Информационно-аналитическое издание

Это страшное слово «дефолт»

31.05.2019
Дефолт на Украине. Колонка Ольги Сухаревской
Версия для печатиВерсия для печати

Революция, о необходимости которой давно говорили большевики… Ой, о чем это я? Страшное слово «дефолт», о неизбежности которого так давно говорили не потерявшие связь с реальностью экономисты, наконец, прозвучало из уст нового «главного олигарха Украины» И. Коломойского. Кто-кто, а Игорь Валерьевич деньги считать умеет. Как и рисковать. Так ли неправ миллиардер, предлагая избавиться от долговой удавки столь радикальным способом?

Решение отнюдь не простое для тех, кто, хотя и при ограниченном суверенитете Украины, отвечает за страну. С одной стороны, объявление суверенного дефолта далеко не уникально. Его объявляла и Россия в 1998 г., и Аргентина, и Греция, и целый ряд африканских государств. Собственно, объявляла и Украина, отказавшись вернуть России 3 млрд долларов кредита, что было «не замечено» МВФ, который, изменив правила кредитования, продолжил накачивать режим Порошенко долгами. С другой стороны, дефолт – это всегда резкое падение уровня жизни населения, обесценивание национальной валюты, разорение предприятий и всплеск безработицы на первом этапе. Украине падать уже особенно некуда, если правительство не решит организовать новый «голодомор», уже настоящий. И даже если вскоре после дефолта происходит резкое оздоровление экономики, у Украины нет времени его ждать.

Но сможет ли страна выжить без внешнего кредитования? По данным главы Нацбанка Украины  Я. Смолия, на сегодняшний день ЗВР Украины составляют 19,3 млрд долларов. Общий же размер государственного долга Украины достиг 79,82 млрд, увеличившись лишь за апрель на 1,03 млрд долларов. В 2019 г. предстоит выплата около 6 млрд долларов по внешнему госдолгу и около 3 млрд по внутреннему. А в ближайшие четыре года необходимо вернуть около 20 млрд долларов. Уже сейчас каждая вторая гривна в бюджете взята в долг. За такой «подарок» украинцы могут благодарить П. Порошенко, при котором долг вырос с 27,9 млрд долларов в 2013 г. до 40,7 млрд в 2018 г., и сбежавшую разорять другие страны Н. Яресько, навязавшую Украине кабальную реструктуризацию. То есть теоретически имеющихся у Нацбанка золотовалютных резервов достаточно для погашения текущих обязательств по внешним кредитам. Потому дефолт не является угрозой сегодняшнего дня.

Другой вопрос, что и новая власть заглядывает в рот кредиторам МВФ, добиваясь дальнейшего роста пирамиды долгов. В. Зеленский уже провел встречу с делегацией МВФ, на которой пообещал урегулировать вопрос о принятии закона о незаконном обогащении, что является условием кредитования. Но это далеко не единственное условие. Фонд также требует дальнейшего повышения цен на энергоносители для населения «до рыночного уровня». Любопытно, где этот уровень заканчивается, если за последние пять лет тарифы на газ выросли в 11 раз? Заоблачные тарифы душат экономику, которая не в состоянии создавать ВВП и не пополнять ЗВР, из-за чего для обслуживания долга требуются все новые кредиты. Замкнутый круг. При этом размеры финансирования МВФ не покрывают даже уровня выплат госдолга. Так, в 2018 г. Украина и МВФ подписали новую программу финансирования на 3,9 млрд долларов, из которых было выдано лишь 1,4 млрд. Второй транш рассчитывали получить в мае, но, как заявил глава миссии МВФ Рон ван Руден, деньги будут лишь после парламентских выборов и формирования правительства. Возникают вполне закономерные сомнения в необходимости попу гармони.

В частности, народный депутат Украины В. Рабинович отметил, что «сотрудничество с МВФ – преступно, опасно и должно быть прервано». По его совершенно справедливому замечанию, «МВФ – это финансовый врач, доктор, который лечит нас четыре с половиной года. В результате этого мы полностью убили экономику, мы в безнадежной долговой яме, а это значит, что доктор – шарлатан, доктор просто не умеет лечить».

Проблема, впрочем, даже не в том, что не умеет. Фонд по природе своей не предназначен для «лечения» экономик, являясь инструментом колонизации Западом государств, попавших в долговую яму. А неолиберальные рецепты МВФ направлены не на обеспечение роста экономики, а на гарантирование того, что страна-должник сможет вернуть кредиты либо рассчитаться своими ресурсами и предприятиями.

Выход из ситуации, когда дефолт невозможен в силу нищенского уровня жизни населения, а дальнейший рост долговой петли сделает дефолт неизбежным, лежит на поверхности. Экономика Украины должна работать, экспортировать товары и услуги, принося в бюджет валюту. Общий объем украинского экспорта упал с 63,3 млрд долларов в 2013 г. до 47,3 млрд в 2018 г. Наибольшее падение экспорта – в Россию и страны СНГ, с которыми постмайданный режим разорвал сотрудничество. По оценке В. Медведчука, от разрыва связей с Россией Украина ежегодно теряет 20 млрд долларов экспортной выручки. Не трудно подсчитать, что за 5 лет потеряно 100 млрд, что превышает весь объём государственного долга Украины.

Но решится ли команда В. Зеленского отказаться от наращивания долгов и приступить к восстановлению того, что разрушено режимом Порошенко?

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru