Информационно-аналитическое издание

Две даты. Вспоминая Сталина

Версия для печатиВерсия для печати

Постсоветская мифология рассматривает Сталина как всесильного тирана, едва ли не с момента смерти Ленина своей злобной волей вершившего судьбы миллионов людей. Так, 13 января 2010 года Апелляционный суд Киева признал его главным виновником геноцида 1932-1933 годов. Решением суда в угоду даже не тогдашнему президенту Украины Виктору Ющенко, а его жене, чья диссертация о «голодоморе-геноциде» была в пух и прах раскритикована во время защиты, Сталин был объявлен организатором преднамеренного уничтожения украинцев.

Оставим это решение на совести судей, «не заметивших», что русские, греки, немцы, евреи, болгары от голода пострадали ничуть не меньше украинцев, и попробуем рассмотреть роль Генсека в событиях тех лет. Тем более поводов достаточно: и 80 лет «геноциду», и день рождения Иосифа Сталина.

Неправильно считать, что Российская империя жила сытно. С середины XIX века и до 1917 года каждые 2-3 года были отмечены голодными смертями. Наиболее масштабным оказался голод 1891 года, когда только православных жителей империи умерло около 2,5 миллионов человек. Ещё Лев Толстой писал, что в России крестьяне голодают не когда хлеб не уродился, а когда не уродилась лебеда. При этом даже в голодные годы до 15% выращенного хлеба продавалось за границу. Министр финансов страшного 1891 года Иван Вышнеградский это обосновывал необходимостью любой ценой сбалансировать государственный бюджет Российской империи: «Мы должны экспортировать, даже если мы умрем».

Причины частого голода были не только в экспорте хлеба, но и в безземелье крестьян, в низкой культуре земледелия, слабом оснащении техникой и почти полном отсутствии удобрений. А в результате разрухи, вызванной революциями и Гражданской войной, ситуация ещё ухудшилась. Отсюда и целая череда голодных лет на Украине: 1923, 1927, 1929, 1931…

Но самым страшным стал голод 1932-1933 годов, поразивший не только Украину, но и Северный Кавказ, Казахстан, Зауралье, Поволжье. Люди голодали в Польше, Чехословакии, Румынии, Германии, Голландии. Около 8 миллионов человек потеряли от искусственного голода Соединенные Штаты Америки.

Объективной причиной недорода 1932 года были погодные условия. По данным украинских метеостанций, приведённым в книге Елены Мазур и Николая Лативока «Голод 1932-33 годов, голодомор 1991-2010 годов», весна 1932 года выдалась необычайно холодной и дождливой, в марте-мае среднемесячная температура держалась на 4 градуса ниже обычной. А Украину заливали холодные дожди (по 3-4 ежемесячных нормы), вызвавшие массовый падёж тяглового скота, катастрофические наводнения в ряде областей, смывавшие не только посевы, но и дома, школы, хозяйственные постройки. С конца июня по начало сентября наоборот установилась неимоверная жара, а осадков выпадало не более четверти от месячной нормы. Были районы, где за всё лето не выпало ни капли дождя. Итогом стал катастрофический неурожай: по данным профессора Марка Таугера из университета Западной Вирджинии, средняя урожайность пшеницы по Украине составила всего 4,7 центнера с гектара. К примеру, в 1970-е в УССР урожай в 40 ц/га считался слабым.

Уже в начале мая Совнарком СССР во главе со Сталиным правильно оценил складывающуюся на Украине ситуацию и распорядился вернуть из портов готовые к отгрузке за рубеж 15.000 тонн кукурузы и 2.000 тонн пшеницы и прекратить вывоз хлеба из Украины в Закавказье. Этим же постановлением давалось указание закупить в Иране три миллиона пудов пшеницы и завезти на Украину четыре миллиона пудов зерна. Решения Политбюро о продовольственной помощи Украине следуют одно за другим: 16 мая, 21 мая, 8 июня, 16 июня, 26 июня, 9 июля…

Что касается субъективных факторов голода, то главным из них было неумение руководить. В первую очередь это касалось руководителей УССР. В августе 1932 года, ещё до начала голода, Сталин писал Кагановичу и Молотову: «Обратите серьёзнейшее внимание на Украину. Чубарь своей разложенностью и оппортунистическим нутром и Косиор своей гнилой дипломатией (в отношении ЦК ВКП) и преступно-легкомысленным отношением к делу — загубят вконец Украину. Руководить нынешней Украиной не по плечу этим товарищам. У меня создалось впечатление (пожалуй, даже убеждение), что придется снять с Украины обоих, — и Чубаря и Косиора».

Буквально через 9 дней в новом письме Кагановичу он уточняет свою позицию: «Вместо того, чтобы руководить районами, Косиор все время лавировал между директивами ЦК ВКП и требованиями райкомов и вот — долавировался до ручки. Правильно говорил Ленин, что человек, не имеющий мужество пойти в нужный момент против течения, — не может быть настоящим большевистским руководителем. Плохо по линии советской. Чубарь — не руководитель».

Надвигающаяся катастрофа вынудила предпринять экстраординарные меры. 7 августа было принято Постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», прозванное «демократическими» публицистами «Закон о трёх колосках».  Массовые хищения на железной дороге и в сельском хозяйстве приносили убытки, исчисляемые десятками миллионов рублей. С целью усиления борьбы с воровством колхозное имущество приравнивалось к государственному, за счёт чего ужесточались наказания в отношении виновных.

Но хаос и дезорганизация присутствовали и в низовом звене руководства. Эти явления отмечают Постышев и Хатаевич, посетившие ряд районов Харьковской и Днепропетровской областей в январе 1933 года. Украинские националистические историки обвиняют Москву в «уничтожении наиболее сознательного слоя нации», совершенно забывая, что бездействие или, наоборот, чрезмерное рвение этого самого «наиболее сознательного слоя нации» и привело к голоду. Так бригада ЦК ВКП(б) во главе с Постышевым первым делом ликвидировала сохранившиеся с Гражданской войны «комитеты бедняков», члены которых, по докладам ГПУ УССР, и «отличились» изъятием зерна подчистую у единоличников и зажиточных крестьян.

«Левацкие перегибы», отмеченные ГПУ в декабре 1932 – январе 1933 годов в 183 районах, распределились следующим образом:

издевательства — 51;

избиения — 34;

поголовные обыски — 12;

незаконное выселение — 9;

содействие кулачеству в невыполнении хлебозаготовок — 7;

вымогательство — 9;

незаконные аресты — 5;

незаконное изъятие хлеба и имущества — 53;

незаконные штрафы — 3.

Обратим внимание: более 96% нарушений законности, обрекавших людей на голод, было допущено местными «активистами», а наказание за это они понесли от «руки Москвы», прибывшей ликвидировать хаос.

Именно по данным бригады Постышева, проанализировавшей деятельность «наиболее сознательного слоя нации» на Украине, было принято постановление Президиума ЦИК, которое требовало прекратить практику привлечения к суду по закону от 7 августа «лиц, виновных в мелких единичных кражах общественной собственности, или трудящихся, совершивших кражи из нужды, по несознательности и при наличии других смягчающих обстоятельств».

А следом была издана инструкция «О прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне», в которой говорилось: «В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне всё ещё продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать». Не удивительно, что через три года из 115 тысяч дел, заведённых по «Закону о колосках», более 91 тысячи случаев его применения было признано неправомерными.

Но ни эти меры, ни авральная работа бригады ЦК во главе с Постышевым не смогли предотвратить беды. Голод стал реальностью Украины, и ликвидировали его за счёт поставок продовольствия из отнюдь не самого сытого российского Нечерноземья и крупных промышленных центров. Сохранились десятки документов центральных органов власти о выделении продовольственной помощи голодающей Украине, которая, к сожалению, не всегда доходила до простых людей из-за бездарности местного руководства.

Виновен ли Сталин в голоде 1932-1933 годов? Как руководитель государства, отвечающий за всё, происходящее в стране, конечно, виновен. И не в последнюю очередь виновен он в том, что не привлек к ответственности истинных виновников голода в СССР. Однако возмездие к главным виновникам голода на Украине, хоть и с опозданием, но пришло.

Кроме местных, слишком ретивых экспроприаторов, ныне почитаемых как «жертвы сталинизма», Влас Чубарь, Станислав Косиор, Панас Любченко, Мендель Хатаевич и другие были арестованы и расстреляны. Николай Скрыпник, уделявший больше внимания украинизации, чем курированию закреплённых за ним экономических вопросов (в феврале 1933 года был назначен на должность главы Госплана и заместителя председателя Совета народных комиссаров УССР), 7 июля 1933 года покончил с собой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru