Информационно-аналитическое издание

Для чего украинство присваивает Игоря Сикорского?

Игорь Сикорский
Версия для печатиВерсия для печати

Американское вертолётостроение создавалось русскими людьми на русские деньги.

Скудная сума украинской национал-патриотической истории, набитая лишь всевозможными упырями и предателями, остро нуждается в «брендовых именах». Потому все чаще звучат заявления об «украинскости» Гоголя, Булгакова, Ахматовой, Айвазовского, Чайковского, причём говорят об этом не клинические свидомиты, а довольно респектабельные люди, вроде министра иностранных дел Климкина, подавшего в отставку.

Естественно, что формировать новый исторический миф нации одними петлюрами, бандерами да мазепами тяжело, ибо имена эти для мировой истории и культуры не значат ровно ничего.

Потому одним из тех, на кого положили глаз украинские исторические приватизаторы стал великий авиационный конструктор Игорь Иванович Сикорский, родившийся в Киеве ровно 130 лет назад 25 мая 1889 года.

Игорь Сикорский

Игорь Сикорский

Найдены две точки современной украинизации Сикорского: его рождение в Киеве и жизнь в эмиграции в США, где к его славе уже примазалась тамошняя шароварная диаспора.

Вопрос национальной принадлежности, столь важный для  мифотворцев применительно к Игорю Ивановичу, естественно, нелеп, ибо он – человек всей планеты.

Тем не менее, напомним, что отец конструктора, Иван Алексеевич, тоже уроженец Киевщины, попович, был известным психиатром, и его умения весьма пригодились бы для излечения нынешних обитателей украинского парламента или Украинского института национальной памяти. Сын священника, выпускник Киевского университета св. Владимира переезжает в столицу империи и представляет эту империю на различных международных кафедрах.

В Киеве он, член Общества русских врачей, помимо титанической работы (к примеру, основал журнал «Вопросы нервно-психической медицины и психологии»), был активным членом Киевского клуба русских националистов и членом Киевского губернского отдела Союза русского народа. 12 ноября 1910 года на собрании, посвящённом выборам в Городскую думу, профессор Сикорский произнес известные слова: «На Киев смотрит вся Россия. Петербург никогда не имел значения руководителя национальной жизни России. Москва после 1905 г. также утратила нравственный авторитет в глазах национально-русского общества. Значение центра русской национальной жизни начинает переходить к Киеву, и на киевлянах лежит высший долг перед городом и родиной: мы должны укреплять возникшую здесь русскую твердыню. Пора нам сказать: мы – сыны великого народа и здесь в историческом Киеве, хозяева – мы! Городское управление матери городов русских должно быть русским… Мы должны решительно сказать: мы – русские, и Киев – наш…» Так что не зря он попал в поле зрения петлюровской контрразведки в 1919 , когда и умер.

Мать будущего конструктора – Мария Стефановна Темрюк-Черкасова – тоже не этническая украинка. Так что след родителей, особенно отца, явно в мировосприятие «украинства» не вписывается.

Сам Игорь Иванович после окончания 1-й Киевской гимназии отправился, как его старший брат, в петербургский Морской кадетский корпус, потом учился в парижской технической школе де Лано и закончил киевский Политех. Здесь, в киевских куренёвских мастерских, он создает первые, ещё не взлетевшие модели геликоптеров, аэросани и первые аэропланы. Здесь Сикорский получает своё первое прозвище – Русский Фарман, по аналогии с французским авиастроителем.

Аэросани Игоря Сикорского

Аэросани Игоря Сикорского

Сикорский на самолёте

Сикорский на самолёте

Получив официальное приглашение стать инженером Руссо-Балтийского вагонного завода, Сикорский туда едет со своей командой, и выбор столичных инвесторов оправдался. За два года Сикорский создал для России первый гидросамолёт, первый самолёт-разведчик, первый самолёт, проданный за рубеж. Его С-10 составил основу морской авиации Балтийского флота, а С-6 побил мировой рекорд скорости.

И наконец, вершиной периода его «русского конструкторства» стали первые в мире уникальные тяжёлые бомбардировщики «Русский витязь» и «Илья Муромец». За эти машины Сикорский получил орден Святого Владимира, а император передал ему золотые часы.

Николай Второй и Игорь Сикорский на балконе «Русского витязя»

Революция 1917 года нанесла российскому авиастроению такой же урон, как и Евромайдан самолётостроению украинскому. Сикорский революцию не принял и уехал.

Но, уезжая в эмиграцию, он ехал не к вышиваночным диаспориянам, а к тем русским, что уже осели в Штатах, в частности к герою Первой мировой Виктору Утгофу, с которым был знаком еще по Кадетскому корпусу и который передал сарай под ангар для первых моделей, создаваемых теперь в США и для США. А еще помогал Сергей Рахманинов, отдавший товарищу пять тысяч долларов в созданную фирму Sikorsky Aero Engineering Corporation. Так что американское вертолётостроение создавалось русскими людьми на русские деньги…

Сикорский создаёт вертолёт

Сикорский создаёт вертолёт

Сикорский создаёт вертолёт

Американский период конструкторской деятельности Игоря Ивановича тщательно описан и известен. Здесь он воплотил свою мечту, создавая самолёты-амфибии и вертолёты, которые долгое время считались лучшими в мире.

Находясь в Штатах, Игорь Иванович оставался русским и православным, возглавлял литературное пушкинское общество, был близок к монархистским организациям, построил Николаевскую церковь горда Стратфорда. Здесь, где находилась корпорация Сикорского, где предоставлялась работа русским эмигрантам, концентрировалась значительная и деятельная часть русской колонии.

Сикорского помнили даже в СССР, «признавая, что лучший вертолётостроитель мира родом из России», да, собственно говоря, эффективность вертолётов во время войны в Корее заставила советское руководство уделить машинам особое внимание. В 1979 году «Мосфильм» даже снял художественно-биографический фильм «Поэма о крыльях» о Сикорском и Туполеве, где первого сыграл Юрий Яковлев, а второго Вячеслав Стржельчик.

Возвращение имени произошло уже после развала Союза. И было совершенно естественным, что имя Игоря Ивановича ценили в Киеве, где появилась улица Сикорского, была выпущена монета, а Политех получил имя конструктора и выпускника, а еще и памятник, который открывал  в том числе и экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани.

Оспаривать принадлежность Сикорского к Киеву никто никогда не собирался, и любой шаг в сторону увековечения его памяти приветствовался как в России, так и в США.

Но память очень часто становится инструментом идеологии. Сикорский понадобился для того, чтобы его имя залить в фундамент украинского национального сознания. Естественно, без детализации, о которой мы напомнили читателю. Идеологии нужны выборочные сведения: родился в Киеве – значит украинец, построил вертолёты и жил в США – тоже, значит, великий украинец.

Но «титульной нации» Сикорский оказался не близок: голосуя в 2016 году за новое имя международного аэропорта Борисполь, нация отдала предпочтение Мазепе. И лишь стараниями влиятельных киевлян имя Игоря Сикорского получил аэропорт Жуляны.

Дом Сикорских в Киеве

Дом Сикорских в Киеве

По той же причине в центре Киева, на улице Ярослав Вал, 17Б в страшном запустении находится дом Сикорских, где должен быть музей национального героя. Но деньги выделяют на истуканов УПА или мемориалы «Небесной сотне». Может, это и хорошо, что пока ограничиваются лишь формальной приватизацией имени конструктора и не вмешиваются в его биографию. Ведь может случиться как с Гоголем, который в издании «Тарас Бульба» (украинское издательство «А-ба-ба-га-ла-ма-га») получил «правильное» для свидомых ушей звучание. Вдруг исследователи Вятровича  «докажут», что Сикорский финансировал ОУН и хотел построить личный вертолет для Бандеры?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru