Информационно-аналитическое издание

Для Киева крымские татары – объект политической инженерии

Версия для печатиВерсия для печати

12 ноября 2015 г. Верховной радой Украины было принято постановление 2493а «О признании геноцида крымско-татарского народа». Согласно постановлению, депортацию крымско-татарского народа в 1944 г. украинские депутаты признают актом геноцида, устанавливают 18 мая днем памяти жертв геноцида крымских татар.

Принятие постановления показало отсутствие у Киева внятной стратегии в данном вопросе. Вместо неё – попытки отыграть ситуацию назад, что невозможно.

Все необходимые шаги по признанию за крымскими татарами статуса депортированного народа уже сделаны российскими властями. Запоздалые на десятилетия идеологические выпады Киева – это попытки создать параллельную политическую реальность, приписывая себе функции правительственных институтов соседнего государства, под юрисдикцией которого находится  население Крыма.

Упирая на тему депортации и придавая ей формат из ряда вон выходящего события, Киев надеется растравить у крымских татар старые обиды. Однако исторические факты свидетельствуют: в годы Второй мировой войны депортация части граждан, в лояльности которого у правительства возникали сомнения, была обычным делом.

7 декабря 1941 г. японцы атакуют Перл-Харбор – бухту на Гавайских островах, расположенных почти за 4000 км от материковой части США. Уже через два месяца, согласно указу президента Рузвельта от 19 февраля 1942 г., американское правительство приступило к депортации американцев японского происхождения вглубь материка. Всего было депортировано 120 000 человек.  Депортации подвергались даже те, в ком была 1/8 часть японской крови, а то и меньше. Всю страну охватила антияпонская пропаганда: плакаты «Убей япошку!» были нормой. Гражданам США с японскими корнями запрещалось иметь лодки, рации и оружие.

Нечто похожее происходило и в Канаде. Там депортировали 20 000 чел. И это притом, что японские войска на территорию США и Канады не высаживались и их столиц не штурмовали.

* * *

В СССР плакатов «Убей татарина!» не было. Была экстренная акция по обеспечению мер безопасности. Депортировали не по национальному, а по идеологическому признаку (лояльность/нелояльность к гитлеровскому режиму). В напряженной обстановке 1944 г. без перегибов не обошлось.

Актом их признания является подписанный президентом России Владимиром Путиным 21 апреля 2014 г. указ «О мерах по реабилитации армянского, греческого, болгарского, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития». В указе говорится не только о юридической реабилитации крымских татар, но и о необходимости социально-экономического обустройства крымско-татарского населения и возвращении ему доброго имени в полном объёме.  

* * *

Ничего нового к этой юридической картине Киев добавить не может. Позиция режима Порошенко к крымско-татарскому вопросу двулична.

До сих пор в международные инстанции от Украины не поступило ни одного иска на тему принадлежности Крыма (несмотря на угрозы премьера А. Яценюка отсудить у России 1 триллион грн.).

В финансово-хозяйственной документации компаний, принадлежащих олигарху Порошенко, Крым именуется Республикой Крым, а Севастополь городом федерального значения в соответствии с российским законодательством.

Желание беглого меджлиса создать на территории Херсонской области проукраинскую крымско-татарскую автономию с центром в Геническе Киев тоже не выполнил и к этой теме больше не возвращается.

Социологическим барометром, зафиксировавшим упадочность настроений среди апологетов автономии, служит возвращение части крымских татар, поверивших посулам Мустафы Джемилева (бывшего главы меджлиса) и Рефата Чубарова (действующего главы) с Украины на территорию российского Крыма.

Руководитель управления меджлиса по внешним связям Али Хамзин факт признания российскими властями статуса депортированного народа не только за крымскими татарами, но и за другими народами полуострова назвал «грубой исторической фальсификацией». Это была безуспешная попытка отыграть ситуацию назад: в чем конкретно заключается фальсификация, А. Хамзин умолчал.

Меджлис хочет монополизировать «геноцидный» дискурс, приспособить его под личные нужды. Не секрет, что деятели меджлиса неплохо зарабатывали на спекуляциях на тему «геноцида» крымских татар. Признание за другими народами Крыма статуса депортированных способствует растворению крымско-татарского вопроса в общем котле подобных вопросов, не позволяет произошедшее 18 мая 1944 г. назвать чем-то особенным, выпавшим исключительно на долю крымско-татарского народа. Здесь поле для финансово-идеологического манёвра у меджлиса сужается.

* * *

Крым в составе России находится уже более года, но за это время согласовано выделение 6 млрд. руб. на социально-экономическую адаптацию и обустройство репрессированных лиц и их потомков (сумма в 20 раз больше, чем при нахождении полуострова в составе Украины). Утверждена госпрограмма «Развитие культуры и сохранение объектов культурного наследия Республики Крым на 2015-2017 гг.», учитывающая в полной мере интересы крымских татар, крымско-татарский язык признан одним из государственных языков Республики Крым, а в школах открыт 331 класс с крымско-татарским языком обучения (не считая факультативов).

Очевидно, что принятое Верховной радой постановление о геноциде крымских татар носит пропагандистский характер, никак не повлияет на реальное положение крымско-татарского народа. У Киева было предостаточно времени, чтобы проявить о нем заботу, но, увы. Теперь режим Порошенко отводит этому народу роль детонатора межэтнических конфликтов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru