Информационно-аналитическое издание

Чернобыль продолжает гореть – огонь ушёл под землю

Чернобыль продолжает гореть – огонь ушёл под землю
Версия для печатиВерсия для печати

Государственная служба Украины по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) сообщает, что на утро 24 апреля «в зоне отчуждения и безусловного отселения подразделениями ГСЧС оказывается помощь ГАЗО (Госагентству по управлению зоной отчуждения) в тушении пожаров на территории Лубянского, Парышевского, Дитятковского и Денисовицкого лесничеств. Основные усилия направлены на локализацию трёх очагов (село Рассоха, село Кривая Гора и село Рудьки – село Буряковка). К противопожарным мероприятиям здесь привлечены в общей сложности 1066 человек и 253 единицы техники», говорится в сообщении ГСЧС от 24 апреля.

Текст оперативного сообщения не меняется уже достаточно долго, то ли за неделю не могут справиться с пожаром в трёх сёлах, то ли и пресс-служба ГСЧС ушла тушить пожары.

Между тем пожары в Чернобыльской зоне отчуждения не могут потушить уже 23 дня. В четверг стало понятно: огонь добрался до торфяников, после чего справиться с пожаром практически невозможно – у деревьев сгорают корни, после чего они падают и начинают тлеть уже на земле. Такой подземный пожар может длиться всё лето до осени, до сезона дождей. В настоящее время торф горит на глубине от 10 см до 1,5 метра.

«К сожалению, они очень сильно разгорелись, дым видно даже с ЧАЭС. То есть, когда смотришь на неё, с одной стороны – торфяники, а с другой – Буряковка. Это село, рядом с которым есть одноимённый пункт захоронения радиоактивных отходов», – рассказал председатель Ассоциации чернобыльских туроператоров Ярослав Емельяненко в эфире 24 канала.

В связи с тем, что спутники стали показывать уменьшение площади огня, а подземные пожары со спутников не видны, многие стали успокаиваться. Однако пожары продолжаются и в Чернобыльской зоне, и в Житомирской области, а в пятницу к зоне бедствия прибавилась и Полтавская область – там горит лес на площади около 50 гектар.

По словам Емельяненко, проблема в том, что задействованы всего три пожарных вертолёта, которые сбрасывают воду на большой огонь. Тлеющие остатки пожаров спасатели засыпают грунтом лопатами. Волонтёры собрали деньги и закупили несколько десятков пожарных рюкзаков, в которые набирают воду и разбрызгивают на горящую траву, это оказалось достаточно эффективным способом остановить пожар.

И хотя ГСЧС в своих сводках уверяет, что всё под контролем, а пожарные обеспечены всем необходимым, волонтёры продолжают собирать деньги. Ведь кормят пожарных и спасателей все три недели бедствия продуктами, которые привозят волонтёры.

Также на собранные деньги покупается не только снаряжение для спасателей, но даже запчасти для пожарных машин. Что касается 100 миллионов гривен, которые премьер-министр Денис Шмыгаль пообещал выделить на борьбу с огнём, об их судьбе можно только догадываться.

Глава Ассоциации чернобыльских туроператоров уверен: в том, что пожар вырос до таких размеров, виноваты власти, которые слишком долго делали вид, что ситуация под контролем и ничего страшного не происходит.

Только после того, как волонтёры подняли информационную волну в социальных сетях, в Киеве забеспокоились, в зону отчуждения приехал глава МВД Арсен Аваков, обвинил во всём неких диверсантов, которые поджигают леса, и объявил АДО – антидиверсионную операцию, вероятно, по аналогии с АТО.

Аваков торжественно пообещал на просторах Facebook, что теперь в зоне отчуждения будет работать Нацгвардия, а особые группы будут ловить диверсантов. Неделя подходит к концу, нет ни диверсантов, ни результатов АДО.

Впрочем, результаты есть – негативные. Полиция стала мешать волонтёрам.

Так, 23 апреля полиция аннулировала пропуск в зону отчуждения на транспорт, который каждый день в течение трёх недель возил пожарным продукты и помощь.

«Полторы тысячи километров горящей Чернобыльской области за последние дни накатал этот автомобиль, доставляя продукты и помощь. И вдруг по неизвестной причине ежемесячный пропуск, выданный чернобыльской полицией, был аннулирован этой же полицией. Но у волонтёров нет другого транспорта, на котором они могут привезти продукты и помощь. И это действительно похоже на диверсию, только со стороны государственных структур», – бьёт тревогу Ярослав Емельяненко.

За три недели пожары уже уничтожили часть памятных мест, по которым проходили экскурсионные маршруты. Среди них 12 сёл, включая хорошо сохранившееся село Лелив, куда любили заходить группы экскурсий. Сгорел знаменитый Рыжий лес, пионерский лагерь «Изумрудный», известный многим троллейбус МТБ-82 – достопримечательность зоны. Всё это уже не восстановить, останутся фотографии и память. Страшнее другое – всё, что горело, было радиоактивным.

«Это радиоактивный пожар. Вся грязь из чернобыльских лесов, а это цезий и стронций, активные радионуклиды, сейчас поднимается в воздух и потоками ветра разносится по Киевской области», – не сомневается экс-руководитель Научно-информационного центра лесного управления Украины Михаил Попков.

В соседней Белоруссии, похоже, переживают больше, чем в Киеве. И повод для переживаний есть – огонь остановился в нескольких километрах от белорусской границы, а там – сухие болота.

Директор же Укргидрометцентра Николай Кульбида на очередном ежедневном брифинге успокаивает  киевлян, уверяя, что цезия-137 в атмосфере нет, «зафиксировано лишь превышение предельно допустимых концентраций диоксида азота, диоксида серы и формальдегида». Очень кстати киевлянам пригодились медицинские маски и респираторы.

26 апреля исполнится 34 года Чернобыльской трагедии. Остаётся только надеяться на то, что Киев эту трагедию не усугубит своим бездействием.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru