Информационно-аналитическое издание

ДНР. Андрей Лихацкий: «Наши дети – это воины»

Версия для печатиВерсия для печати
Я ватник и меня не изменить.
Я ни наград, ни званий не имею.
Я, может быть, и не умею жить,
Но я умею Родину любить,
А предавать и хаять не умею.
И даже в самом сумрачном бреду
В одном ряду с фашистом не пойду.
 
Андрей Лукин

Звонили колокола в православных храмах в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы, а с наступлением сумерек по осенней улице древнего города поползла огненная гидра неонацизма. Это с факелами вышли наследники убийц из Третьего рейха, отметить день, когда из змеиного яйца ненависти вылупилась УПА. До поры до времени это кровавое наследие дремало в бандеровских схронах, а потом материализовалось в нэзалэжной – и запылала Одесса, умылся кровью Мариуполь, сонм пуль, смертоносных «Градов», «Точек-У», фосфорных снарядов полетели в сторону поднявшегося на свою защиту Донбасса.

* * *

В этот день в храмах Донбасса тоже шли службы, а на плацу Донецкого военного лицея имени Георгия Берегового выстроились шеренги молодых ребят - будущих защитников Родины. Все они, даже те, кто не достиг совершеннолетия, готовы встретиться лицом к лицу со своими пораженными бациллой человеконенавистничества ровесниками, которые в националистическом раже сначала таскают факелы по Крещатику, а потом идут расстреливать мирных людей.

Ребята готовятся к этому по-разному – кто в военном лицее, кто в военно-патриотических клубах, кто в спортивных секциях. Вот и в этот день они прибыли в составе команд на приуроченный к празднику спортивный турнир, чтоб помериться силами в многоборье (беге, метании гранаты и стрельбе из пневматического пистолета). Забегая вперед, скажу, что турнир прошел на высшем уровне к вящему удовольствию организаторов и участников, а лучшие представители команд были награждены поездками в город воинской славы Курск, где в годы Великой Отечественной войны на Курской дуге был сломан хребет фашизму.

Ну а нам удалось поговорить с тем, кто учит ребят не прятаться под мамкиной юбкой, любить Родину и в лихую годину не стать пушечным мясом. С тем, кто в 2014-м вместе со своими воспитанниками встал на защиту Донбасса. Знакомьтесь - Лихацкий Андрей Владимирович, позывной Майор, руководитель Военно-патриотического объединения имени Героя Донбасса Олега Гришина при Союзе ветеранов войны в Афганистане ДНР. Одиозный укроповский сайт «Миротворец» сообщает, что в 2015 году Лихацкий был командиром бригады «Восток» ДНР. Добавлю, что позже это воинское подразделение называлось в/ч 08818, а ныне – 11-й гвардейский мотострелковый полк. Закончил Черновицкий государственный университет в системе МВД. Много лет проработал в правоохранительных органах.

- Я еще за несколько лет до войны знал, что она будет, - говорит Андрей Владимирович. - А заниматься с детьми начал с 1994 года. Работал в спецслужбах, а свободное время уделял ребятам.

Я ведь сам еще в 1986 году бегал в военно-патриотический клуб "Юный десантник".

Тогда аэродром города Моспино (город районного значения, административно подчиненный Донецку) был одной из точек подготовки десантников для Афганистана. Прыгали много, и прыжки были бесплатные, даже талон на питание давали. Но я в Афган не попал, потому что в армию призвали уже после вывода оттуда советских войск.

После развала страны из клубов в Донецке остался только «Юный десантник», но государственной поддержки, конечно, не было. Нам тогда серьезно помогал донецкий голова Александр Лукьянченко. Проводили летние каникулы на базе воинской части внутренних войск в Ясиноватой. В свободное время, в выходные водил их в походы, ездил с ними на Моспинский аэродром, совершали прыжки с самолета.

Потом появились другие клубы, и на базе «Юного десантника» была создана городская общественная организация «Национально-патриотический центр имени Героя Советского Союза Валерия Арсенова», которую я возглавил перед войной.

А в начале 2000-х меня по службе перевели в Моспино, где я стал работать старшим следователем уголовного розыска.

Городишко не сильно был развит в культурном плане, спорте, процветали алкоголизм и наркомания. Молодежи девать себя было некуда, поэтому правонарушений в молодежной среде было много. Решил занять их в клубе. Переговорил с директором шахты - и нам отдали помещение заброшенной библиотеки. Набрал ребят, сделали с ними ремонт. С 2005-2006 гг. это было уже поставлено на профессиональный уровень. Я пошел работать военруком в школу. Так в Моспино был создан военно-историко-патриотически-православный клуб «Каскад», где мы занимались до 2014 года, пока не началась война.

НАШИ ЛЯГУШЕК МОГУТ ЕСТЬ

Но вернемся в день сегодняшний. Отдавая должное спорту, Лихацкий тем не менее считает, что участие ребят в военно-патриотических клубах делает их гораздо сильнее обычных спортсменов, сильнее духом.

- Когда-то в Ясиноватой, - вспоминает он, - в военно-патриотическом лагере, где я был директором, мне в нагрузку дали спортсменов-борцов, дзюдоистов, дескать, они тоже хотят военкой позаниматься. Ну приехали. Наши – понятно, мы все время по походам, по балкам, с палатками, ходили пешком от Саур-Могилы в Донецк (а это почти 100 км) и по теплу, и в холодную погоду. Привыкшие. Наши лягушек могут есть, червяков. У нас каждый день зарядка, мероприятия военные, ползаем, грязные все. В столовую, бывало, идем - воды нет, можно только руки помыть. В общем, на третий день приехали руководители по просьбам родителей, которым успели нажаловаться спортсмены. Мы, говорят, думали, что тут спецтренировки будут, витамины, а тут – каша-тушенка, каша-тушенка, телевизора нет, интернета нет… Так и уехали.

Другой раз мне дали глухонемых. Я своих предупредил: смотрите, ребята лишены многого, вы их не обижайте, помогайте, дружите. Оказалось, наоборот, они ожидали каких-то особых условий. А тут – ни душевых, ни биде. Говорят: мы были в Италии и во Франции, нас лучше встречали, мы в Крыму каждый год отдыхаем. И я понял, что у наших родителей денег не хватит, чтобы так обеспечить своих детей. А эти подрастут - и тоже будут считать, что им все должны. И тогда я понял, что инвалид – это еще не порок, из-за которого мы все здоровые за ним должны бегать. Тут недопустимы такие перекосы, которые делают человека эгоистом.

ВЫГОДОПОЛУЧАТЕЛИ

- Согласитесь, воспитание начинается в семье, - говорит Майор. - Ходил ко мне парень, а потом перестал – мама запретила, дескать, может, на Украину поедешь. Может, и поедешь, сказал я ему. Но будь готов к тому, что там тебя заберут в армию и пошлют воевать против своих же. Там практикуется такое. И ты будешь стрелять в своих товарищей? А может быть, не только стрелять? Ведь те из местных, которые приходили в составе карательных батальонов, больше всех издевались и над мирным населением, и над пленными в Шахтерске, Снежном. Как мы знаем на примере Великой Отечественной, полицаи зверствовали всегда больше, чем сами фашисты.

Есть и т. н. выгодополучатели, которые готовы иметь все паспорта - и украинский, и российский, и дэнээровский, и получать везде пособия, пенсии и прочие выгоды. У нас ведь такое и в мыслях появиться не может, мы жизнь готовы отдать, и тут… И какие дети вырастут в таких семьях? Не за них ли мы воюем в том числе?

Но в любом случае я знаю, что, если начнется месиво, я пойду воевать не за абстрактных людей, которые тут попрятались, я буду защищать свою семью. Потому что они придут ко мне, будут искать меня и будут издеваться над моей семьей. Если я раньше шел за идею, защитить право выбора, референдум, то теперь пойду защищать свою семью. Мне деваться некуда.

СУТЬ ВРЕМЕНИ

В начале войны в батальоне «Восток» было сформировано отделение из ребят, состоящих в организации «Суть времени». Я думаю, что это «родственники» военно-патриотических клубов.

- Разница в том, - замечает Лихацкий, - что их много. Один занимается боевой подготовкой, другой фильмы показывает, третий проводит уроки русского языка, а я и до войны, и сейчас готовлю ребят один. До встречи с ними я не знал о такой организации. А они очень мотивированные люди. И доказали это, когда в 2014 году их поставили на ответственную позицию, которую они защитили ценой своей жизни.

СЫН ПОЛКА

Сегодня для нас история Великой Отечественной войны, с одной стороны, служит примером массового героизма народа, с другой – как укор. Вот, например, были сыновья полка - осиротевшие подростки, которые оставались при воинской части и воевали вместе с взрослыми. И вдруг в Донбассе появляется дочь полка - девочка при живых родителях, у которой служил кто-то из родственников, и посему она часто приходила в часть. Сначала ее распиарили, а потом произошел скандал. Ничего криминального, но очень неприятно, что на выстраданное детьми звание «сын полка» легло пятно. И, по сути, символы героизма, как и во многих других случаях в наше время, стали подменяться симулякрами. Может быть, у моего собеседника есть другие примеры?

 

- Сыновей полка в ДНР я не знаю, - говорит Лихацкий. - Но у нас, например, вместе с отцом (позывной Махно) служил 15-летний парень, которого через год отправили учиться в военный лицей. Ну и мои хлопцы пошли на войну сразу по окончании школы, когда им было по 16-17 лет. У меня самого есть дочка и есть внук. И если в 2014-м я даже не думал, что меня могут убить (мне было безразлично), то теперь знаю, что надо еще и внука поднимать.

МОИ РЕБЯТА – ВОИНЫ

- Есть бойцы для ринга и есть воины, - говорит Лихацкий. - Наши дети – это воины. Мы их тренируем на всю жизнь, а не на три минуты боя.

Мои воспитанники, выпускники 2013 года, практически все пошли со мной служить. Я только потом из рассказа родителей узнал, что кто-то из них убегал из дома. Тайком собирались и ночью через окно - на войну. Некоторые мамаши сокрушались: что вы им в голову вложили, вы готовите пушечное мясо! На что я ответил, что пушечное мясо – это те, кто сиднем дома сидит, а я учу ребят как защититься, где спрятаться от бомбы и от гранаты.

Мы с ребятами пошли воевать еще и поэтому, что в Донбассе по своему внутреннему строю мы ощущаем себя более русскими, чем некоторые из живущих в России. Сегодня это уже очевидно. Эти пятеро, которые пришли со мной, стали учить ополченцев. Потому что они уже в 10 лет могли собирать-разбирать автомат, а через 7 лет занятий в клубе могут делать это с завязанными глазами на время, вися вниз головой на турнике. Среди них есть и кандидаты в мастера спорта по рукопашному бою. В батальоне «Восток» в 2014 году мы организовали учебную роту, где они учили мужиков, годящихся им в отцы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru