Информационно-аналитическое издание

«Донбасский синдром» косит ряды украинских военных

Версия для печатиВерсия для печати

Около месяца назад министр внутренних дел Украины Арсен Аваков опубликовал данные о количестве самоубийств среди участников АТО. По его словам на начало июня 2017 года 500 «атошников» покончили жизнь суицидом, а ещё в 2015 году количество жертв бытового насилия в семьях бывших вояк возросло в восемь раз.

Данная тенденция набирает обороты.

На днях в Киеве произошел жуткий случай. Бывший участник так называемой АТО Олег Кривец зверски убил свою жену Светлану, нанеся ей 40 ножевых ран. После чего перерезал себе вены и включил газовые конфорки. Соседи услышали запах газа и вызвали спасателей. Убийцу в критическом состоянии увезли в реанимацию. Очевидно преступление произошло из-за ревности, так как рядом с погибшей был найден её разбитый мобильный телефон. На страницах жертвы и её мужа-убийцы в Facebook множество патриотических фотографий на фоне украинского флага и военной техники.

Случай это далеко не единичный. В январе 2017 в парке Космонавтов в Кропивницком (декоммунизированный Кировоград) свёл счёты с жизнью бывший участник АТО, доброволец полка «Азов». В феврале в селе Посухов Тернопольской области повесился бывший «атошник». Перед смертью он позвонил брату и сказал: «Надоело, больше не выдерживаю. Оставляю вам номер карты, чтобы было за что похоронить».

В марте нынешнего года в Харькове 27-летний боец батальона «Азов» убил свою жену и 4-летнюю дочь, а затем покончил с собой.

В мае, неоднократно судимый «захыснык нэньки», житель города Скалат Тернопольской области, вернувшийся из зоны АТО, забил жену до смерти. Сиротами остались трое детей. Местные жители рассказывают, что после возвращения из зоны боевых действий их земляк превратился в настоящего зверя.

8 июня Николай Сидорчук, 1993 года рождения, вместе с отцом и братом пришел на станцию метро «Академгородок» в Киеве. Пока родные покупали жетоны, Николай спустился к перрону. По свидетельству машиниста, молодой человек прыгнул на рельсы в момент прибытия поезда. Он скончался от несовместимых с жизнью травм.

Только в 2016 году в зоне АТО боевые потери украинской армии составили 211 военнослужащих, небоевые – 256. Среди погибших не в бою – 68 самоубийц. Стоит учесть, что официальная статистика занижает реальные цифры, на деле они могут быть в разы выше.

Эти преступления и самоубийства бывших участников боевых действий – следствия посттравматического стрессового расстройства или синдрома (ПТСР). Он развивается у военных или гражданских, перенесших острую либо хроническую травмирующую ситуацию. На Украине его неофициально называют «донбасским синдромом».

Военный психолог, бывший сотрудник Генерального штаба и начальник кафедры воинской педагогики и психологии Военного института Киевского национального университета им. Тараса Шевченко полковник Олег Скрипкин рассказал: «Я общался с израильскими коллегами, им очень интересен наш опыт, они постоянно совершенствуют свою реабилитационную систему. Они сами говорят о 5-8% военных, пострадавших от ПТСР. Для сравнения: у нас, по различным данным, речь идет примерно о 20-25%». Учитывая, что на сегодняшний день на Украине зарегистрированы уже порядка 280 тысяч участников АТО, количество поражённых «донбасским синдромом» составляет 70 тысяч.

Соб. корр «Одной Родины»