не просто передал, а продал. За эту сделку, как признался всё тот же пан Витренко, компания должна получить более 180 млрд грн.

Однако эти «мелочи» давно не волнуют топ-менеджмент этой госкомпании, так как их семьи давно ни в чём не нуждаются. Для Ю. Витренко главное во всей этой истории совсем другое: «На протяжении всей истории и независимой Украины, и Украинской ССР мы зависели от прямых поставок газа из России. И люди верили, что альтернативы этому нет и быть не может. Вся страна десятилетиями жила в парадигме, что недостающий импортный газ может прийти только з РФ». И, дескать, только с приходом в компанию таких менеджеров как он и А. Коболев, эту «зависимость» удалось преодолеть. И не беда что за это Украина заплатила деиндустриализацией собственной экономики и массовым обнищанием населения. Для подобных временщиков это вообще не проблема!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru