Информационно-аналитическое издание

Что будет, если Киев полностью разорвет экономические связи с Россией?

Версия для печатиВерсия для печати

Украинская и российская статистки диаметрально разошлись в оценке торговли между двумя странами. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), в I квартале 2018-го экспорт с Украины в РФ составил $1,278 млрд., тогда как украинская Государственная фискальная служба (ГФС) видит поставки продукции только на $0,853 млрд. Разрыв в $0,425 млрд. – это товары из ЛДНР, которые российская таможня фиксирует как импорт с Украины. Впрочем, если дела так пойдут и дальше, то недалек тот день, когда республики Донбасса будут экспортировать в РФ больше продукции, чем подконтрольные Киеву территории.

Ситуация плохая

По данным Государственной службы статистики Украины, в I квартале 2018-го экспорт в Россию упал на 7,6%. Продажи падали почти по всем основным товарным группам, кроме бумаги и картона (+21,1%), электрических машин (+1,8%), пластмасс и полимерных материалов (+19,6%) и железнодорожных локомотивов (+37,5). Но основная экспортная продукция продолжала терять свои позиции на российском рынке, особенно реакторы ядерные, котлы, машины и их части (-33,9%), черные металлы (-17%) и изделия из них (-14,3%).

Импорт из РФ, напротив, вырос на 28,7% даже несмотря на то, что поставки российских удобрений вследствие ограничений Киева упали на 25,4%. Добавили почти все основные товарные группы: черные металлы (+33,2%) и изделия из них (+44,7%), продукты органической (+12,1%) и неорганической химии (+20,9%), пластмассы и полимеры (+1,9%). Примечательно, что, несмотря на негативную динамику по итогам января-февраля, в I квартале в целом увеличился импорт товаров из группы «реакторы ядреные, котлы, машины и их части» (+16,4%). Но основным драйвером роста импорта стало увеличение закупок угля, нефтепродуктов и другого топлива (+51,9%), которые теперь занимают больше половины всех российских продаж на украинский рынок.

 

 

В целом ситуация с российско-украинскими экономическими связями, несмотря на нынешний «сырьевой» всплеск товарооборота, действительно плохая. За 2013-2016 годы товарооборот между Украиной и РФ сократился в 4,4 раза, что стало не только закономерным результатом охлаждения украинской экономики, но и целенаправленным ударом Киева по самым крупным направлениям двусторонней торговли. С момента государственного переворота до апреля 2018 года Украина расторгла 44 соглашения с РФ. Это полный запрет Киева на любое военно-техническое сотрудничество с российскими предприятиями, разрыв отраслевой кооперации (космос, авиация) и другие многочисленные ограничения (эмбарго на поставки авиационных двигателей для гражданских самолетов Д-436 производства «Мотор Сич», запрет на импорт российской печатной продукции и т. д.).

 

Сильнее всего от разрыва связей пострадали наиболее технологичные отрасли. Экспорт украинских механических устройств и запчастей в Россию упал в 3 раза, электрических машин и оборудования в 4,5 раза, подвижного состава почти в 9 раз, наземного транспорта в 3,3 раза, плавучего – в 3 раза. Настоящими ударами «по площадям» стал срыв трехсторонних консультаций по имплементации соглашения об ассоциации Украина-ЕС и, как следствие, приостановка работы зоны свободной торговли (ЗСТ) СНГ и двустороннее продуктовое эмбарго после украинских санкций.

Киев активно вводит санкции против российского бизнеса и выстраивает новые иррациональные бизнес-модели. К примеру, российский газ Украина покупает не напрямую, а через европейских трейдеров. Российские сборки для собственных АЭС Киев пытается заменить их копиями от американской компании Westinghouse, которые хуже по качеству и дороже по цене. Если в 2017-м 60% сырья для украинских АЭС пришло из России, а 40% из США, то в начале 2018-го соотношение изменилось в пользу американцев (55 к 45%).

Оплачивать антироссийский «банкет» приходится украинскому бюджету. Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич подсчитал, что «за период с 2014 по начало 2017 года, покупая дороже реверсный газ, Украина переплатила… порядка $1 млрд.». Кроме того, по данным Института аграрной политики, только в прошлом году антидемпинговые пошлины на российские минеральные  удобрения обернулись для украинских аграриев потерей прибыли на $0,7 млрд. Но пиком абсурда стала попытка заменить донбасский и российский антрацит углем из Пенсильвании (США), после чего шутки про баржу с калифорнийским песком в одесском порту кажутся не такими уж смешными.

Усилить накал

Прошлогоднее оживление двусторонней торговли в денежном выражении подстегнуло Киев усилить накал борьбы с «агрессором». 14 апреля правительство ввело полное торговое эмбарго на импорт российских минеральных удобрений. Спустя три дня «Минэкономразвития создало специальную рабочую группу при Совете по международной торговле, которая будет заниматься мониторингом и разработкой рекомендаций относительно торговых отношений с РФ», объяснил ее функции первый вице-премьер Степан Кубив. Т. е. оставшиеся экономические связи будут добивать.

 

Еще через день правительство принялось спешно заделывать бреши в торговой стене, поручив ГФС провести комплексную проверку Сумской таможни на предмет возможных нарушений мер против российских удобрений. В мае МИД отчитался в обнаружении и закрытии лазейки, благодаря которой украинские контрагенты могли импортировать продукцию российского «КамаАЗ», а Минэкономразвития сформулировало новую стратегию возрождения украинского авиастроения, предусматривающую полный разрыв кооперационных связей с Москвой. «Авиационная отрасль чрезмерно зависит от российских контрагентов. Мы должны это изменить», - приводит главную мысль документа С. Кубив. Фактически Киев целенаправленно ведет Украину к полной экономической изоляции от России. Но на практике «радость» главы Кабмина Владимира Гройсмана, «что Украина отвязалась от российской зависимости» и его уверенность в том, что «из-за разрыва мы становимся только сильнее», могут оказаться преждевременными.

Два сценария

К примеру, планы запустить собственные химзаводы с помощью эмбарго на минеральные удобрения из РФ, по мнению крупнейших аграрных ассоциаций Украины, приведут к «значительному росту цен на удобрения национальных производителей» и дефициту на рынке.  Пока украинским аграриям удавалось его избегать с помощью покупки российских удобрений в «Грузии, Узбекистане, Литве и т. д. Но цена-то для аграриев сразу же увеличилась», говорит президент группы компаний АЛВИГО Виктор Полозов.

 

Если с обходными схемами начнут бороться всерьез, «себестоимость продукции АПК очень сильно подорожает» и правительство добьет «последнюю оставшуюся на плаву отрасль»,  подчеркивает В. Полозов. Это приведет к девальвации гривны, уменьшению бюджетных и валютных поступлений, повышению уровня безработицы и, соответственно, притормозит рост ВВП, пишут аграрии в открытом письме к В. Гройсману. Они отмечают, что ограничения против российских удобрений уже привели к шестикратному росту закупок российского же аммиака, который выступает сырьем для производства селитры и карбамида и пока никакими пошлинами не облагается. Теоретически его можно заместить, к примеру, поставками из Африки, но вопрос, как обычно, в высокой цене и неприятных последствиях для АПК в частности и украинской экономики в целом.

Похожая ситуация с российским углем, с тем отличием, что заменить его Украине нечем. «США добывают всего 2 млн. тонн в год. Получается, что где бы мы ни покупали уголь, единственной страной, способной экспортировать антрацит, остается Россия», - объясняет директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский. Причем если ТЭС можно за счет европейских кредитов перевести с антрацита на газовые марки и потом импортировать их из Польши по завышенной цене, то с коксующимся углем такое не пройдет: Варшава сама стоит в очереди на его покупку в РФ.

Из-за потери собственной ресурсной базы украинская металлургическая отрасль не смогла нарастить производство и в полной мере воспользоваться сверхблагоприятной мировой конъюнктурой, но любые перебои с импортом кокса из России обернутся еще более серьезными потерями. Получается, что дальнейший разрыв – это резкое ухудшение ситуации для украинского АПК, энергетики, металлургии и остатков машиностроения, а также на внутреннем рынке нефтепродуктов. Пока Киева либо полностью отказывается от импорта из РФ, либо старается закупать сырье, а не готовый продукт (уголь вместо электричества, аммиак вместо удобрений, и т. д.).

Дальнейший разрыв может пойти по двум сценариям или их комбинации. Первый – это замена продукции из РФ на товары других стран и ее импорт через третьи страны, наподобие того, как сегодня российский СУГ идет на украинский рынок с белорусскими документами. Второй – это полная торговая самоизоляция, которая повлечет за собой шоковую терапию для всей экономки, вплоть до возникновения дефицита нефтепродуктов и электроэнергии. Хотя немалую часть этого пути Киев уже прошел, Украине еще есть куда опускаться.

19 мая Петр Порошенко заявил о подписании указа об отзыве украинских представителей из всех уставных органов СНГ. На самом деле это указ «О прекращении действия для Украины отдельных международных договоров, заключенных в рамках Содружества Независмимых Государств». Их перечень не разглашается. Киев начинает «торги», чтобы оставить в силе только выгодные для себя. То есть он сделал вызов странам Содружества. Каков будет ответ, покажет время.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору