Информационно-аналитическое издание

Фёдор Тютчев: «Славянский мир, сомкнись тесней»

Фёдор Тютчев
Версия для печатиВерсия для печати

5 декабря (23 ноября по старому стилю) родился известный русский поэт-мыслитель и публицист Фёдор Тютчев.

«Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить».

«…Западная Европа ещё только складывалась, а мы уже существовали, и существовали, несомненно, со славой. Вся разница в том, что тогда нас называли Восточной Империей, Восточной Церковью; мы и по сей день остаёмся тем же, чем были тогда…»

Эти строки – и в стихах, и в прозе принадлежат одному и тому же человеку – Фёдору Ивановичу Тютчеву.

Его блистательная пейзажная и любовная лирика, глубокие философские раздумья заняли достойное место в сокровищнице русской поэзии. Но в середине ХIХ века Тютчев более снискал славу идеолога,  чем поэта, и не только на родине, но и в европейских государствах.

По роду службы Тютчев был дипломатом МИД России, тайным советником. Также он являлся членом-корреспондентом Петербургской академии наук.

Свои выводы относительно политики и геополитики Тютчев делал не как сторонний наблюдатель. Он более двадцати лет прожил в Германии в качестве представителя дипломатического корпуса России, познал изнутри жизнь Западной Европы, выезжая на непродолжительное время в другие страны, дважды был женат на немках, свободно общался на французском языке.

Зять поэта И. Аксаков писал, что «… по своим привычкам и вкусам он был вполне «европеец», и европеец самой высшей пробы, со всеми духовными потребностями, воспитываемыми западною цивилизацией… Его не переставала также манить к себе, по возвращении в Россию, роскошная природа Южной Германии и Италии…».

01

Книга стихотворений Фёдора Тютчева

Всматриваясь в исторические события, Тютчев оценивал их не в угоду модным идеям и «прогрессу», а с точки зрения истории основополагающих начал существующего мира.

Говоря об идеях, изложенных Тютчевым, Аксаков отмечал: «Нельзя не признать, что… впервые раздался в Европе твёрдый и мужественный голос Русского общественного мнения. Никто никогда из частных лиц в России ещё не осмеливался говорить прямо с Европою таким тоном, с таким достоинством и свободой. <...> Он на чужбине явился передовым Русским – даже для Русских в самой России...»

Тютчев указывал на несправедливость западных журналистов в оценке текущего положения дел в России, международных отношений Европы и России. Свой анализ европейской прессы публицист изложил в записке Николаю I. «Разве современное поколение так заблудилось в тени горы, что с трудом различает её вершину?.. Впрочем, не надо забывать: веками европейский Запад считал себя вправе полагать, что в нравственном отношении он единственный в мире, что он и представляет целиком всю Европу. Он рос, жил, старел с этой мыслью, а теперь вдруг обнаруживает, что ошибся, что рядом с ним существовала другая Европа, его сестра, возможно младшая сестра, но, во всяком случае, совершенно законная, одним словом, что он является лишь только половиной великого целого. Подобное открытие представляет целую революцию, влекущую за собой величайшее смещение идей, которое когда-либо совершалось в умственном мире».

Говоря о месте России в мировой истории, Тютчев придерживается собственной концепции «Восточной (Православной) Империи». Он пишет:

Из переполненной Господним гневом чаши
Кровь льется через край, и Запад тонет в ней –
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! –
Славянский мир, сомкнись тесней…
 
«Единство, — возвестил оракул наших дней, –
Быть может спаяно железом лишь и кровью…»
Но мы попробуем спаять его любовью, –
А там увидим, что прочней…

Судьбу России Тютчев видел, как нечто мистическое, заложенное самой историей. «Нет, милостивый государь, не об апологии России пойдет речь в моем письме. Апология России!.. Боже мой, эту задачу взял на себя превосходящий всех нас мастер, который, как мне кажется, выполнял ее до сих пор с достаточной славой. Истинный защитник России – История, в течение трёх столетий разрешавшая в её пользу все тяжбы, в которые русский народ раз за разом ввергал всё это время свои таинственные судьбы…»

В историософских размышлениях Тютчев находит причину разногласий интересов России и Европы в понимании христианства. Призвание России по Тютчеву – восстановление единой Вселенской церкви.

Оценивая международную обстановку он ввёл термины русофобии, Восточной (Русской) Европы, говорил о причинах революции, поразившей европейские народы, писал о гибели Польши,  «поглощении Австрии» …

Известны его оценки Германии того периода: «Германия, бесспорно, – та страна, о которой уже давно складываются самые странные представления. Её считали страной порядка, потому что она была спокойна, и не хотели замечать жуткой анархии, которая в ней заполоняла и опустошала умы. Шестьдесят лет господства разрушительной философии совершенно сокрушили в ней все христианские верования и развили в отрицании всякой веры главнейшее революционное чувство – гордыню ума – столь успешно, что в наше время эта язва века, возможно, нигде не является так глубоко растравленной, как в Германии. По мере своего революционизирования Германия с неизбежной последовательностью ощущала в себе возрастание ненависти к России».

Тютчев считал, что «величайшее зло – прививание Западом революционного начала славянским народам». В работе «Россия и Революция» он отмечает: «Для уяснения сущности огромного потрясения, охватившего ныне Европу, вот что следовало бы себе сказать. Уже давно в Европе существует только две действительные силы: Революция и Россия. Эти две силы сегодня стоят друг против друга, а завтра, быть может, схватятся между собой. Между ними невозможны никакие соглашения и договоры. Жизнь одной из них означает смерть другой. От исхода борьбы между ними, величайшей борьбы, когда-либо виденной миром, зависит на века вся политическая и религиозная будущность человечества».

Предвидения Тютчева касались будущего краха Европы: «Запад уходит со сцены, все рушится и гибнет во всеобщем мировом пожаре – Европа Карла Великого и Европа трактатов 1815 года, римское папство и все западные королевства, Католицизм и Протестантизм... И когда над столь громадным крушением мы видим ещё более громадную Империю, всплывающую подобно Святому Ковчегу, кто дерзнет сомневаться в её призвании, и нам ли, её детям, проявлять неверие и малодушие?»

Для занятия Россией главенствующей роли Тютчев указывал на необходимость повышения национального сознания, свободу мысли и слова…

* * *

Федор Тютчев происходит из дворянского рода. Он появился на свет в 1803 году в поместье Овстуг (тогда — Орловская губерния, теперь это Брянская область). Его славу поэта называют «нечаянной», она, по свидетельству биографов, пришла к Федору Ивановичу благодаря  Пушкину, а сам Тютчев по роду службы практически не соприкасался с миром искусства. В то же время это был образованнейший лингвист  кандидат словесных наук.

Большая часть детства поэта прошла в Москве. Домашний наставник и поэт Семен Раич привил маленькому Фёдору любовь к слову. Мальчик знал латынь, в 12 лет переводил древнеримские стихи, с 14 посещал вольнослушателем лекции  словесников в Московском университете, а позже был зачислен на словесное отделение, в юном возрасте стал членом Общества любителей российской словесности. Но делом его жизни после окончания коллегии  иностранных дел стала международная дипломатия…

Проживая в Баварии, Тютчев был хорошо знаком с Гейне, Шеллингом. Он для души писал стихи, переводил немецкую поэзию. Эти образцы с помощью бывшего педагога были напечатаны, однако публика нашла их старомодными. Сейчас уже можно сказать, что это были одни из лучших произведений поэта-лирика: «Видение», «Бессонница», «Летний вечер»…

Взлёт Тютчева-поэта пришелся на 1836-й. Пушкин напечатал в своем сборнике цикл стихотворений неизвестного, как он считал, «начинающего» поэта.

Мы с детства на память знаем шедевры замечательной лирики: «Люблю грозу в начале мая», «Не то, что мните вы, природа», «Есть в осени первоначальной», «Зима недаром злится» и другие.

В любовной лирике отражены события личной жизни Тютчева, наполненной «роковыми страстями». В событиях часто трагических проявлялась его истинно русская душа. Он был ценителем женской красоты, отдавался полностью переполнявшим его чувствам. Невысокий, тщедушный Тютчев обладал колоссальной внутренней силой и обаянием.

Известные строки «О, как убийственно мы любим» были выстраданными. Безумная страсть свела 50-летнего Тютчева с подругой его дочери Еленой Денисьевой, что вылилось в пылких стихах «денисьевского цикла». За связь с женатым мужчиной девушка была отвергнута семьей и  обществом. Денисьева родила троих внебрачных детей, которым Тютчев дал свою фамилию. В двух браках с немецкими женщинами у него было шесть детей. Роковая любовь длилась ни много ни мало 14 лет…

Портреты Тютчева и Денисьевой

Оценки общественной жизни, гениальные пророчества поэта тесно связаны с христианскими ценностями. Он считал, что беды человечества вызваны безверием:

Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует…
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.
 
Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит…
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры – но о ней не просит…
 
Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
Как ни скорбит перед замкнутой дверью:
«Впусти меня! – Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!..»

Сейчас, по прошествии двух веков можно констатировать:  русская культура и поэзия немыслимы без Тютчева. С другой стороны, он составил славу и гордость Российской империи и в качестве дипломата, философа, сумевшего увидеть истинные цели и истинное нутро Запада, его деструктивную роль в истории России. А слова Тютчева «Славянский мир, сомкнись тесней» можно считать заветом Тютчева сегодняшним поколениям, разведённым Западом по разные стороны революционных баррикад.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru