Информационно-аналитическое издание

Давид Черкасский: «Родиться оптимистом – великое счастье»

Давид Черкасский
Версия для печатиВерсия для печати

Знаменитому мультипликатору, народному артисту Украины Давиду Черкасскому  23 августа исполнилось бы 89 лет. Его не стало всего два года назад…

Он появился на свет  в украинском городке  Шпола, который называли еврейской провинцией.  Всю сознательную жизнь прожил в Киеве и считал его лучшим городом земли. Занятие мультипликацией принесло ему мировую славу. Картины Черкасского популярны и любимы и юными, и взрослыми зрителями. Их всегда ждали. Но в лихие  90-е снимать ему  было  не на что, как и другим кинематографистам. Но режиссёр не унывал, чтобы прокормить семью занимался рекламой.  Вместе с московским  коллегой  и другом Эдуардом Назаровым возглавил  Международный фестиваль мультипликационных фильмов «КРОК», который начинался ещё в СССР в 1989 году, потом проводился в России и на Украине, а с 2014 года стал только российским.   Принял приглашение в члены российской  академии «Золотой Остап», которой «командовал» Александр Ширвиндт. Редко какой выпуск юмористической передачи «Анекдот-клуб „Золотой гусь“»  обходился без него. Но это, конечно, не могло заменить любимого дела.

Ещё при жизни автора «Алисы в стране чудес», «Доктора Айболита», приключений Врунгеля»,  «Острова сокровищ», «Кто подставил кролика Роджера»  назвали классиком мультипликации. Тексты из его фильмов  растащили на цитаты, и они, что называется,  ушли в народ.

Приезжал Черкасский на фестиваль  детского кино  в Гурзуфе – поддержать российских коллег в сложные времена,  когда  знаменитый кинофестиваль «Алые паруса»  вынужденно покинул  обжитую площадку в «Артеке» из-за разногласий его  организаторов с подчиняющимся Киеву руководством  лагеря.  Тогдашний  владелец «Артека» – Государственное управление делами президента  – решил  поменять формат фестиваля, отодвинув главных участников и главных героев этого праздника – детей, на второй план, заменив традиционное Большое детское жюри на профессиональное и отменив праздничные открытие и закрытие кинофорума. Украинское руководство недооценивало эти встречи российских и украинских профессионалов высочайшего класса, каждый год оставлявших  свои дела ради того, чтобы пообщаться с детьми, помочь им сформировать вкус, научить отделять прекрасное от халтуры, показать на примерах киногероев, что есть патриотизм, честь, преданность. 

С подходом Киева категорически не согласились  председатель оргкомитета «Алых парусов» народный артист РСФСР Всеволод Шиловский,  неизменный с 1992 года  президент фестиваля народный артист СССР Василий Лановой.

Циничная, чудовищная акция, – заявил тогда Всеволод Шиловский. Это не что иное, как  попытка внести раскол в единую семью российских и украинских кинематографистов.

Шиловский и его дружная команда нашли тогда поддержку у крымского правительства и обосновались на новой территории, организовав работу в  нескольких детских лагерях отдыха.  Тогда-то Давид Черкасский и присоединился  к выдающимся российским мастерам  киноискусства, проводил мастер-классы с ребятами, был  «нарасхват» у  публики.  Всем старался  уделить внимание.

Спустя годы с особым чувством вспоминаются  встречи с ним, беседы с интеллигентным, ироничным, несуетным человеком.

Ваши  картины озвучены на русском языке, а считаются шедеврами и русского, и  украинского кинематографа. Почему только на одном языке? – спросила я его тогда

– Потому что русский язык прекрасно понимают и на Украине, и в других бывших республиках некогда единой страны. Кстати, в фильме «Волшебник ОХ» по мотивам украинской  сказки все песни звучат на украинском. И нигде зрителей это не шокирует.  Что касается украинского языка, я его очень люблю. Но грустно слышать по  радио, с телеэкрана,  подобие украинского языка. Это даже не суржик, который повсюду звучит. Многие придумывают какие-то свои странные слова и вводят их в  лексикон. Кто-то отдаёт предпочтение полуживому языку диаспоры. Я же люблю язык писателя Ивана Франко,  драматурга Коломийца, с которым мне довелось общаться. Мы перестаём быть истинными носителями языка. Пыжимся изо всех сил, а толку мало. И это  печально.

  Как выбираете темы для своих фильмов?

– Как большинство – по интересам. Например, книга о капитане Врунгеле – первая детская, которую прочитал самостоятельно,  конечно,  запомнилась навсегда. Перечитал, когда стал взрослым, и понял, что нынешнее поколение недооценивает такие яркие вещи. Да просто-напросто не знает их. Иностранщина одолела.

Первые книги – любовь до конца жизни. Непроходящая. Это для меня своеобразный потенциал, края которому не вижу. Наверное, мне повезло, что личные ощущения, которые выражаю, совпадают и с восприятием и детей, и взрослых того, что я выражаю.

В ваших анимационных фильмах звучат голоса не просто известных артистов прославленных. Как удаётся их заполучить?

– Наша дружба началась с   фильма «Колумб причаливает к берегу», с лёгкой руки моего коллеги Эдика Назарова. Он увидел мои мучения в поисках нужных голосов:  перепробовал известных пародистов, но ни один не устроил. Мне нужно было, чтобы говорили на английском так равнодушно, как делаются переводы. Ни у кого не получалось, а Эдик сумел так, что полностью совпало с замыслом. Он-то и  познакомил  с Зиновием Гердтом, Арменом Джигарханяном, Семёном Фарадой,  Зинаидой Славиной, Вениамином Смеховым, почти всеми артистами гремевшей Таганки. Со мной работали Сергей Юрский, Мария Миронова, Всеволод Абдулов.  Озвучивать картины они приезжали  в Киев, в свободное время мы наслаждались прогулками по городу. А рекордсменом был  народный артист  Украины Евгений Паперный – его голосом говорят персонажи восьми моих картин.

Мультипликатором  стали случайно или  цель такая была изначально?

– Вообще-то в кино я попал случайно. Хотя мечтал об этом с детства после того, как  увидел мультипликационного «Барона Мюнхгаузена». Пытался дома рисовать  забавные сценки с разными персонажами.  Молодость пришлась на сложное время, когда главенствовал пресловутый пятый пункт биографии. Один из немногих доступных людям моей национальности вузов  был строительный институт. Распределился в «Проектстальконструкцию». Скукотища! Сидишь и часы считаешь до окончания рабочего дня. От нечего делать на полях рабочих бумаг зарисовки делал. Кто-то увидел и  сказал, что на новую студию анимационных фильмов, которая открылась на базе «Киевнаучфильма», набирают людей. Я туда и явился с листом, на котором была добрая сотня фигурок, да не просто так изображённых, а в определённой последовательности, можно сказать, с сюжетом и драматургией. Конкурентами моими  были ребята из художественного института. Но  они не знали, что такое мультипликация,  и взяли меня. А я позвал своих  сокурсников  Володю Дахно, Рэма Пружанского, Аллу Грачёву, Марка Драйцуна. И стали мы первыми украинскими мультипликаторам. Так уж получилось.

Карьера складывалась успешно?

– Да где там!  На нас ведь в Госкино СССР смотрели, как на детей – со снисхождением, а на наши работы как на что-то несерьёзное. Фильмы то принимали, то не принимали.  Но со временем всё как-то устоялось.

Какой, по-вашему, должна быть современная стилистика и киноязык?

–  С преобладанием юморного подхода - всё преподносить смешно, весело. И обязательна  хорошая  музыка. Надо радовать своих зрителей. Тогда и к тебе придёт радость. А без радости что за удовольствие жить? Нужно уметь радоваться и радостью делиться – тогда это жизнь.

Оптимистично.

– Да, родиться оптимистом – великое счастье. Хотя кое-кто называет это лёгким идиотизмом. Каждому своё.

У вас есть ученики?

– Специально нигде не преподаю. Но Саша Татарский как-то назвал себя моим учеником. Мне это приятно, конечно. Дело в том, что я как-то нарочито учить не умею, только своими работами.

Но ведь сами у кого-то учились?

– Когда наша команда начинали работать, нас отправили на «Союзмультфильм» подучиться. Мы, конечно, на московских мэтров смотрели как на  богов. Распорядок дня у них был весьма своеобразный. Собирались после десяти, за неспешными разговорами точили карандаши. Потом кого-нибудь отправляли через дорогу к ларёчку за портвейном. Приняв по стакану, мечтательно любовались лебедями на пруду. К трём часам начинали работать. С лёгкостью и вдохновением. Такого я ни до, ни после больше не видел! Когда вернулись в Киев, наши руководители Ирина Борисовна Гурвич и Ипполит Андроникович Лазарчук с нами  нянчиться не стали. Предложили снять фильм «Приключения Перца» в  двух частях.  Мы хорошо понимали, что с союзмультфильмовцами  тягаться не стоит, всё равно так, как они умеют, нам не сделать. И пошли своим путём. Сделали нечто ни на что не похожее. Так и начали самоутверждаться  и утверждаться.

А кто для вас авторитет в мультипликации?

– Уолт Дисней,  Фёдор Хитрук, Юра Норштейн, Эдик Назаров.

Какие из мультфильмов последних лет привлекают, а  какие отталкивают?

– Любимый фильм «Рататуй» – просто гениальная картина. Самый мерзкий – «Шрэк» – полная антихудожественность.

За что вас называют новатором в мультипликации?

– За совмещение в кадре мультипликационных и игровых съёмок. Наши герои в «Приключениях капитана Врунгеля», если помните,   плавают по настоящему морю. В картинах  актёры  играют рядом с рисованными персонажами.   Трёхмерные «пролёты»  имитируют приём панорамирования в  художественном кино – когда создаётся  эффект летающей  вокруг персонажей  камеры. Потом это назвали «тотальной анимацией». В таком стиле стали работать мои коллеги Елена Баринова, Ефим Пружанский.  Сейчас-то фокусами с «трёхмерным пространством»  никого не удивишь, но они достигаются новейшими 3D-технологиями. А ещё мы рисовали звуки – «бум», «бац» и другие,  как в комиксах. Вот за это и окрестили новаторами. Мы не возражали.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru