Информационно-аналитическое издание

Что сказали на выборах крымчане?

Версия для печатиВерсия для печати

Данные о прошедших в Крыму выборах 28 октября зафиксировали самую низкую явку избирателей по стране. Кроме того, крымчане дали меньше, чем обычно, голосов в пользу Партии регионов. С чем это связано?

Было бы неправильным утверждать, что снижение интереса крымчан к политике – это спонтанное явление. Низкая явка в Крыму на выборах возникла не вчера и не вдруг. Вспомним прошлые выборные кампании. Растущая пассивность электората начала отчетливо фиксироваться на выборах в крымский парламент в 2010 году, когда явка составила 42,5%. Промежуточные выборы в Верховный Совет Крыма по 13 округу 13 ноября 2011 года в Симферополе показали еще меньшую активность проголосовавших  -  18,01% (!).

Своеобразный рекорд абсентеизма продемонстрировали промежуточные выборы в городской совет по двум округам в Симферополе, состоявшиеся 16 сентября 2012 года. Так, по 20 округу явка составила 16%.

Таким образом, со времени, когда в 2006 году регионалы впервые одержали победу на выборах в парламент Украины в Крыму, явка избирателей снизилась с 54,4% (2006 год) и 52,21% (2007 год) до 49,45% (2012 год) (1).

Потеря в 5% не выглядела бы столь значительной, если бы к ней не присоединилось снижение количества тех, кто предпочел проголосовать по партийным спискам за партию власти. Соответственно 58,01% (2006 год) и 52,34% (2012 год). К слову, Севастополь продемонстрировал еще более яркую динамику снижения доверия к партии власти: от 64,26% (2006 год) до 46,90% (2012 год) (2).

Тем не менее сами крымские регионалы оценивают ситуацию оптимистично. Так, по словам спикера крымского парламента Владимира Константинова, «наши избиратели достаточно политизированы и, когда надо, легко мобилизуются. Вот в 2006 году мы ставили вопрос жестко: «или мы, или они». Партия тогда находилась в оппозиции, мы все испытывали колоссальное давление со стороны «оранжевой» власти, которая стремилась уничтожить нас как политическую силу. Сейчас наши избиратели не видят опасности, они слегка успокоились. Но эти люди никуда не делись, они есть, они не ушли от нас» (3).

Председатель крымского парламента, вероятно, имел в виду феномен протестного голосования, наблюдавшийся на полуострове во времена предвыборного противостояния 2004-2005 годов и по инерции проявивший себя в 2006 году.

Можно выделить и другие причины снижения явки и количества избирателей, проголосовавших за партию власти.

1. Психологическая установка на предрешенные и «заангажированные» выборы, в смысле того, что их исход известен заранее и предопределяется административным ресурсом власти.

2. Сегодня главенствующим становится принцип «наименьшего зла», в соответствии с которым в органы власти надо избрать не самого достойного, а наименее худшего.

3. Широко разрекламированные веб-камеры, призванные обеспечить «прозрачность» избирательного процесса, на деле напугали некоторых не вполне разбирающихся в технических деталях людей тем, что некто сможет проследить за их выбором. И хотя на практике транслируемая в Интернет картинка зачастую была настолько низкого качества, что не позволяла различить черты лица, побороть «эффект подглядывания» стало очень трудно.

4. Засилье коррупции в государстве и отсутствие эффективной борьбы с ней. От этого зла страдают все: и бюджетник, и предприниматель. Однако, с точки зрения избирателя, в этом вопросе у власти дальше благих намерений дело не идет. Кроме того, в глазах некоторых людей тотальность коррупции не могла оставить в стороне и избирательный процесс, а раз так, то трудно рассчитывать на объективные результаты голосования.

5. Снижающийся уровень достатка большей части крымчан. Микроскопический рост заработной платы, усиление инфляционных процессов и ожиданий (обвал курса доллара в начале сентября и непосредственно перед днем голосования), увеличение числа работающих неполную рабочую неделю (скрытая безработица), повышение тарифов на оплату жилищно-коммунальных услуг, удорожание продуктов питания и потребительских товаров (удорожание хлеба произошло в Крыму в конце октября), публикуемые в СМИ сведения о доходах госчиновников усиливают ощущение разрыва контакта между властью и народом.

6. Введение смешанной избирательной системы с двумя бюллетенями, сложной и непонятной для многих избирателей, привело к «коммерциализации» и деидеологизации выборного процесса. Все большее значение приобретает потенциальный бюджет избирательной кампании кандидата, а не четкость его позиции, порядочность.

7. Язык избирательного бюллетеня, приглашений на выборы, информации о кандидатах, оставшийся исключительно украинским, вопреки предвыборной рекламе Партии регионов, в которой принятый закон «Об основах государственной языковой политики» оценивался как выполнение ранее данных избирателям обещаний.

8. Если бы в избирательном бюллетене осталась графа «против всех», то этот фантомный кандидат удивил бы многих своим высоким рейтингом. Многие из тех, кто не посетил избирательный участок, явно ему симпатизировали.

Таким образом, снижение явки избирателей 28 октября, а также частичная утрата регионалами доверия избирателей в Крыму является закономерным результатом.

Другой примечательной особенностью выборов в Крыму стал неожиданный рост поддержки ВО «Свобода».

И хотя за ультрарадикалов на полуострове проголосовало в последнее воскресенье октября 2012 года 1,04%, прирост по сравнению с 2006 годом (0,05%) колоссален — более чем в 20 раз!4

Как такое могло произойти? Ведь даже партия «Русский блок», мировоззренчески близкая крымчанам, набрала 1,20%, что немногим больше результата ультраправых.

Не все так просто с политическим проектом ВО «Свобода». Он вызревал длительное время. Вначале — стартовая площадка в Галиции, где они успешно «обкатали» свои националистические идеи на местных выборах. Полученная в облсоветах и горсоветах Галичины власть предоставила административный ресурс. Далее – постоянное мелькание в эфире центральных телеканалов, прессе, политическая реклама.

Заметим, что работали «свободовцы» фактически в «тепличных» условиях, то есть им  никто не мешал. В то время, когда из Крыма депортировали первого и единственного президента республики Юрия Мешкова, судили русских активистов Валерия Подьячего и Семёна Клюева, обвиняя их в сепаратизме, власть упорно не замечала русофобской и антисемитской риторики «свободовцев». Почему?

Прослеживается желание партии власти поработать на контрасте, вот вам радикалы, а вот мы, умеренные центристы. Не исключено, что эта же технология будет спроецирована на президентские выборы. Она может решить проблему низкой явки и сплотить избирателей вокруг Виктора Януковича (особенно поспособствует тому участие Тягнибока в президентских выборах).

Но предсказать последствия того, какого «джинна» в виде «Свободы» выпустили из бутылки очень сложно. Не с теми боролись, получается. То, что бездействие власти в свое время позволило «свободовцам» сегодня нарастить мускулы, — факт.

Для «Русского блока» эта кампания стала очень сложной. Но даже при полном отсутствии административного ресурса, ограниченном финансировании, не очень активной рекламе партия выполнила очень важную миссию: заявила о себе на общеукраинском уровне. Да, результат невысок. Но ведь и ниша русской политической партии Юго-Востока Украины по-настоящему никем не занята. Когда голосовать будут не против кого-то, выбирая лучшего из худших, а сердцем, за свое.

Не станем забывать и о сложной ситуации в русском движении в Крыму. «Русский блок» хорошо себя показал к 2010 году. Узнаваемость, причем уверенная, активная политическая позиция  -  многое говорило в пользу успеха в недалеком будущем. Видимо, многих ведущих политических игроков это стало беспокоить, они почувствовали сильную конкуренцию. Партию извне искусственно ослабили, используя различные средства, по сути, вывели в тень, попытались предать забвению. Многие избиратели этого не поняли.

Партия «Русское единство», заявленная в 2010 году как русский объединительный политический проект, не стала идеологическим преемником «Русского блока» и не нашла сил поучаствовать в парламентских выборах по партийным спискам, ограничившись выдвижением своего лидера Сергея Аксенова по мажоритарному округу №1 в Симферополе.

Таким образом, участие «Русского блока» в крымских выборах не было подготовлено двумя предыдущими годами системной работы, что и привело к невысокому результату.

Думается, сегодня пришло время Юго-Востока Украины поднять эту силу. Тогда и Крым подтянется. Ведь если вспоминать основные тезисы политической борьбы 2004-2005 годов, она во многом мотивировалась не колебаниями в стоимости сала, а проблемами цивилизационного выбора между Россией и Западом, ценностями Русского мира и евроатлантической зоны.

Между тем 4 место на 223 округе в Киеве Олеся Бузины, баллотировавшегося от «Русского блока», - очень хороший результат. Он показывает, что есть в столичном обществе запрос на партию сторонников Русского мира. Не все, далеко еще не все электоральные резервы использованы. Нужно продолжать работать на наращивание известности партии, подчеркивание её идейного и неолигархического характера.

Существующие сегодня политические тенденции показывают, с одной стороны, на радикализацию политических настроений избирателей Запада Украины и падение интереса к политике и выборам со стороны крымчан. В то же время можно предугадать возможность политической мобилизации жителей полуострова через два года, в преддверии президентских выборов, которые могут быть построены на стратегии «противопоставления» центриста Виктора Януковича и ультраправого Олега Тягнибока.

1.             Официальный сайт Центральной избирательной комиссии Украины http://www.cvk.gov.ua

2.             Там же.

3.             Крымская правда. — 2012. — 3 ноября.

4.             Официальный сайт Центральной избирательной комиссии Украины http://www.cvk.gov.ua

АФАНАСЬЕВ Виктор, кандидат политических наук, доцент

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru