Информационно-аналитическое издание

Франко: мощные крылья таланта и сломанные крылья жизни

Могила Ивана Франко
Версия для печатиВерсия для печати

27 августа родился Великий Камнелом, знаковая личность русинской, украинской и мировой культуры

О многогранном литераторе, переводчике, фольклористе, учёном, общественном и политическом деятеле Иване Франко написаны тома исследований. Личность этого человека поистине безгранична, а творческое наследие практически неисчерпаемо. Он свободно владел четырнадцатью языками, занимался десятком различных видов творческой деятельности. За сорок лет продуктивной, титанической деятельности им написано более пяти тысяч произведений. Если перевести этот объём в книги, получается, что автор создавал пять-шесть книг в год. Изданные 50 томов его сочинений – это меньше половины того, что написал Великий Каменяр.

«Дивне те людське серце! Найбільше своє щастя, най­бі­ль­шу розкіш бачить у тім, щоб задати другому болю­чий удар, зробити його нещасливим, відібрати йому віру в лю­дей і надію на ліпше!»

Будущий светоч литературы родился на землях Галичины (на окраине поселка Нагуевичи), принадлежавших в то время Австро-Венгерской империи (ныне – Дрогобычский район Львовской области). Он появился на свет в достаточно зажиточной семье: отец – кузнец-крестьянин, мать же происходила из обедневшего «благородного» рода шляхтичей. «На дне моих воспоминаний до сих пор горит тот маленький, но крепкий огонь... Это огонь в кузнице моего отца. И мне кажется, что запас его я взял ребёнком в свою душу на далекое путешествие жизни», – писал впоследствии Иван Яковлевич.

Иван Франко

Иван Франко

Первый удар судьбы мальчик испытал в девять лет, когда умер его отец, а через семь лет не стало мамы. Несмотря на финансовые трудности в семье, его отчим содействовал тому, чтобы пасынок стал образованным человеком. Впоследствии в произведениях писатель Франко с огромным художественным талантом передал, как трудно получать образование  сельскому, пусть даже одарённому, ребенку. Гимназист Франко обладал феноменальной памятью, мог дословно пересказать прослушанные лекции. Тогда же в «учебных целях» он начал переводить произведения Гомера, серьезно изучать труды по истории…

«Певно, певно, більшина тих, що йдуть шукати чудового діаманту, або збиваються з дороги в темнім лісі, або знаходять скляні черепки. Але се ще не значить, що діамантів і зовсім нема і що знайти їх зовсім неможливо».

Чтобы поправить свое финансовое положение, гимназист подрабатывал репетитором. На заработанные деньги он собрал большую библиотеку, включающую полтысячи книг для самообразования. Кроме того, одержимый жаждой знаний юноша собирал старинные народные песни, сказания, легенды…

В школе при католическом монастыре он по праву был лучшим, и эти годы писатель называл «светлыми». Аттестат с отличием, стипендия Фонда Гловинского, поступление на философский факультет Львовского университета…

Студенчество стало началом его журналистской, а позже – литературной и активной политической деятельности.

«Що за дивне сотворіння чоловік! Найближчі, найнатуральніші думки приходять йому в голову найпізніше! До найближчої мети мусить доходити крутими, далекими манівцями!»

В университете Иван Франко сразу примкнул к студентам, поддерживавшим социалистические идеи, к так называемой москвофильской партии, ориентированной на революционный Петербург. Опубликованные в тот период в журнале студентов-москвофилов «Друг» его стихи, идейные гимны («Каменщики», «Вечный революционер») ярко отражают его политические воззрения.

Вскоре печатный орган революционеров и сама молодёжная ячейка оказались в поле зрения полиции. Франко (как и вся редколлегия) попал под арест по обвинению в организации тайного социалистического общества.

«Русин, що не клониться під польське ярмо, не лижеться до польської єрархії, – се або демагог і соціаліст, або москаль. Третього не дано. Щонайбільше хіба одно й друге разом».

Писателя поместили в камеру с отпетыми уголовными преступниками. Вместо двухнедельного заточения он пробыл там больше девяти месяцев. Столкнулся с правдой жизни, узнал, как бедность и нищета толкают людей на преступления. Всё это с огромным художественным мастерством, сопереживанием простым труженикам выплеснулось на страницы его произведений.

Тюремное заключение перечеркнуло все планы на блестящее будущее молодого человека. От него отвернулся весь «цвет» общества – и «москвофилы», и так называемые народовцы (приверженцы украинских  националистических взглядов). Иван Франко лишился стипендии, был отчислен из университета (окончить курс удалось лишь 15 лет спустя).

«Яке ти маєш право бути вільним, коли твій народ у неволі?»

Человек с судимостью за плечами уже не мог стать учителем. Кроме того, в тюремных застенках этот невысокий, не отличавшийся крепким здоровьем парень серьёзно простудился, а позже болезнь стала хронической, мучившей его всю жизнь. Тяжёлым ударом стало то, что расстроились его отношения с невестой, дочерью священника Ольгой Рошкевич, к которой Франко испытывал сильные чувства.

Впереди были новые испытания: три месяца тюремных застенков за подстрекательство крестьян к протестам против власти, позже — обвинение в попытке «оторвать» Галицию для присоединения к России (тогда арестованных выпустили без суда за отсутствием доказательств).

Второй арест и связанные с ним мучения едва не стоили писателю жизни – он погибал от голода. Обессиленный, но не сломленный, он за неделю написал повесть «На дне», отправил её на последние деньги для публикации и остался совсем без средств. Выжить помогли случайно найденные на берегу речки 3 цента. Этого «богатства» хватало разве что на хлеб, но Франко умудрился прожить три дня. Потом не стало и этих копеек. Молодого человека в бессознательном состоянии спас работник отеля…

«Не звикай утертими стежками
Йти за другим сліпо, як у дим,
Бо як стануть пастухи вовками,
Треба вівцям пастися й самим».

На протяжении всей творческой деятельности писателя в украинских и зарубежных изданиях появлялись многочисленные статьи, публицистика, обзоры, очерки (на темы фольклора, истории философии, литературной критики, экономики, социологии), автором которых был Иван Франко. Главным делом его жизни была литература.

В художественных произведениях автор был на стороне угнетаемого народа, крестьян-бедняков, доведённых до отчаяния, писал о жизни простых людей и воров. Особенно ярко его талант проявился в повести «Борислав смеется», в которой Франко правдиво показал жизнь и работу тружеников нефтяных промыслов на богачей-предпринимателей.

Повесть «Boa constrictor» — одно из лучших его реалистических произведений, в котором продолжена тема бесчеловечной эксплуатации. Капиталист-нефтепромышленник, подобно удаву (с латинского «боа констриктор» – название змеи, удава) способен задушить, лишить жизни сотни рабочих ради своей прибыли.

Талант Франко также проявился в создании яркого исторического романа «Захар Беркут». Он писал произведения не только на украинском, но также на других языках – немецком, польском, русском...

Соединяя писательскую деятельность с научной, своим неустанным трудом Иван Франко обогатил несколько отраслей науки. Известны его труды по истории, теории литературы, исследования истории украинского и зарубежного театра, литературная критика, обзоры. Гений мысли, он обладал колоссальными знаниями в различных областях, потому современники неслучайно называли его «академией в одном лице».

«Не в людях зло, а в путах тих,
Котрі незримими вузлами
Скрутили сильних і слабих
З їх мукою і їх ділами».

Продолжая научную карьеру, отвергнутый в родном Львовском университете, Иван Франко защитил в Вене докторскую диссертацию, получив степень доктора философии. Позже он профессионально вёл научно-организационную работу в Научном обществе имени Шевченко как председатель филологической секции и как редактор выпускаемых изданий.

Огромное место в творческом наследии Ивана Франко занимают переводы. Писатель владел 14 языками, что позволило ему перевести на украинский язык произведения более двухсот авторов, в том числе с древних индийского, арабского, многих восточных языков. Благодаря его титаническому труду читатель мог ознакомиться с творчеством авторов 37 национальных культур. Среди переводов – библейская «Книга бытия», которая на сегодня остается  наиболее точным и грамотным переводом на украинский язык.

Писатель много переводил с русского языка, делал переводы украинских народных песен на немецкий язык. Наряду с художественными произведениями из-под его пера выходили переводы научно-популярных работ различной тематики, которые он считал полезными и необходимыми для просвещения народа.

«Сіл і присілків більше, хат по селах більше, але зате по хатах убожество більше і нужда більша. Народ нужденний, прибитий, понурий, супроти чужих несмілий і недотепний. Кождий дбає тільки про себе, не розуміючи того, що таким робом роздроблюються їх сили, ослаблюється громада».

Он называл себя «русином», но впоследствии выступал как проводник идеи осознания населением себя «украинцами», без разделения на «галицких», «буковинских» и других.

Поэт по призванию, в годы порабощения простого народа Иван Франко следовал некрасовскому принципу «гражданином быть обязан». Он стал сооснователем первой украинской политической партии («Русско-украинская радикальная  партия), написал её программу, издавал печатный орган «Народ», вызывая своими едкими статьями раздражение и даже ненависть националистов.

В то же время публицистика и руководство партией были больше работой «из убеждений». Средства для жизни Ивану Франко приходилось зарабатывать многочисленными публикациями в польских газетах. Сам писатель называл этот обязательный труд ради заработков для себя и семьи (у Франко на тот момент было четверо детей) «ярмом барщины».

«Батьки і браття! Нинішня наша побіда – велике діло для нас. Чим ми побідили? Чи нашим оружжям тільки? Ні. Чи нашою хитрістю тільки? Ні. Ми побідили нашим громадським ладом, нашою згодою і дружністю. Уважайте добре на се!»

Характерно, что личные качества Франко, его начитанность, образованность в общественных, политико-экономических вопросах побуждали искать сотрудничества с ним печатные издания, выражавшие интересы «народовцев». Одно время Иван Франко занимал пост главного редактора их издания «Заря», однако «народовцам» претило русофильство писателя, которое выражалось, прежде всего, в страстном увлечении русской культурой, против Франко яро выступали униаты и местное буржуинство. Надо отметить, что и после периода «Зари» в Галиции публиковали произведения писателя, особенно комплиментарные по отношению к униатам. Но конец этому «перемирию» в 1890 году положили договорённости галицких националистов с поляками, австро-венгерским правительством и иезуитами.

«Как говорят мудрые люди – если есть ум, то и счастье будет».

В дальнейшем Иван Франко полностью вышел из Радикальной партии (1899), став одним из организаторов Украинской национально-демократической партии, которая не получила достаточной поддержки. Да и сам писатель постепенно отходил от политики, все больше отдавая себя литературной и научной работе. Окончательный уход от политики наступил в 1904 году. Тем не менее Франко откликнулся на революцию в России 1905 года, написав свою знаковую поэму «Моисей».

Тяжелейшая, далеко не радужная жизнь труженика-литератора, метавшегося в поисках заработка, безусловно, имела печальные последствия: с 1908 года состояние здоровья писателя резко ухудшилось. Однако он продолжал работу над литературными произведениями, обработками украинских народных песен, литературными переводами…

«Але ба, часом і генерала попадає куля».

В 1913 году, когда общественность отмечала 40-летие деятельности Франко, силы виновника торжества уже были на исходе. Очень больной, он, по выражению одного из современников, доживая, влачил «по земле свои сломанные, окровавленные орлиные крылья».

Состояние писателя обострилось до того, что порой он не мог ни сидеть, ни спать. В таких условиях за год до смерти были созданы его около семи тысяч поэтических строк.

С учётом его огромного вклада в литературу в 1915-м Иван Франко (пока единственный украинский поэт) был выдвинут на соискание Нобелевской премии. Однако смертельно больной писатель не дожил до своего возможного триумфа. Как и не дожил «вечный революционер» до значительного события, изменившего ход истории, – Великой Октябрьской революции.

«Але вмирати, не додержавши слова чоловікові, який на те слово поклався, якого будучність, може, й життя, лежить на тім слові,– вмирати зрадником хоч би тільки в очах зрадника, – се страшно, се мука, се гірше самої смерті».

Всю жизнь огонь этого человека не угасал. Писать блестящую поэзию и прозу, выполнять переводы, вести исследования Ивану Франко приходилось параллельно с борьбой с гнетущими жизненными обстоятельствами, окружением. Это и острая нужда, недоброжелательное, даже враждебное окружение, не понимавшее и не принимавшее его творчество, австрийская власть, которая видела в нем «вечного революционера».

К этому следует добавить трагические события в семье – смерть одного из сыновей, душевное расстройство его жены, она проводила в лечебницах месяцы и годы. Сказывались и болезни самого Франко – полиартрит, скручивавший суставы, психические недомогания. В последние годы у него была парализована правая рука, поэтому он писал левой, а позже вообще не мог писать, поэтому диктовал свои произведения…

«Хто власного ума не має,
То з книг не вийде ум йому;
Хто є сліпий на обі оці,
То що по дзеркалі йому?»

На могиле поэта во Львове на Лычаковском кладбище установлен символический памятник: Камнелом-Франко долбит киркой скалу… Такой была его физическая жизнь на этой Земле, что же касается его безграничного литературного таланта – его крылья не были ни сломлены, ни окровавлены.

К слову, нынешние националисты объясняют данное Ивану Франко прозвище Великий Каменяр тем, что в своём произведении «Каменярі» он якобы поднимает тему извечного гнобления украинского народа. На самом же деле  стихотворение написано по мотивам реальных событий, по «конкретным впечатлениям работников, долбивших камень на дороге». Строки Франко не имеют никакого националистического окраса, но они полностью созвучные с его пониманием тяжкой доли простого народа. Камнеломы писателя – это те люди, которые строят дорогу в светлое будущее, разбивая скалы капиталистического гнёта. Себя он видит одним из них.

«І кождий з нас те знав, що слави нам не буде,
Ні пам’яті в людей за сей кривавий труд,
Що аж тоді підуть по сій дорозі люди,
Як ми проб’єм її та вирівняєм всюди,
Як наші кості тут під нею зогниють…
Та слави людської зовсім ми не бажали,
Бо не герої ми і не богатирі.
Ні, ми невольники, хоч добровільно взяли
На себе пута. Ми рабами волі стали:
На шляху поступу ми лиш каменярі».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru