Информационно-аналитический портал
ссылка

Экстремисты в Крыму – опасное наследие украинского прошлого

Увеличить шрифт
А
А
А

Федеральная служба безопасности (ФСБ) Российской Федерации провела в Крыму (Белогорск, Бахчисарай, Симферополь, Севастополь и Советский район) серию обысков в местах проживания активистов запрещённой в России исламистской организации «Хизб ут-Тахрир»*. Задержаны шесть человек – Тимур Ялкабов, Яшар Шихаметов, Эрнест Ибрагимов, Азамат Эюпов, Ленур Сейдаметов и Олег Фёдоров. Ялкабов и Эюпов обвиняются в организации террористической группировки, остальные – в участии в её деятельности.

Данное событие – последствия бездумной политики Киева в период нахождения полуострова в составе Украины. «Хизб ут-Тахрир», будучи запрещённой в Германии, Дании, Австралии, Великобритании, Малайзии, Пакистане, Белоруссии, Казахстане,  Азербайджане, Киргизии, Таджикистане, России, разрешена на Украине. 

В начале 2000-х «хизбы» этим активно пользовались. Запустили информационный портал «Хiзб ут-Тахрiр в Українi», вели активную пропаганду среди крымских татар. Киев на такие «шалости» смотрел сквозь пальцы, видя в «хизбах» конкурентов так называемого меджлиса крымско-татарского народа во главе с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым. И приветствовал такую конкуренцию.

Киеву было сложно противостоять Джемилеву и Ко, поскольку последний имел автономный выход на внешних игроков – Турцию и с её помощью – на ЕС и США. В 1990-х украинские власти надеялись использовать крымско-татарских радикалов в качестве противовеса русскому населению полуострова. Вся национальная политика Киева в Крыму в годы самостийности сводилась к попыткам натравить крымских татар на русских и управлять динамикой этой вражды в ручном режиме. Джемилев и Чубаров нужны были как люди, державшие крымских татар под контролем.

Но со временем, во многом благодаря турецкой поддержке, эти двое превратились в весьма независимых политиков. Достаточно сказать, что в структуре меджлиса существовал отдел по внешним связям, дублирующий функции МИД Украины. Ситуация грозила выйти из-под контроля (кстати, в Крыму помнят, как  экс-президент Украины Леонид Кучма в 90-х очень жёстко пресёк попытки меджлиса претендовать на более высокий уровень власти), и активность «хизбов» на полуострове Киев воспринял благосклонно. 

Джемилев и Чубаров сразу увидели в «хизбах» конкурентов в борьбе за влияние на умы крымских татар. К тому же крымско-татарский вопрос в руках руководства меджлиса превратился в личный бизнес, а лозунги о необходимости сохранения чистоты крымско-татарской культуры, что, по Джемилеву и Чубарову, возможно только при раздельном сосуществовании с русскими, тоже были пустым популизмом. Чубаров призывал крымских татар не сближаться с русскими и хранить чистоту своего рода, но сам он женат на латышке Ингриде Вальтсоне, а двух дочерей выдал замуж за мужчин со славянскими фамилиями.

У «хизбов» были все шансы со временем потеснить Джемилева и Чубарова, и потому Киев никак не реагировал ни на факты участия крымско-татарских радикалов в войне в Чечне на стороне кавказских террористов ни на причастность «хизбов» к пропаганде идеологии радикального исламизма. Дежурной отговоркой было то, что «хизбы», мол, отвергают насильственные способы построения исламского политического строя. Но это было формальностью и совсем не означало, что «хизбам» чужды такие чаяния. Как раз наоборот, «хизбы» выступали в роли пропагандистского крыла воинствующего исламизма. Пока другие взрывали и убивали, «хизбы» говорили, что нет Крыму иного счастья, кроме как в лоне политического ислама. В Киеве же смотрели на происходящее в Крыму сквозь пальцы, а в период подготовки государственного переворота возлагали как на меджлис, так и на «хизбов» особые надежды, связанные с постмайданным будущим полуострова.

По информации МВД РФ, к 2015 году численность «хизбов» в Крыму благодаря эффективной работе российских спецслужб снизилась с 10 тысяч до 2,5 тысячи. К тому времени члены группировки на территории материковой России уже попадались на вербовке новых адептов и подготовке насильственных действий в Российской Федерации. Так что «Хизб ут-Тахрир» – не такая невинная организация, как утверждают сегодня в Киеве.

Украинские власти, как и в начале 2000-х, снова делают ставку на «хизбов» в Крыму. Действия ФСБ РФ по обезвреживанию террористических ячеек называют в Киеве нарушением прав человека и политическими репрессиями. Украинские так называемые правозащитные организации «Крымская солидарность» и «Крымское детство» налаживают контакты с такими одиозными организациями как нидерландская Lawyers for Lawyers и американская American Bar Association, дабы сообща обеспечить возможность работать в Крыму адвокатам, защищающим «жертв российского режима», «хизбов» в том числе. 

«Работа адвокатов [в Крыму] подвержена серьёзным рискам, особенно тех, кто защищает людей, подвергшихся политическим репрессиям. Чтобы защитить их права, нужно вынести эту проблему на международное обозрение и начать формировать сеть солидарности адвокатских сообществ», – заявила «правозащитница» Александра Матвийчук. 

Непонятно, каким рискам подвергаются адвокаты, защищающие обвиняемых «хизбов», а также прочие проукраинские правозащитники. Ни один обвиняемый не лишён адвокатской защиты и говорить о притеснении адвокатов неуместно. Например, координатор «Крымской солидарности» Мустафа Сейдалиев беспрепятственно прибыл на место задержания вышеупомянутого Азамата Эюпова и даже попытался войти в дом во время проведения там следственных действий, но был остановлен сотрудниками патрульно-постовой службы. Вряд ли Сейдалиев так лихо прорывался в дом Эюпова, если бы ему за то грозила опасность подвергнуться репрессиям. Так что «правозащитница» Матвийчук попросту лжёт. 

Проект «Крымское детство» направлен на раскрутку темы «забота о детях крымских политзаключенных». Участники проекта фальшиво завывают о горестях, какие испытывают дети «хизбов», когда их отцов приговаривают к тюремным срокам.

Во всех странах забота о детях террористов заключается в первую очередь в том, чтобы изолировать отцов-носителей человеконенавистнической идеологии терроризма от ментально неокрепших детей с целью предотвращения индоктринации подрастающего поколения исламистскими лозунгами. Российская правоохранительная система придерживается в этом вопросе международно признанных стандартов и никакими «зверствами», живописуемыми украинской пропагандой, не занимается. Пенитенциарная система любой страны имеет полномочия на принуждение осуждённого к отбыванию наказания, определённого судом, и Россия не исключение.

Показательно, как освещает этот процесс украинская пресса, сообщая об арестах «мусульман», «крымских татар», «активистов», как будто подозреваемые в организации и участии в деятельности террористической организации пострадали за национальность, религиозные убеждения или легальную общественную деятельность! При этом «Хизб ут-Тахрир» называется «религиозной организацией, которая свободно действует в Украине и большинстве стран мира, но запрещена в России». О других странах, в том числе европейских, где «хизбы» запрещены, СМИ Украины не сообщают. Понятно, по каким причинам.

В российском Крыму будут и дальше делать то, чего не делали в Крыму украинском, – выкорчёвывать террористическую заразу.

43
Поставить лайк: 554
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору