Информационно-аналитическое издание

Даровавшая чудо Победы

Версия для печатиВерсия для печати

Сокрушительное поражение Речи Посполитой в Русско-польской войне 1654-1667 годов, именуемой также Тринадцатилетней войной, которую вела Россия за возвращение утерянных в Смутное время исконных русских земель, имело ряд последствий. В состав Московского царства вернулись и уже никогда более от него не отторгались Смоленщина, западная часть Северских земель, были присоединены Левобережная Гетманщина и город Киев.

Но Польша ещё удерживала за собой (временно, как показала дальнейшая история) Правобережье – Брацлавщину и земли Червонной Руси. Там значительно возрос в то время, в последней четверти XVII века, гнёт православных со стороны католиков и униатов, а также панская эксплуатация. Это послужило причиной массового исхода населения в Малороссию и главным образом на Слобожанщину – самую вольную часть славянской Ойкумены.

Вместе с другими пришёл тогда, в 1687 году, на земли Ахтырского полка из польского местечка Умани (Уманы) Иван Ильич Уманов, сын священника. Стольник Иван Иванович Перекрестов, командовавший этим полком, как раз решил строить церковь, после освящённую во имя Рождества Богородицы, в пожалованном ему сельце Каплуновке. Иван Уманов просил определить его священником в этот храм. Перекрестов уважил просьбу, и 3 июля 1688 года по благословению митрополита Белгородского и Обоянского Авраамия Уманов был возведён в сан иерея.

Минул год с небольшим. И вот в канун храмового праздника – Рождества Пресвятой Богородицы, в тонком сне явился ему, Уманову, убеленный сединами благолепный муж. Он сказал, что через три дня три иконописца придут к нему из Москвы: един возрастом шестидесяти, другой – восьмидесяти и третий – девяноста лет. «У старшего из них сними сверху связки семь икон и восьмую – Казанскую икону Божией Матери – возьми себе, и узришь благодать».

Поражённый сновидением, иерей Иоанн три дня постился и совершал литургию. И точно в срок (это было 24 сентября по нынешнему летоисчислению, ровно 330 лет тому назад), по дороге из храма он, действительно, встретил московских мастеров – именно таких, как ему было предсказано. С честью принял он их в своём доме, и попросил у старейшего его связку. Восьмой в ней действительно оказалась копия чудотворной Казанской иконы. Иконописцы ничего не пожелали брать за неё, но Уманов всё же убедил их принять пятиалтынный в возмещение дорожных расходов.

Мироточивый образ ныне сохраняется в Троицкой церкви Полтавского Крестовоздвиженского монастыря.

После того две недели обретённая святыня оставалась в доме священника. А на третьей, в ночь с субботы на воскресенье, увидел он во сне Деву неизречённой красоты, «которая, побуждая его перстом, сказала: „Иерей Иоанн! Не держи меня в твоей храмине, отнеси в храм Божий“».

В ужасе пробудился священник. В комнате разливался свет, «подобный блеску молнии, исходящий от новоприобретёной иконы». Ещё он «увидел, что из глаз Богоматери на иконе текли обильные слёзы; одна слеза и теперь видна на лике Приснодевы» (описание Софии Снессоревой в книге «Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых Ея чудотворных икон»). Свидетельствовали чудо благочестивые старцы села. Совершив молебен, священник вместе с ними отнёс икону в храм.

Впервые образ был вынесен на аналой летом 1691 года, в праздник Успения Пресвятой Богородицы. Тогда же произошло от неё первое чудесное исцеление некой «жены Параскевы, пришедшей с верой» – она вдруг почувствовала, что избавилась от мучившего её беснования.

Каплуновка вскоре стала привлекать многочисленных богомольцев. «Стали приходить сюда многие недужные, поражённые неизлечимыми и трудно излечимыми болезнями, приходили и люди, искавшие благодатного утешения в молитвах к Богоматери среди скорбей житейских». Одним из самых примечательных было тогда избавление от неплодия невестки белгородского воеводы князя И.М. Масальского – княжны Анны. В благодарность, по благословению, она взяла чудотворную икону из Каплуновской церкви, привезла с честью в свой дом в Белгороде и приложила к ней жемчужный венец и серьги с алмазами и изумрудами.

Царь Пётр узнал о чудотворной иконе Казанской-Каплуновской в начале XVIII века. От него около 1705 года в церковь села Каплуновка было вложено Евангелие 1699 года московской печати, «украшенное по указу государя серебряным позолоченным окладом, весом серебра 15 фунтов 4 золотника, а на позолоту было истрачено 35 червонцев». Как полагают, царский вклад был связан с успешными действиями русской армии в Прибалтике, в которых принимал участие и Ахтырский полк.

Вживую встреча царя с Каплуновской иконой произошла четыре года спустя, в Харькове, куда она была вывезена от поругания «дерзкими лютеранами армии Карловой». Пётр I спешил из Воронежа в Полтаву, где должна была состояться генеральная баталия со шведами. «Акафист Пресвятей Богородице явления ради чудотворныя Ея иконы Казанския» говорит об этом событии кратко и сдержанно: «Видев царь Пётр, яко от святыя иконы Богоматерни благодарию Божией содеваются многие чудеса, приемлет ю в путеводительницу воинству своему в день брани в щит и покров, и победив до конца врага, помощию Богоматере, тем камень совершенный во основание нового царствующего града положи, икону же Твою чудную, яко щит и ограждение, в центре града постави».

Царь молился Каплуновской иконе о даровании победы, ею благословляли войска; об итогах же Полтавской битвы известно всем и каждому.

Его визави, Мазепе, тоже было известно об этой замечательной иконе. Прежде и малороссийский гетман посылал ей дары. Но она с ним встретиться не пожелала. Мазепа с Карлом XII были в Каплуновке зимой 1709 года, во время грабительского рейда на Слобожанщину за продуктами и фуражом. Они заняли опустевший дом священника Уманова, а «грубые солдаты Карла, лютеране, не питавшие никакого уважения к православной святыне, бросились жечь церковь. Но, к великому их удивлению, все попытки зажечь её не удавались. Карл …видел эту неудачу и спросил Мазепу:

- Что значит это?

- Говорят, храм здешний славится чудесами иконы, – отвечал Мазепа.

- Смотри [сказал Карл]: там, где будет эта икона, мало нам надежды на успех».

Каплуновская икона и сопровождавший её священник Уманов приняли участие в торжествах по случаю «преславной Полтавской виктории». Продолжались они около полугода, по истечении этого срока святыня и её хранитель были отпущены со щедрыми дарами домой. Пётр I украсил икону царской короной и даровал ковчег, изготовленный, по легенде, им лично. Уточняющая надпись, сделанная, видимо, позже, гласит: «В семъ ковчеге Императоръ Петръ первый по окончаніи въ 1709 году с Карломъ XII  подъ Полтавою войны прислал обратно въ Каплуновку чудотворный Образъ Каплуновскія Божия Матере». Реликвия хранится сейчас в музее в Софии Киевской.

Ковчег для Каплуновской иконы, по легенде, работы Петра I

…Священник Иван Ильич Уманов, сын священника, скончался в 1713 году. Его сын Андрей, внук Иоанн и правнук Прокопий, как и их предок стали иереями Каплуновской церкви. Наплыв богомольцев сюда был так велик, что они не справлялись, им в помощь владыка Белгородский, к епархии которого относилась и Каплуновка, постоянно посылал в сослужение монахов соседнего Ахтырского монастыря. Доходы церкви от пожертвований были столь велики, что за их счёт содержались духовные школы епархии, харьковский коллегиум, давший многих видных архипастырей, государственных деятелей и писателей, оказывалась помощь бедным монастырям. Приход же довольствовался «прибылями от дворового числа». А сам храм, просуществовавший без малого сто лет, постепенно пришёл в упадок.

«Неизвестно, до чего дошло бы дело, – замечал епархиальный летописец, – если бы в 1772 году каплуновский помещик Коновницын, занимавший пост губернатора в Петербурге, не донёс императрице Екатерине о печальном состоянии Каплуновской церкви, заключающей в себе великую историческую святыню – икону». Он просил избавить храм от монахов-сборщиков, а все доходы его обратить на постройку новой каменной церкви. Государыня сделала всё по прошению Петра Петровича Коновницына, и «при бдительном надзоре со стороны высших властей сборы при чудотворной иконе скоро дали огромную сумму».

Петр Петрович Коновницын и храм в Каплуновке

Новый храм был заложен в 80-х годах XVIII века, а освящён в 1798 году, уже при императоре Павле I Петровиче. Насколько он был обширен и великолепен, можно судить лишь по одному тому, что в верхнем куполе его размещалось 20 окон размером 3,5 на 1,5 метра. По прихоти судьбы решётки с них сохранились и служат оградой для нынешней Каплуновской церкви, разместившейся в бывшей церковной сторожке. А сам дивный храм был закрыт ещё до Великой Отечественной войны, а вскоре после её окончания разрушен. Относительно недавно руины его были прибраны, а на их месте разбит сквер. Уже хорошо, ибо, по представлениям Русской православной церкви, бывших храмов не бывает: даже на месте поруганных святынь продолжают служить – но не люди, а ангелы Божии.

Царь Пётр действительно, как сказано в акафисте, Каплуновскую икону «яко щит и ограждение, в центре [нового царствующего] града постави», построив с этой целью храм святого Сампсония Страннопримца, в день памяти которого произошло знаменитое сражение. Ныне это собор в перспективе Малого Сампсониевского проспекта в Выборгском районе города. Над аркой внутри его – копия иконы Каплуновской, снискавшей прозвание «Споспешницы Полтавской победы», которую держат Ангелы. Ещё один Сампсониевский храм (и более их нету нигде) есть в Полтаве; здесь Каплуновская икона традиционно располагалась в местночтимом ряду иконостаса.

Списки же чудотворной иконы Казанской-Каплуновской имеются и в Эрмитаже, и в очень-очень многих церквях на всём пространстве России и Украины. Мироточивый образ ныне сохраняется в Троицкой церкви Полтавского Крестовоздвиженского монастыря. Написан он, по мнению специалистов, в конце XVIII века, во время прославления этой иконы императрицей Екатериной Великой. Оригинал же, увы, был утерян при обстоятельствах самых таинственных в 1904 году, накануне новой Русской Смуты. С ними разбиралась специальная комиссия Правительствующего Синода, заседания которой происходили в том же году почему-то в Нижнем Новгороде, но расследование не привело ни к чему.

Списки Каплуновской иконы Божьей Матери

…Одно из самых замечательных научных исследований об этой святыне, предпринятое старшим научным сотрудником Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва Натальей Николаевной Чугреевой, завершается такими словами: «Каплуновская икона, известная в многочисленных списках, и ныне особенно почитается на Украине. Этот прославленный Казанский образ Богоматери неразрывно связан и с историей, и с будущим Великороссии и Малороссии – России и Украины». И с историей, и с будущим! Хочется верить, что именно так оно и есть.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru