Информационно-аналитическое издание

Евгений Халдей и его дороги войны от Мурманска до Берлина

Евгений Халдей на Красной Площади, 24 июня 1945 года
Версия для печатиВерсия для печати

«Дороги войны Евгения Халдея»так называется изданная к 75-летию Великой Победы Восточно-Крымским историко-культурным музеем-заповедником уникальная книга-альбом Евгения Халдея. Фотокорреспондента ТАСС, прошедшего длинной дорогой в 1418 дней со своей «лейкой» от Мурманска до Берлина. Единственного военного корреспондента, снимавшего трагические и радостные события Великой Отечественной с первого и до последнего дня. Создавшего ценнейшую фотолетопись, начавшуюся со снимка 1941 года «Москвичи слушают сообщение Молотова» и закончившуюся знаменитым кадром – «Знамя Победы над Рейхстагом».

Знаменитые фото Е. Халдея – запечатлённые мгновения начала и окончания Великой Отечественной

Знаменитые фото Е. Халдея – запечатлённые мгновения начала и окончания Великой Отечественной

Это издание – наш совместный труд с дочерью Евгения Ананьевича Анной Халдей, – рассказывает генеральный директор музея-заповедника Татьяна Умрихина. – Она передала музею не только уникальные негативы, фотографии и страницы никогда не публиковавшегося фронтового дневника своего знаменитого отца, его записные книжки, но и доверила нам хранение его боевых наград. Среди них – орден Красной Звезды, полученный за освобождение Керчи. Это поистине бесценный дар! Из дневниковых записей можно почерпнуть много нового. В них есть пронзительные строки об одном из самых трагических событий крымской истории тех лет – расстреле нацистами более семи тысяч керчан в Багеровском рву. Страшно смотреть на сделанные Евгением Халдеем на этом месте фотографии. Но смотреть надо. Надо помнить о тех страшных испытаниях, показывать миру документальные свидетельства преступлений, совершённых не только против отдельных народов, но и против всего человечества.

Фотографии Евгения Халдея, запечатлевшие следы зверской расправы фашистов над мирным населением облетели весь мир, взывая к отмщению. Злодеяния фашистов в Керчи были настолько чудовищными, что материалы о них фигурировали на Нюрнбергском процессе. Фотографии Евгения Халдея – документальные свидетельства, говорящие больше слов.

Анна Халдей не случайно именно в Керченский музей-заповедник передала 11 орденов и медалей военного фотокорреспондента. Участвуя во Всероссийской научно-практической конференции, которая проходит здесь ежегодно вот уже восемь лет, она видела, как серьёзно подходят здесь к хранению реликвий военных лет, свято относятся к памяти о героическом прошлом. Передавая реликвии, Анна Евгеньевна развернула на сцене красное полотнище, которое сшила сама по образцу и размерам замени, заснятого Халдеем победным маем над Рейхстагом. Участники конференции слушали её стоя.

Евгений Халдей и его дочь Анна на выставке, 1995 год

Евгений Халдей и его дочь Анна на выставке, 1995 год

– В Керчь всегда приезжаю с особым волнением, – призналась Анна Евгеньевна, – Представляю, как ходил по этим улицам отец, как искал выразительные кадры, чтобы запечатлеть на века трагические и героические моменты во время обороны и в дни освобождения города. Передала бесценные для меня раритеты именно сюда, зная, что они будут в надёжных руках. А рукописи станут ценным материалом для исследователей. Это полотнище я разворачивала и у обелиска Славы на Митридате. Представила себе, как был бы счастлив и горд отец, взглянув с этой высоты на мирное Чёрное море, на Крымский мост, соединивший родные берега, на весь Крым, который вновь стал российским.

В издание вошло более 350 работ фотокорреспондента войны и Победы. А всего в фондах музея теперь более 500 снимков и негативов Евгения Халдея. По этим фотографиям можно проследить хронологию войны: Мурманск, Крым, Европа, Берлин, увидеть целую галерею фотопортретов героев ВОВ, участников делегации СССР на Потсдамской конференции, руководителей антигитлеровской коалиции, полную подборку фотографий парада Победы. Многие из этих работ были показаны в разные годы на фотовыставках, среди которых получившая большой резонанс экспозиция 2018 года «Большая жизнь Евгения Халдея» в Керченской картинной галерее. Экспозиция была дополнена фотографиями из семейного архива фотокорреспондента, выставленными впервые. В их числе снимки, ставшие классикой: морские пехотинцы водружают Красное знамя на горе Митридат, бойцы сбивают нацистскую свастику с ворот завода имени Войкова.

Бойцы РККА сбивают свастику с ворот завода в Керчи, фото Е. Халдея

Бойцы РККА сбивают свастику с ворот завода в Керчи, фото Е. Халдея

Летописец дней суровых

Евгений (по метрике Ефим) Ананьевич Халдей родился в 1917 году на Донецкой земле, в посёлке металлургов и шахтёров Юзовка (ныне город-красавец Донецк). Можно себе представить, какой болью отозвались бы нынешние обстрелы украинскими силовиками Донбасса в сердце фронтовика, мечтавшего, чтобы на землях его Отечества никогда больше не проливалась кровь. Он наверняка был бы мысленно рядом с земляками и с теми, кто, рискуя жизнью, выполняет здесь миссию военкоров.

Своё призвание он понял рано. В семнадцать лет был штатным фотографом газеты «Сталинский рабочий», а чуть позже – «Социалистического Донбасса». Постоянный участник конкурсов профессионалов, он непременно становился призёром. В 1936 году отправился в Москву и был принят в фотохронику ТАСС. До войны путешествовал по стране, снимал грандиозные стройки. А потом он встал в строй защитников Отечества и вместе с ними прошёл огонь, воду и медные трубы, не дрогнув, не усомнившись в необходимости своего дела.

Крым, куда привели Евгения Халдея военные дороги, навсегда вошёл в его жизнь, а он – в сердца крымчан. Он любил приезжать сюда. И всегда – не с пустыми руками.

Один из составителей книги-альбома «Дороги войны Евгения Халдея» старший научный сотрудник музея-заповедника Владимир Санжаровец рассказал, как по инициативе фотомастера в 1979 году к 35-летию освобождения Керчи впервые экспонировалась выставка «От Керчи до Берлина».

– Она прошла с большим успехом, занимала несколько музейных залов, – рассказывает Владимир Филиппович. – С тех пор у нас завязались очень тёплые отношения с автором, и деловые, и дружеские, которые продолжались до 1997 года, когда пришла скорбная весть о его кончине.

О том, как хоронили коллегу, вспоминает известный спортивный фоторепортёр Лев Бородулин: «Отдать почести и дань уважения на московское Кунцевское кладбище собрались его друзья, коллеги. Среди них был прилетевший из США известный фотограф военного времени Самарий Гурария – единственный, кому удалось заснять все три исторических парада на Красной площади: 7 ноября 1941 года, когда войска прямо с площади уходили на фронт, находившийся в нескольких километрах от Москвы, Парад Победы в 1945-м году и парад в честь пятидесятилетия Победы в мае 1995-го».

«Рыцарь ордена искусств и литературы»

Этот титул был присвоен известному во всём мире мастеру в 1995 году на Международном фестивале фотожурналистики в Перпиньяне особым указом французского президента.

И после войны Халдей не оставлял любимого дела. Он ездил по стране, встречался с людьми труда, запечатлевал их за работой и на отдыхе. Его приглашали на выставки в разные страны. Последняя прижизненная была в Брюсселе.

Халдей был бойцом, оружие которого – фотоаппарат. Оружие против потери памяти, против забвения. Его часто спрашивали на выставках, как удалось уцелеть, снимая под обстрелами, в дыму и пламени. Такое разве объяснишь? «Смелого пуля боится, смелого штык не берёт», – писал поэт-фронтовик Алексей Сурков. Или, как говорят в народе, «смелого страх не возьмёт и враг не побьёт». Он считал соавторами уникальных фотографий бойцов, которые часто говорили: «Ты снимай, а мы прикроем». С грустью и болью признавался:

– Далеко не всегда мог запечатлеть то, что само просилось в кадр. Как-то на моих глазах во время боя загорелся танк - вспыхнул словно спичка. Я увидел на краю люка руку танкиста, судорожно пытающегося выбраться… не получилось… Как снимать такое? На многих фотографиях остались люди, которых не стало через несколько минут или часов после запечатлённого мгновения их жизни: лётчики, отправлявшиеся на боевой вылет, моряки-десантники, пехота... Очень часто они просили меня переслать фотографии родным, оставляли адреса. Я отправлял, а через некоторое время получал письмо: «Вы не ошиблись? На него пришла похоронка…»

Послевоенные встречи

После войны Халдей упорно искал героев своих военных репортажей, порой по несколько лет. А они жили-поживали, о славе не мечтали. Трудились, растили детей. Директор сельской школы Владимир Шептун, расписавшийся на Рейхстаге в 45-м, отыскался через 25 лет.

Регулировщицей на Берлинской Александерплац с фотографии, обошедшей весь мир, оказалась Мария Лиманская, в замужестве Шальнёва, успевшая вырастить не только детей, но и внуков. В прошлом году ей исполнилось 95 лет.

Регулировщица в Берлине, фото Е. Халдея

Регулировщица в Берлине, фото Е. Халдея

Нашлась и медсестра, которую Халдей запечатлел перевязывающей раненого бойца в окопе под Керчью, – знаменитая Катюша. Бесстрашный двадцатилетний санинструктор Михайлова, спасавшая раненых в самом пекле боёв. Прошагав пол Европы, выжив после тяжелейшего ранения в Югославии, Екатерина вернулась в родной Ленинград, стала врачом, вышла замуж за фронтовика Виктора Дёмина, взяла его фамилию. Последние годы жила в Москве, умерла в прошлом году в возрасте 94 года. А разыскали любимую санитарку моряки в 1964 году, тогда же о ней написал в очерке, опубликованном в «Правде», писатель Сергей Смирнов. Через 45 лет после войны Екатерине Илларионовне вручили звезду Героя Советского Союза.

Санинструктор Катюша Михайлова

Санинструктор Катюша Михайлова

Надежда Александровна Переверзева узнала себя на фотографии, сделанной в послевоенном Севастополе – «Обед в детском саду у моря»: две девчушки за столом на набережной недалеко от памятника затопленным кораблям о чём-то оживлённо со смехом болтают. Снимок стал своеобразным символом возрождения Севастополя после страшных испытаний.

«Обед в детском саду у моря», Е. Халдей

«Обед в детском саду у моря», Е. Халдей

Со многими героями снимков автор встречался, фотографировал их в мирной жизни, представлял на ретроспективных выставках цикл «Послевоенные встречи».

Открывая одну из первых послевоенных выставок в Севастополе, Константин Симонов, назвал снимки Халдея «моментами истины»: «Фотокорреспондент не может снять войну потом, запомнить что-нибудь на будущее. Его аппарат снимает сейчас. Его память – это снимки. Если они выжили, сохранились, то обязаны стать частицей памяти человечества…»

О каждом герое фотографий Халдея можно написать если не книгу, то солидный очерк.

Потсдамская конференция, Е. Халдей

Потсдамская конференция, Е. Халдей

А читать воспоминания автора о том, как делались военные фотографии, занятие горькое, но увлекательное, приоткрывающее тайны мастерства. Вот как он рассказал о рождении одного из снимков:

– В 1944-м, я подобрал в освобожденном Севастополе маленькое немецкое фото: на фоне Бранденбургских ворот ликующая толпа встречает победителей, возвращающихся из покорённой Франции. Целый год протаскал его в своём блокноте. А когда дошёл до Бранденбургских ворот, решил сделать свой снимок. Созвали мы с поэтом Долматовским солдат, тогда все снимались охотно, подогнали танк. Говорю Жене: "Читай стихи". И он начал декламировать только что сочинённое: "Идут гвардейцы по Берлину и вспоминают Сталинград..."

Надо отметить, получилось естественно, никто потом не заметил, что снимок-то постановочный.

Отвоевавший у вечности мгновения

Все, кто знал Евгения Халдея, отмечали, что за внешним спокойствием скрывалась его тонкая ранимая душа. Вспоминания о работе на Нюрнбергском процессе, куда он был аккредитован от ТАСС, он признался: «Самым страшным в Нюрнберге были дни демонстрации фото- и кинодокументов, привезённых из разных стран. Мои снимки тоже были в их числе – ров под Керчью с телами семи тысяч расстрелянных евреев – стариков, женщин, детей...» Вот когда его душа рыдала…

Всю жизнь он бережно хранил пожелтевший листок из альбома с четырьмя наклеенными снимками, явно сделанными в ателье: светлоглазый мужчина, две девушки и девочка – расстрелянный отец и три сестры, сброшенные в шахту живыми вместе с несколькими тысячами других евреев Юзовки. С этим листком он приехал в 1993 году в Израиль к Стене плача…

Евгений Халдей – человек, отвоевавший у вечности мгновения, обессмертивший сотни людей, не вернувшихся с поля боя, прославивший их подвиги, внеся имена многих в анналы отечественной и мировой истории. О значении его работ говорит и такой факт: на одном из аукционов Sotheby's организаторы признались: «Покупают только картины Айвазовского и фотографии Халдея». Что неудивительно: «Акт о безоговорочной капитуляции всех вооруженных сил Германии в Карлсхосте», «Парад Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года», «Суд над главными нацистскими преступниками в Нюрнберге» – не просто фотографии. Это произведения искусства. А «Знамя Победы над Рейхстагом» – в числе ста самых выдающихся снимков, созданных за время существования фотоискусства.

Евгений Халдей, 1995 год

Евгений Халдей, 1995 год

Общественность Керчи выступила с инициативой присвоить одной из улиц города имя Евгения Халдея, – говорит Татьяна Умрихина. – Коллектив музея-заповедника горячо поддержал эту идею. Такие люди не подлежат забвению. О них должны знать поколения, которые придут за нами.

Заглавное фото Евгений Халдей на Красной Площади, 24 июня 1945 года

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru