Информационно-аналитическое издание

Это не бред историка, это – «украиноцентризм» Института истории НАНУ

Это не бред историка, это – «украиноцентризм»
Версия для печатиВерсия для печати

Часть I
Часть II

Часть III

По утверждению завотделом истории Украины в период Второй мировой войны Института истории Украины НАНУ А.Е. Лысенко, на Украине более двадцати лет «историческая наука переориентировалась на общепринятые в мире стандарты научных исследований и преодоление советского исторического наследия».

А в «общепринятых мировых стандартах» нет такого понятия (явления), как «Великая Отечественная война советского народа 1941-1945 годов». Мы уже отмечали, что в 1990-х – начале 2000-х годов в Институте истории Украины НАНУ еще говорили, что «было бы неосмотрительно отбросить все наработки советской историографии», но потом «отказ от советского историографического наследия» для историков стал РЕКОМЕНДАЦИЕЙ.

В исследованиях должен был прослеживаться «украиноцентричный подход», нужно было применять «новый тезаурус» (понятийный аппарат), опираться на новые источники, по-новому оценивать и характеризовать «выдающихся деятелей прошлого». Рассмотрим это подробнее в специальной статье.

А сейчас обратим внимание на то, как в Институте истории Украины НАНУ стали трактовать «украиноцентричный подход», превратившийся со временем в «украинское измерение Второй мировой войны» УИНП при В. Вятровиче, дело которого продолжает А. Дробович – гедонист в области борьбы Украины с советским прошлым.

И дадим слово тому же А.Е. Лысенко, потому что пересказать этот «подход» довольно сложно.

* * *

2005 год. Академический «Украинский исторический журнал». № 5. Статья А.Е. Лысенко «Итоги Второй мировой войны и Украина».

Автор утверждал, что украиноцентричный подход при анализе Второй мировой войны [им уже тогда Великая Отечественная война была отнесена к «советским мифам»] требует разобраться с такими терминами, как «украинский народ», «украинская нация» и «Украина».

При этом А.Е. Лысенко отмечал, что «целостной политической украинской нации» в то время [во время войны] не было. Украину нельзя рассматривать как государство, потому что до лета 1941 года и с 1943 года была УССР (по его утверждению, «квазигосударственный субъект СССР»), а во время немецко-румынской оккупации были территории рейхскомиссариата «Украина», «Транснистрии», дистрикта «Галичина» и «военной зоны».

А.Е. Лысенко также подчёркивал, что в то время [во время войны] было несколько «украинских проектов»: сталинский проект – «УССР», национальный – «построение Украинской соборной суверенной державы (УССД) на её этнических землях», а также немецкий проект. О немецком проекте историк заметил, что не удалось изменить позицию Гитлера по «украинскому вопросу», несмотря на все усилия А. Розенберга.

Далее А.Е. Лысенко теоретизировал: «На данный момент [2005 год] ученые не могут убедительно доказать, какая часть населения Украины поддерживала тот или иной проект (о планах Германии речь не дёт) и была заинтересована на уровне сознания и активной жизненной позиции».

* * *

Вот такой «украиноцентричный подход» к истории Второй мировой войны уже был готов в 2005 году в Институте истории Украины НАНУ.

Историки должны были исходить из того, что во время войны жители УССР или все этнические украинцы размышляли, какому «украинскому проекту» отдать предпочтение. А жители УССР и всего Советского Союза не знали, за что воюют.

Прямо убийственное утверждение о том, что ученые Украины в 2005 году [«на данный момент»] не могли доказать, какой «украинский проект» в годы Великой Отечественной войны поддерживался «населением Украины», то есть в УССР не знали, что поддерживают проект Советской Украины в составе СССР.

Возможно, А.Е. Лысенко хотел задать этим посылом некий задел для «украиноцентричного», то есть «несоветского», описания жизни людей на территории УССР в период оккупации. В литературе редко можно встретить озвученные УИНП в 2009 году данные о том, что от 92 до 95% жителей УССР остались на оккупированной территории, не отправились в эвакуацию или не были эвакуированы организованно.

Завотделом Института истории Украины НАНУ пришёл к заключению, что если нет ясности по «украинским проектам», по «Украине», если нет оснований говорить о «политической украинской нации» в период Второй мировой войны, то историкам надо оперировать понятием «украинский народ».

«Украиноцентричный характер» историографии Второй мировой войны должен был, по словам А. Лысенко, «стимулировать самоидентификацию граждан Украины».

При всей абсурдности формулировок «украиноцентичного подхода» 2005 года, они стали воплощаться в реальные монографии, статьи, публикации, концепции.

А какого уровня самоидентификации и украинизации истории достигают в современной Украине, свидетельствует, например, положение из действующей школьной программы интегрированного курса «Украина и мир», относящееся к периоду Второй мировой войны. Ученики должны уметь оценить «вклад в победу над нацизмом Тараса Бульбы (Боровца), Шарля де Голля, Александра Довженко, Дуайта Эйзенхауэра, Георгия Жукова, Сидора Ковпака, Ивана Кожедуба, Олега Ольжича, Кирилл Осьмака, Франклина Рузвельта, Йосифа Сталина, Ахмен-Хана Султана, Уинстона Черчилля, Романа Шухевича».

То-то и оно. Это не бред, это – «украиноцентризм».

* * *

За год до принятия этой школьной программы, в 2015 году, А.Е. Лысенко опубликовал статью «Преодоление “мифа войны”, или От какого наследства мы отказываемся» (УИЖ, 2015, № 2).

Он, в частности, написал, что на Украине «методологической основой нового взгляда на историю войны стал украиноцентризм в его широком понимании: чисто этатистский подход уступил место антропологическому измерению военного времени, когда в фокус научного поиска перемещалось украинское общество и его разные социальные, этнические, конфессиональные, политические, маргинальные группы». Он уже не писал об украинских проектах, государстве, нации и украинском народе.

К 2015 году вирус украинства, «украиноцентричного подхода», о котором А.Е. Лысенко теоретизировал в 2005 году, принес свои плоды – расчленил общество, государство, обесценил макроисторию Великой Отечественной и Второй мировой. И сегодня продолжается системная государственная политика по лишению народа Украины своей истории в угоду истории «национально-освободительной борьбы за УССД» и перехода историков Украины в «мировое научное пространство».

* * *

Ещё раз о 92-95% населения УССР, оставшегося на оккупированной территории. Об этом факте в научной литературе по истории Великой Отечественной и Второй мировой подвижек нет. Если бы народ Украинской ССР участвовал не в Великой Отечественной войне, то он то и делал бы, что боролся за УССД, против большевизма, сталинизма, коммунизма, с советской властью. И украинизаторы обязательно бы об этом написали.

Но в истории была Великая Отечественная война. Поэтому украинизаторы по-живому, насильно нацистскими и фашистскими методами выкорчёвывают память о ПОДВИГЕ И ПОБЕДЕ советского народа.

Представляется, что если их не остановить, то они могут зайти очень далеко.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru