Информационно-аналитическое издание

Европа: мафия, коррупция и прокуратура ЕС

Версия для печатиВерсия для печати

Звонки бубны за горами. Поэтому нам, в Украине, очень хочется туда, за гору. Кажется, что вот оно, еще шаг, еще одна только подпись под 486-статейным соглашением об ассоциации и «там малина, братва, там встречают малиновым звоном» (Владимир Высоцкий).

Ну что до «малины», то в этом что-то есть. Английский премьер Кэмерон недавно охарактеризовал Европу как «50% мировых расходов на социальные льготы, 25% мирового ВВП и 7% мирового населения». В таких условиях существовать очень комфортно, особенно если учесть, что 25% мирового ВВП – это не мешки ворочать, а в основном услуги. Услуги швейцара, открывающего дверь в ресторан, и охранника, наблюдающего за этим процессом, – это тоже ВВП.

Но просто так, откровенно, признать, что мы «хотим в рай на шару» – как-то не комильфо. Тем более что сами европейцы смутно подозревают, что «это не совсем правильная формула для светлого будущего» (тот же Кэмерон).

Поэтому никакого меркантилизма: Украина стремится не к даровому комфорту и гарантиям для компрадорской элиты, а к «Зарплатам и пенсиям, которые в пять раз выше, чем по Украине», «Качественной медицине, которая по карману каждому», «Значительным инвестициям» и всему тому, в чем убеждает с телеэкрана Яценюк.

А главное – к отсутствию организованной преступности, коррупции и честному, прозрачному ведению бизнеса. При этом евроинтеграторов совсем не смущает то, что, например, в числе топ-десятки самых выдающихся афер последнего времени (по мнению ФОРБС) – шесть американских, три европейских и одна японская.

Ну а что до организованной преступности…

Накануне октябрьского саммита глав ЕС в Брюсселе «Евроньюс» показал два сюжета: «Европа боится калабрийской мафии» и «Соня Альфано: мафиози близки к контрольной кнопке Европы».

Первый сюжет состоял из интервью с итальянцем Николой Граттери, заместителем прокурора области Реджио ди Калабрия, представленного как ведущего специалиста по калабрийской (южноитальянской) мафии – Ндрангете. По его словам, Ндрангета и ее богатства стали угрозой демократии, она обошла сицилийскую мафию и переросла в глобальную структуру, накрывшую своими отделениями всю Европу, Америку и даже Австралию. Несмотря на то, что все население Калабрии всего 2 миллиона человек, ее ежегодный доход Граттери оценил в 44 миллиарда евро. А заодно сообщил, что Ндрангета добралась уже и до правительственных фондов (через подкуп политиков и чиновников), а также балуется тем, что скупает СМИ и настраивает общественное мнение в свою пользу.

Редакция «Евроньюс» утешала: хотя мафия – это угроза всей Европе, но все под контролем. Еврокомиссия уже одобрила проект совместных действий стран ЕС по борьбе с ней и поднимет этот вопрос в Европарламенте и на предстоящем саммите глав стран ЕС. Это было 22 октября.

А на следующий день Европарламент дежурно призвал полицию Европы усилить борьбу с мафией и констатировал, что неплохо бы создать общеевропейскую прокуратуру. Но реалистично заметил, что займутся всем этим уже после выборов новый Европарламент и новая Еврокомиссия.

Так что до конца мая 2014 года Ндрангета может спать спокойно.

В тот же день на «Евроньюс» вышел второй ужастик о мафии: интервью итальянцев, журналиста и писателя Роберто Савиано и Сони Альфано, дочери журналиста, убитого «Коза Нострой». Альфано в марте 2012 года была поставлена Еврокомиссией во главе Специального комитета по борьбе с организованной преступностью, коррупцией и отмыванием денег.

Итальянцы убеждали слушателей «Евроньюс»: мафия глубоко проникла в экономику Англии, Германии, Испании и других стран, но их правительства «не рассказывают об этом своим гражданам». По словам Савиано, «мафия, мафиози берут в свои руки будущее всего нашего континента». Альфано пошла еще дальше и заявила: «Мафиози уже близки к тому, чтобы получить доступ к контрольной кнопке. Эти организации прекрасно осведомлены о том, что и где происходит, у них выстроены связи с представителями всех институтов власти ЕС – и Еврокомиссии, и Европарламента, и Европейского совета».

Соня Альфано – настоящий боец. Еще в декабре 2012 года она предложила передавать конфискованные у мафии деньги в пенсионные и другие социальные фонды для их повторного использования. И очень обижалась на австрийцев и немцев, возражающих против ее желания отменить банковскую тайну и упростить процедуру конфискации имущества у всех подозреваемых в связях с мафией. Оппоненты Сони нанесли очень изящный контрудар, расценив предложение Альфано как «мафиозное действие», ибо оно обязывает пенсионные фонды вкладывать деньги в привлекательные инновационные проекты. А законы стран ЕС такое обращение с конфискатом не предусматривают.

После перебранки с оппонентами Альфано почти на год исчезла из новостей и появилась лишь в ужастике «Евроньюс». Но открывшийся на следующий день саммит глав ЕС мафию и Альфано проигнорировал, поскольку выяснилось, что к «кнопке контроля над Европой» гораздо ближе, чем мафия, находится Агентство национальной безопасности США (АНБ). Саммит настолько озадачился вопросом многолетнего прослушивания АНБ глав правительств Европы, структур Евросоюза и влиятельных европейцев, что даже сдвинул вопрос об ассоциации Украины с ЕС на конец своего последнего рабочего дня.

Правда, можно предположить наличие еще некоторых причин равнодушия лидеров ЕС к предложениям шефа «антимафиозного» Спецкомитета.

Во-первых, мафиозное лобби в брюссельских коридорах власти.

Во-вторых, не так давно Вивиан Рединг, еврокомиссар по вопросам юстиции, фундаментальным правам и гражданству предложила создание единой прокуратуры Евросоюза. На таком фоне идея Альфано о конфискации имущества у подозреваемых в связях с мафией еще до суда, лишь на основании решений будущего союзного прокурора, тоже не может вызывать восторга у национальных элит и лидеров суверенных государств Европы. Причина очевидна. Если ее принять, то союзный прокурор окажется самым влиятельным лицом в ЕС. И никто из жителей Европы, прежде всего министры ее правительств, не будут гарантированы от ареста и конфискации имущества по реальным или мнимым обвинениям в коррупции и связях с мафией. А европейцы готовы лишь опекать Тимошенко издалека: оказаться на ее месте никто не стремится.

И в-третьих… Уже более двух лет мы продвигаем идею о формировании в Европе унитарного государства имперского типа (если понимать под империей максимально централизованное, унифицированное и стандартизированное государство, предельно агрессивное на этапе своего становления и раннего развития). Но континентальные империи Европы всегда натыкались на ожесточенное сопротивление островитян-англичан, которые разрушили мечты и французских императоров, и немецкого кайзера, и фюрера германской нации.

Поэтому нас абсолютно не удивило, что за три дня до саммита британская общественная организация Open Europe («Открытая Европа») опубликовала 13 страниц доклада с броским названием «Топ-100 регуляторных актов ЕС, которые обходятся экономике Великобритании в 27,4 миллиарда фунтов стерлингов в год, а затраты по их исполнению в четверти случаев превышают поступления от них». Этот список касался законов о здравоохранении, охране труда, транспортных правил, продуктов питания и много другого. Доклад оперативно и охотно растиражировали британские и многие европейские СМИ, к тому же он находится в свободном доступе в Интернете. На саммите ожидали скандала.

Но Кэмерон промолчал. Он не стал размахивать этими 13 страницами и грозить выходом Великобритании из ЕС, требовать ограничить полномочия Еврокомиссии, призывать пересмотреть союзное законодательство или делать что-то подобное. Почему? Да потому что Франция и Германия громко и обидчиво разбиралась с проблемой прослушивания спецслужбой США лидеров Европы. И все косились на Великобританию, зная о давнем сотрудничестве ее Джеймсов Бондов с американскими Малко Линге: ведь у Королевы морей всегда были особые отношения со своей бывшей колонией. И в этой ситуации, когда Великобритания к тому же более чем невозмутимо отреагировала на шпионский «скандал о прослушке», поднимать тему нового обустройства ЕС было явно не к месту.

Поэтому доклад «Открытой Европы», направленный против Еврокомиссии, оказался в целом холостым выстрелом. Но только потому, что он не выдержал новостной конкуренции с темой прослушивания европейских лидеров.

Так что тему коррупции и мафиозности Евросоюз на своем саммите отфутболил, простите, отложил. Но коррупция от этого не исчезла. Как на грех, свой удар нанесла и налоговая служба Бельгии. Она обвинила гражданина этой страны Карела де Гюхта в неуплате 900 тысяч евро налогов. Этот сюжет появился на «Евроньюс» 8 ноября, через 2 недели после откровений Сони Альфано о мафии, что называется, «по свежим следам».

Сумма, по меркам украинских взяток, небольшая, но Карел де Гюхт с 2010 года является еврокомиссаром по торговле. В Бельгии суд по этому делу назначили на 25 ноября, и очень многих интересует, откуда у Гюхта столько денег, что он должен заплатить с них почти 1 миллион евро налогов? Еврокомиссия попыталась спасти свое реноме, ссылаясь, что Гюхт не заплатил налоги еще до того, как стал еврокомиссаром, а затем вроде всегда их честно платил. Но идеальный образ честного еврокомиссара это не спасает, поскольку пресса, очень некстати для Еврокомиссии и для Гюхта, вспомнила, что год назад мальтиец Джон Далли, опять еврокомиссар, но по здравоохранению и потребительской политике, тоже был главным лицом коррупционного скандала.

В общем, нет пророков в отечестве своем, а в чужом – и подавно. «Высей горних» на земле не бывает. И если куда-то двигаться, то не надо делать это с широко закрытыми глазами. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru