Информационно-аналитическое издание

Европарламентские слушания по Украине: признание геополитической сути Соглашения об ассоциации

Версия для печатиВерсия для печати

10 декабря в Европарламенте прошли слушания, посвященные результатам Вильнюсского саммита, а также будущему программы «Восточного партнерства» и  относительно Украины, в частности.

Украинская пресса поспешила заявить, что обсуждения практически не было и все единодушно поддержали украинских протестующих. Однако у тех, кто посмотрел самостоятельно это мероприятие, скорее всего, сложилось иное мнение. В реальности дебаты в Европарламенте показали, что среди его депутатов не было единого мнения как относительно результатов Вильнюсского саммита, так и относительно того, что делать с Украиной дальше. Кроме того, следует честно признать, что вопрос Украины не собрал действительно большого круга желающих обсудить эту проблему – зал был довольно пустым.

В обзорах дебатов, поданных украинской прессой, как будто специально вырезано самое интересное и показательное, а значительная часть выступавших с разумными и содержательными аргументами и тезисами даже не упоминались.

Сложно было не отметить, что основные докладчики по украинскому вопросу – Ш.Фюле и Э.Брок были явно предвзяты относительно действующего украинского правительства. Ш.Фюле, выступавший первым, практически слово в слово повторил свой же спич, провозглашенный им на Вильнюсском саммите. Даже проблема убытков украинской экономики и компенсаторных механизмов была озвучена в тех же словах: «...цифры компенсаций необоснованны и несправедливы». При этом в его выступлении прямо звучали слова обвинения в адрес России: «Свободные и суверенные украинцы не должны становиться жертвами геополитических игр с нулевой суммой или неких тайных переговоров и соглашений».

Э.Брок (пришел с ленточкой «Евромайдана» на руке) традиционно взвалил всю ответственность за провал Вильнюсского саммита на Россию, обвинив ее сразу во всех возможных видах давления на Украину, начиная от экономического и заканчивая сферой безопасности. Он призвал также к тому, чтобы Европа и В.Янукович услышали голос «миллионов протестующих», а не «голоса со стороны», обеспечив Украине скорейшее подписание Соглашения.

Во время выступления Э.Брока произошло показательное событие, которое отчетливо показало демагогичность выступлений «добровольных евроинтеграторов» Украины в ЕС, а также то, что всё происходящее в Еропарламенте не имеет особого отношения к украинской реальности. Депутат от Латвии Т.Жданока задала Э.Броку два простых вопроса: «Сколько людей реально на улицах Киева?» и «Каково население Украины?» (кстати, тут был слышен смех в зале, когда делегаты поняли, куда клонит госпожа Жданока). Вместо ответа на заданные вопросы Э.Брок в экспрессивной манере начал рассказывать про свои воспоминания об аналогичных событиях в Германии (видимо, имелся в виду период объединения двух Германий) и что после посещения Киева у него возникло аналогичное чувство.

Однако на вопрос так и не ответил…

Р.Хармс, которая с недавних пор стала главным «специалистом по Украине» (и даже пришла на мероприятие завернутая в украинский флаг на манер протестующих на Майдане), заявила, что ЕС просто обязан поддержать миллионы людей, которые вышли на Майдан. Кроме того, она сразу же объявила, что национальный круглый стол, организованный В.Януковичем, не является настоящим, а нужен совершенно другой круглый стол. Видимо, она посчитала, что «настоящим» круглым столом будет только тот, где европейцы будут выступать в качестве активных участников и модераторов.

В пользу более активной политики ЕС на украинском направлении высказался и Л.Ружек. Он отметил, что «свободным украинцам», конечно, нужно помочь, но какими-то конкретными делами. Например – безвизовым режимом, усилением контактов с гражданским обществом (то есть усиление грантовой поддержки).

Основными лоббистами усиления роли ЕС в решении украинской проблемы (и поддержки «Евромайдана») традиционно выступили поляки. Депутаты Европарламента от Польши в каждом своем выступлении (вне зависимости от группы, в которую они входят) с упорством Катона-старшего твердили одно и то же: «Мы должны поддержать молодежь на «Евромайдане» – это наш долг» (П.Коваль).

Впрочем, члены Европарламента уделили немало внимания и анализу собственной политики ЕС в отношении с Украиной. Например, многие согласились со словами Г.Ватсона, который, цитируя А.Квасьневского, отметил, что ЕС чрезмерно наивен и дипломатичен, когда ведет свои отношения с Востоком и что ЕС должен быть более гибким и конкретным в разговорах с Украиной.

Нельзя делать вид, что Евросоюз не замечает «слона в комнате» - Российскую Федерацию.

Р.Легутко признал, что сама программа «Восточного партнерства» никогда не была «любимым ребенком ЕС» и «никогда не была в центре стратегий ЕС». Соответственно, следует признать, что ЕС в Вильнюсе проиграл, а Россия – выиграла. Кроме того, он обратил внимание парламентариев на простой и очевидный факт (о котором немало украинских евроскептиков говорило на протяжении последних лет): «ЕС никогда не рассматривал Украину как равноценного долгосрочного партнера». А в том, что саммит провалился, он обвинил Берлин и Париж, которые, по его словам, «преследовали свои эгоистические интересы в отношениях с Россией, и делают они это уже на протяжении столетий».

Показательным моментом этих дебатов стало то, что никто не скрывал геополитическую суть программы «Восточного партнерства», равно как и идей, лежащих в основе Соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

А.Северин по этому поводу сказал: «Мы должны осознать несколько простых вещей и исходить именно из них. Во-первых, политика расширения и добрососедства ЕС - это вопрос безопасности самого ЕС, но уж никак не вопрос модернизации тех стран, которые вовлечены в этот процесс. Во-вторых, расширение и ассоциация это геостратегические упражнения. Разговоры о ценностях будут бессмысленны, пока мы не выиграем это геостратегическое противоборство. Соответственно, мы должны уже сейчас пересмотреть философию «Восточного партнерства», равно как и ассоциации и стремиться как можно быстрее убедить восточноевропейские страны подписать их в ближайшем будущем. Украина могла бы это сделать уже на саммите Украина-ЕС. Финансовые инструменты тут будут также необходимы и применимы».

О геополитическом противостоянии между ЕС и Россией в контексте дела Украины говорил и представитель Австрии А.Мёльзер.

Хотя основной тон обсуждению все же задавали поляки и сочувствующие украинской оппозиции деятели, некоторые европарламентарии пытались воззвать к рацио депутатов. Например, М.Сивец, говоря о том, что возможно действительно стоит поддержать протестующих на Майдане, напомнил, что «В.Янукович - это легитимно избранный президент, который победил в честной борьбе и имеет легитимный мандат. Партия регионов на последних выборах показала, что она остается самой популярной партией на Украине, а значит, выражает интересы большинства. Все это мы не можем игнорировать».

В ответ на это в демагогической манере, уже привычной для сторонников евромайданов, ему ответил Яцек Сариуш-Вольский: «Не кажется ли вам, что человек, которого избрали под обещания евроинтеграции, потерял свою легитимность? Это и есть демократия!» Во время возникшей по этому поводу дискуссии все тот же М.Сивец высказал простую, но важную мысль: «Мы говорим не о доверии или недоверии украинцев к В.Януковичу и правительству. Давайте помнить, что только сами украинцы могут лишить его этого доверия – мы с вами этого не можем. Поэтому давайте реально смотреть на вещи – сейчас мы можем делать только то же самое, что и 9 лет назад: советовать, критиковать, выступать посредниками. А если вы [Яцек Сариуш-Вольский]  хотите сделать в Киеве революцию, так езжайте туда сами и делайте ее на месте, в ином случае прошу вас уважать законность выбора украинцев».

Однако наиболее принципиальным и четким по поставленным вопросам было выступление уже упоминавшейся выше Татьяны Жданок. Она обратилась к своим коллегам с честными, но между тем жёсткими вопросами:

  • почему ее коллеги, которые много и часто высказывались на тему того, что нужно делать Украине, отказывают в уважении своим восточным коллегам, имея смелость давать им уроки о правильном и неправильном?
  • Почему в выступлениях ни разу не было сказано, что украинское общество далеко не едино относительно евроинтеграции и что оно разделено на две практически равные части по поводу приоритетов интеграции?
  • Почему в западной прессе показывают только «Евромайдан», но не показывают акции провластных сил?
  • Если мы признаем, что все украинцы равны, то почему мы боимся референдума по обсуждаемым вопросам?

Примечательно, что Э.Макмиллан-Скотт, ведущий эти дебаты, даже не дал ей закончить свое выступление, прервав на полуслове.

В целом, вне зависимости от итогового текста резолюции, который обещают принять 12 декабря, сам характер обсуждения показал, что Европа пребывает в растерянности. Группа активных евроагитаторов (вроде поляков и евробюрократов) всячески пытаются спасти свои политические карьеры, которые оказались под угрозой после результатов Вильнюса. Позиция Германии и Франции как основных доноров ЕС по этому вопросу не прояснилась. Судя по всему, принципиальная позиция этих стран – решать проблему без участия «профессиональных говорунов».

В тоже время в Европарламенте отлично отдают себе отчет в том, что вся затея с «Восточным партнёрством» и ассоциацией -  часть серьезной геополитической борьбы, которую они здесь и сейчас проиграли, но отступить они не готовы. А значит, давление на Украину будет усиливаться с каждым днем. Но как конкретно выстроить свои обновленные отношения с Киевом, Брюссель не представляет.

Кроме того, даже в Европарламенте появляется все больше скепсиса в отношении тех гигантоманских геополитических планов, которыми одержимы поляки и Брюссель. Несоответствие этих планов базовым европейским ценностям вызывает все больше вопросов в самом ЕС, и не исключено, что в самое ближайшее время Европейский союз ожидает большая и серьезная дискуссия о стратегическом видении своего будущего.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru