Информационно-аналитическое издание

«Дело Мастикашевой» как приговор украинскому гестапо – СБУ

Дарья Мастикашева
Версия для печатиВерсия для печати

Наверное, тем летом 2017 года, когда Дарья Мастикашева  решила съездить к маме и сыну на Днепропетровщину, многие московские друзья и знакомые пытались её отговорить.  Но, казалось, что может угрожать на малой родине известной спортсменке, трёхкратной чемпионке Украины по тхэквондо, к тому же бесконечно далёкой от политики? Разговоры о том, насколько небезопасными стали поездки из России на Украину, считались, особенно в московской среде, мифами. Заканчивался август, и Дарья, насладившись общением с самыми дорогими  людьми, уже собиралась обратно в Москву, но вдруг исчезла. В буквальном смысле: шла домой в родном посёлке Каменское и пропала без следа.  Трудно даже представить себе тот шок, который испытала мама Дарьи Мастикашевой, когда спустя несколько дней она увидела брифинг главы СБУ, на котором было заявлено об аресте «диверсионной группы ФСБ», якобы занимавшейся вербовкой ветеранов АТО для имитации терактов на территории Российской Федерации, но и узнала в заретушированной «диверсантке» собственную дочь.

Как теперь известно, Мастикашеву похитили неонацисты из организации С14. Они часто делают грязную работу для СБУ и гордятся этим. О том, что с ней случилось, Дарья написала в заявлении, которое смогла передать через адвоката. Отметим, что адвоката допустили к задержанной лишь спустя несколько дней – очевидно, ждали, когда она станет вновь похожей на человека, а не на кровавое месиво.  Произошедшее с молодой женщиной (ей было 29) ужасает.

Мастикашевой надели на голову мешок и отвезли в заброшенный дом на окраине Днепропетровска. Здесь её раздели догола и избивали на протяжении нескольких дней, чередуя побои с пыткой удушения целлофановым пакетом. Когда она теряла сознание, её приводили в чувство и снова били и пытали. Одновременно звучали угрозы расправы с мамой и 10-летним сыном. Стоит ли удивляться, что Дарья призналась на камеру в том, о чём и понятия не имела? К слову, затушёвана была Мастикашева в кадре потому, что на момент съёмки у неё просто не было лица из-за жесточайших побоев. К тому же, видео записали только с четвёртой попытки – несчастная жертва теряла сознание от перенесённых пыток. Это выбитое и вымученное «признание» стало бы личным триумфом Грицака, если бы не обернулось скандалом.

«Конторские» и их прихвостни из числа неонацистов «взяли» не обычную женщину, а известную спортсменку. Её многие узнали. Поднявшийся шум и спас жизнь Дарье, потому что после «признания» Мастикашева уже не представляла никакой ценности и, скорее всего, была бы забита до смерти.

В «дело Мастикашевой» вмешалась организация Human Rights Watch, что сделало возможным встречу Дарьи с мамой. То, какой она увидела дочь, наверняка до сих пор снится женщине в кошмарах: правый глаз практически не открывался, всё тело было покрыто синяками и ссадинами, Дарья практически не могла самостоятельно передвигаться – её водили сотрудники СБУ. К тому времени в квартире они провели обыск – без ордера. «Изъяли» все деньги и банковские карточки, фактически ограбив семью и оставив бабушку с внуком без средств к существованию.  Позже станет известно, что следователь СБУ, который вёл «дело Мастикашевой», также «изъял» её автомобиль и чуть было не завладел её квартирой и дачей. Но жадность его погубила. После вмешательства адвоката этот «боец невидимого фронта» оказался под следствием.

Добавим, что за все время заключения Дарье Мастикашевой не предоставлялась медицинская помощь. Это обычная практика СБУ: избитых и измученных политзаключенных оставляют в камерах, даже в санчасть СИЗО не направляют, не говоря о нормальных больницах, где и должна, по идее, оказываться помощь травмированным людям.  Но тогда не получится скрывать преступные методы «выбивания» признаний.

Злоключения Дарьи Мастикашевой продолжились. Видео с её «признанием» загадочным образом внезапно исчезло, в сети сохранились лишь некоторые стоп-кадры. Очевидно, Грицак спасал своё лицо перед Human Rights Watch. Для этого было необходимо любой ценой дискредитировать Мастикашеву. В ноябре 2017 года её отправили в психлечебницу, а именно в  15-е отделение Днепропетровской клинической психиатрической больницы. Там политзаключенную содержали в ужасающих условиях, накачивали психотропами и требовали подписать отказ от того, что её избивали и пытали по заказу СБУ.

Но всё же Дарья Мастикашева добилась приезда адвоката, который передал на волю её письмо с описанием того, что вполне можно назвать карательной психиатрией: «Первые пять дней мне в чай, компот подсыпали галлюциногенные и снотворные препараты, после которых начиналась рвота. Меня поместили якобы в тёплую камеру, но здесь такой холод и сырость, что под двумя одеялами невозможно согреться, замерзают даже глаза и ресницы».   Неудивительно, что в таких условиях Дарья заболела: «У меня поднялась температура, насморк, воспалились гланды. Когда я обратилась за помощью, мне сказали, что у нас лекарств нет». Дальше – больше: «Когда я попросила принести кипяток и терафлю, мне принесли еле теплую воду, которая через три минуты остыла от холода, но самое интересное, что в эту воду подсыпали какой-то препарат, после которого у меня опять начались глюки, и я уснула… Впоследствии у меня начался сильный бронхит, и что делать, я не знаю, боюсь, чтоб это сейчас не переросло в туберкулёз или пневмонию». Следующие слова потрясают: «На сегодняшний день я просто боюсь за свою жизнь».

Наверное, Дарья так и сгнила бы в этой Днепропетровской психушке, на что и был совершенно очевидный расчёт. Но опять вмешалась Human Rights Watch, к украинскому омбудсмену Валерии Лутковской полетели письма с требованием прекратить нарушение прав подозреваемой Мастикашевой, принудительно удерживаемой в психиатрической больнице. В настоящее время её «лечащий» врач тоже под следствием, как и жадный до чужого добра сотрудник СБУ. А сама Мастикашева… снова в СИЗО.  Её обвиняют в незаконном обращении с оружием и боеприпасами и государственной измене, в сговоре. По совокупности всё это «тянет» на 15 лет тюрьмы. Если докажут виновность Дарьи. Но «дело Мастикашевой» практически не рассматривается – только продлевается срок ареста. Нет молодой женщины и в списках на обмен.

Зато есть «подельник» – Александр Коротай, которого также обвиняют в работе на ФСБ РФ. Он также подвергался пыткам и также был вынужден признаться в том, чего никогда не делал.  До ареста он даже не был знаком с Дарьей.  Есть в деле и лжесвидетели – сотрудники СБУ привлекли троих атошников – это некие Бондарь, Морозов и Юркевич. Они активно участвовали в том самом скандальном телевизионном «бенефисе» Грицака. Известно, что, например, Бондарь – это боец одного из батальонов Коломойского с позывным Матрос,  инструктор по подготовке диверсантов и диверсий. 

Некоторая надежда забрезжила в конце июня 2019 года, когда Конституционный суд Украины признал неконституционным положение ч. 5 ст. 176 («Общие положения о мерах пресечения») УПК Украины, предусматривающее непременно арест в качестве меры пресечения для «государственных» преступников, а именно политзаключенных. Это решение делает возможными некоторые смягчения режима содержания. Так, под домашний арест из Лукьяновского СИЗО вышел обвиняемый в «расстреле майдана» генерал СБУ Щеголев. Под залог был выпущен православный кинорежиссер Саган. Однако 6 июля Красногвардейский суд г. Днепропетровска вновь  продлил Дарье Мастикашевой меру пресечения в виде содержания под арестом в СИЗО на очередные 60 суток. Настораживает, что в её «деле» появились  два маркера: склонность к суициду и склонность к побегу. Очевидно, так СБУ ищет выход из скандального дела:  если Мастикашеву не удастся «самоубить», то ее застрелят «при попытке к бегству»… Слишком многое она знает о методах работы СБУ с политзаключёнными, её признания прессе могут стать убийственными для сотрудников «украинского гестапо».

Весь кошмар, который происходит с Дарьей Мастикашевой, стал известен только из-за того, что она – знаменитая спортсменка. В её дело вмешались международные и украинские правозащитники, у неё хороший адвокат, специализирующийся на защите политзаключенных.

А что происходит с обычными, никому не известными людьми, попавшими в жернова системы, из-за желания некоторых следователей СБУ получить очередную «палку» и, соответственно, премию, звание, должность?  Ведь для этого в нынешней Украине теперь достаточно просто отчитаться о якобы ликвидации «российских шпионов». Выбить «признание». А заодно поживиться имуществом репрессированного.  Ну  а если что-то пойдёт не так, на службе СБУ есть карательная психиатрия.

Очень хочется верить, что Дарье Мастикашевой удастся дожить до освобождения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru