Информационно-аналитическое издание

День Победы в Харькове. Надежда на изменения

Версия для печатиВерсия для печати

Семидесятилетие Победы в Великой Отечественной войне Украина встретила по-разному. В Харькове День Победы прошёл тяжело, но с неожиданными оптимистичными сигналами.

Задолго до праздника представители киевской власти в харьковской ОГА и курируемые ими уличные фашисты из «Громадськой варты», «Схидного корпуса» и «Громадянського корпуса “Азов”» начали запугивать горожан. Пугали возможными терактами, грозили жёстко пресечь любые попытки праздничных шествий, распускали слухи о многочисленных иногородних бойцах, спешащих на помощь «харьковским патриотам».

Однако тогда же стали появляться и признаки гражданской реакции на это запугивание. По атмосфере на улицах города, по негромким разговорам харьковчан в маршрутках, метро, магазинах, супермаркетах, на рынках нетрудно было понять: харьковчане не столько боятся (хотя есть основания бояться невменяемых камуфляжных банд, вооружённых огнестрелом), сколько злятся. Большинство горожан резко негативно восприняли так называемые декоммунизационные законы, пусть и не подписанные президентом. Их сочли атакой в первую очередь на День Победы – священный праздник даже для некоторых харьковских майдановцев.

Несмотря на то, что в результате нацистско-милицейского террора горожане перестали выходить на массовые акции, это не означает, что они смирились с порядком, навязываемым киевскими ставленниками полуторамиллионному городу.

Вот и в День Победы, вопреки всем угрозам и официальному прессингу, харьковчане с самого утра стали собираться на мемориальном комплексе Славы в Лесопарке, где установлены памятные стелы и монумент Родина-мать. Народ шёл в течение всего дня: подходили колоннами, группами, поодиночке. Организованные колонны шли со знамёнами Победы и флагами Советского Союза, большинство – с красными или гвардейскими (георгиевскими) лентами, ветераны и военные – в парадной форме, с медалями и орденами. В первой половине дня многие шли с детьми; были и отдельные группы молодёжи, школьников, студентов. 

В девять утра, когда на мемориальный комплекс приехали представители городской власти во главе с мэром, появились и организованные группы бюджетников. Они были с жёлто-синими флагами. Кроме них, государственную символику Украины использовали только представители «националистического актива», в частности из организаций «Громадська варта» и «Схидный корпус». Немногочисленными (с учётом курсирующих по комплексу камуфлированных боевиков – чуть более сотни) националистами руководил глава «Громадськой варты» Валентин Быстриченко.

С этими националистами были связаны несколько показательных моментов. Как выяснилось в разговоре с одним из милиционеров (а милиции было много как на момент приезда мэра Харькова, так и после ухода официальных делегаций), накануне все харьковские правоохранители получили приказ требовать от пришедших на мемориал людей снимать гвардейские (георгиевские) ленточки. Милиция встретила этот приказ без энтузиазма (по словам милиционера, многие его коллеги язвительно спрашивали: а можно с людей ленты снимать и на себя надевать?), однако ослушаться не решилась. Тем не менее особого рвения, собственно, милиционеры не проявляли. А вот «Громадська варта» и другие националисты были очень активны в этой «борьбе с лентами».

Характерно, что к большим группам и колоннам националисты не решались приближаться, даже если они были буквально «обвешаны» ленточками и другой советской символикой. А вот к небольшим группам и – особенно – одиночкам немедленно подходили с десяток камуфлированных мерзавцев и блокировали вход на мемориал, пока человек не снимал ленту. В драку не лезли, сами не срывали, чтобы не давать милиции повод вмешаться, но людям настроение портили. Не останавливало даже то, что многие из надевших ленточку были пожилыми и шли на мемориал с внуками.

Возле самого монумента и памятных стел советской символики, включая гвардейские ленты, было очень много. И тут поведение националистов тоже было показательным. Они выставили нечто вроде караула с жёлто-синими флагами: около десяти человек стояли вдоль стел, держа в руках высокие древки с угрюмо висящей тканью, а перед ними переминались с ноги на ногу явные школьницы, человек пять, замотанные в государственный флаг. Стояли они слева от монумента Родины-матери, к которому все посетители укладывали принесенные цветы. И надо было видеть, как огромный поток харьковчан, мерно движущийся по аллее Лесопарка к монументу, возле самой Родины-матери делал заметный уклон вправо – лишь бы не соприкоснуться с «патриотами».

Националисты даже попытались устроить импровизированный митинг с мегафоном. Однако у них ничего не вышло: собравшиеся по другую сторону от монумента ветераны и простые харьковчане внезапно хором грянули военные песни. Мегафон националистам не помог: помаявшись немного под аккомпанемент ненавистного им «Дня Победы», они ретировались, оставив на мемориале только знаменосцев и нескольких «стражников». А основная часть отправилась на площадь Свободы. Там, на практически пустой площади, националисты нашли нескольких женщин с советской и георгиевской символикой и сорвали своё недовольство на них, отобрав ленточки и отважно облив женщин кефиром.

В результате националисты, которые явно не ожидали такого количества харьковчан на мемориале, в очередной раз ощутили себя совершенно чужими в первой столице. Всё, что они смогли сделать после всех распространённых угроз и страшилок, – облить кефиром беззащитных женщин.

Одно совершенно точно: господство националистов в Харькове держится только на поддержке официальных структур. Общественное сознание, мировоззрение харьковчан им не подвластно. Безусловно, на данный момент в руках националистов все силовые рычаги, включая фактически беспрепятственное использование оружия (территориальные батальоны «Слобожанщина», «Харьков-1», не говоря уже о полке «Азов»). Но даже обладание этими рычагами не позволило им провести День Победы по своему сценарию.

Кстати, обращало на себя внимание исчезающе малое количество маков на одежде тех, кто пришёл на мемориал. Нельзя сказать, что их совсем не было – были. Отдельные персонажи явно пришли в Лесопарк продемонстрировать свою избыточную лояльность киевской власти: нацепили на себя вышиванки, сине-жёлтые и красно-чёрные ленточки и, конечно, маки. Но надо было видеть, как остальные харьковчане смотрели на этих лизоблюдов! Прищуренные глаза провожали «патриотов» так внимательно, что становилось ясно: харьковчане попросту считают, сколько их – коллаборационистов. И насчитывают не так уж и много.

Показателен и ещё один факт: колонна харьковчан решила пройти с импровизированным аналогом российского «Бессмертного полка»: с фотографиями своих родственников-участников Великой Отечественной войны. Шли вдоль Лесопарка, на каком-то этапе пути их остановил кордон милиции вкупе с камуфлированными националистами. Поскольку колонна несла, помимо фотографий, ещё и транспаранты, милиция попыталась обвинить горожан в организации «несанкционированного шествия» и потребовала, чтобы они разошлись. Однако люди не пожелали этого сделать, после недолгих пререканий милиция была вынуждена уступить, а колонна продолжила своё шествие.

Этот маленький эпизод показывает, насколько неуверенно себя чувствует милиция, поставленная в положение цепных псов при националистической швали. Совершенно очевидно: тому огромному количеству милиционеров, которое присутствовало 9 мая в Лесопарке, ничего не стоило разогнать колонну, ещё и задержав десятка два людей. Или натравить на харьковчан тех трудных подростков, которые маскировали камуфляжем свою националистическую сущность. Однако этого не произошло: харьковская милиция (за исключением начальства) не желает становиться врагом собственному городу. А то, что люди в колонне, помнившие об одесской Хатыни, о расстрелянных харьковчанах на Рымарской, обо всех преступлениях националистической власти, понимали, на какой риск идут, это очевидно. И то, что, несмотря ни на что, они со своего пути не свернули, говорит о настоящем гражданском мужестве.

О нём же говорят и листовки с поздравлениями харьковчан с Днём Победы в сопровождении фотографии генералиссимуса Сталина, появившиеся 9 мая в разных районах города и висевшие (за пределами центра) в течение двух-трёх дней. Безусловно, День Победы – это очень мощный объединяющий и мобилизующий символ. И атаки на него, предпринятые властью, сослужили националистам плохую службу: они разозлили народ, автоматически уменьшив страх перед насилием власти. Да, это ещё не повод трубить победу, но это достаточное основание для надежды на изменения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru