Информационно-аналитическое издание

Чего хочет и чего боится польская оппозиция

Версия для печатиВерсия для печати

Избрание Владимира Путина президентом России всерьёз озадачило консервативное крыло польских экспертов. Нельзя сказать, что президентству В. Путина обрадовались правящие варшавские круги, но своё мнение они предпочитают публично не высказывать, т.к. заранее понимали, что в непростом польско-российском диалоге им еще не раз придётся иметь дело с избранным российским президентом. 

 
Другое дело оппозиционеры-консерваторы, к которым принято относить, прежде всего, партию «Право и Справедливость» («ПиС»), лидер которой – брат покойного президента Польши Леха Качинского, Ярослав, а также ряд других политических образований рангом пониже. На фоне хрупкого улучшения польско-российских отношений оппозиции ничего не остаётся, как попытаться эти отношения испортить, внушив полякам, будто правительство Комаровского – чуть ли не агенты Кремля, толкающие Польшу к гибели. Один из признаков этой гибели, по их мнению – потенциальное сближение Москвы с Киевом, на которое у Варшавы всегда были свои взгляды. При этом в риторике польских консерваторов прослеживаются явные ссылки на пресловутую доктрину «Междуморья», согласно которой Польше, чтобы превратиться в лидера всей Центрально-Восточной Европы, необходимо привлечь на свою сторону Прибалтику, Молдавию, Румынию, Чехословакию, Югославию, Венгрию, а также Беларусь и Украину. Эти государства должны входить в ведомую Польшей конфедерацию, и сообща действовать против России.
 
Этот проект никогда не был реализован в полной мере, но его усечённую версию мы имеем сейчас: уготованные на роль «буфера» между Западом и Россией постсоветские республики обладают юридическим суверенитетом, не входят в ведомую Польшей конфедерацию, но периодическим привлекаются для решения стратегических вопросов по дестабилизации обстановки у западных рубежей евразийского пространства.
 
Как подчёркивают польские эксперты, Украина и Польша – два самых крупных государства Балтийско-Черноморско-Адриатического Междуморья с 400-летней историей общей государственности (!)
 
Неудачный финал этой государственности (понятное дело, из-за коварства Москвы, т.к. других коварств для польской историографии, в последнее время, не существует) привёл к тому, что Украина и Польша пошли разными дорогами, о чём горько сожалел ещё сам автор концепции «Междуморья» - Юзеф Пилсудский. Поэтому проведение Евро-2012 одновременно на Украине и в Польше будет символом единения, знаком историко-политической комплементарности, неким спортивным вариантом Речи Посполитой Обоих Народов. Правда, вместо литовцев, вторым народом здесь видятся украинцы.
 
Но, как на беду, целый ряд европейских стран (Испания, Бельгия, Швеция, Италия, Нидерланды, Австрия), а также представители Еврокомиссии заявили о намерении бойкотировать состязания, если ситуация с демократическими ценностями на Украине не улучшится. Под «демократической ценностью» подразумевается Юлия Тимошенко. И, хотя Варшава старается замять украино-европейские противоречия, опасаясь, что Киев от безысходности вдруг «вспомнит» о почти 340-летней русско-украинской истории общей государственности, «старушка Европа» продолжает давить на президента В. Януковича, применяя понятие прав человека, по сути, к одному человеку – Юлии Владимировне.
 
В среде польской оппозиции уверены, что дестабилизация Украины выгодна и «старожилам Евросоюза» (Франции, Германии, Италии) – будет повод отказать Киеву в членстве в ЕС, обвинив в этом саму Украину. Поэтому, дескать, Украина будет «раздавлена» с двух сторон. С востока на неё наседает «русский медведь», а с запада – политико-экономические партнёры этого самого «русского медведя». Но за «политическим зоопарком» в польском изложении больше фобий, чем реалий. Например, некоторые в Польше всерьёз верят, что и недавние теракты в Днепропетровске, и ситуация с «избиением» Ю. Тимошенко в тюрьме – дело рук Москвы. В польской прессе встречаются прямые на это указания, причём авторами этих опусов являются порой даже лица с профессорскими званиями (Tadeusz Marczak “Przeciąganie Ukrainy” Nasz Dziennik, 7.05.12). Оказывается, тем самым В. Путин пытается дискредитировать украинскую власть, создать Украине образ вдвойне нестабильного государства, «второй Чечни», где нет ни порядка, ни перспектив.
 
На вопрос «Зачем это Путину?» польская пресса самоуверенно отвечает: потому что, чем больше градус нестабильности на Украине, тем меньше шансов у Киева попасть в ЕС. В качестве первоисточников такой информации польские средства массовой информации любят указывать украинских оппозиционеров из националистического лагеря, известных своими болезненно буйными фантазиями.
 
Против любых форм изоляции Украины корме Польши выступают и остальные страны Вышеградской четверки (Венгрия, Словакия и Чехия). Они осуждают поведение своих «братьев по Европе» за намерение бойкотировать Евро-2012, и призывают удержать Украину от крена в сторону России, особенно в связи с избранием президентом Российской Федерации В. Путина. Поэтому, среди приоритетов внешней политики Польши (безусловного лидера в регионе) на 2012-2016 годы особое место уделено как раз сотрудничеству в рамках Вышеградской группы. Варшава хочет и дальше играть роль регионального полюса силы, консолидирующего весь балто-восточно-европейский сегмент. В принятой недавно совместной декларации («Ответственность за сильную НАТО») Вышеградская группа заявила о своём непреклонном намерении способствовать укреплению обороноспособности НАТО, выразила поддержку планам администрации США по размещению элементов системы ПРО, и высказалась за расширение Североатлантического альянса за счёт государств, чьё членство будет способствовать повышению его обороноспособности.
 
Что это за государства, догадаться не сложно. В первую очередь - Украина. То, что совместная декларация Вышеградской четверки появилась в преддверии чикагского саммита НАТО – не случайность. Президент Украины В. Янукович уже приглашён на это мероприятие, а главным адвокатом Украины в ЕС и НАТО выступает как раз Польша.
 
Польские аналитики откровенно враждебно относятся к любым интеграционным тенденциям на евразийском пространстве. Из Варшавы разобщённое и разрезанное на государства-лоскутки, это пространство выглядит куда симпатичней, чем сплочённое воедино.
 
Тезис Европы «от Лиссабона до Владивостока» для поляков – синоним «русского империализма». И забывают, что идею единой Европы от Атлантики до Урала вынашивал ещё французский президент Шарль де Голль, а Европу от Дублина до Владивостока строил бельгийский геополитик Жан-Франсуа Тириар. Оба смотрели на эту геополитическую конструкцию, как панацею от англосаксонского диктата, от которого Европе без помощи России не избавиться. Но Варшава, верная старой привычке, клеймит проклятьями Евразийский союз, параллельно пропагандируя идею Речи Посполитой в её разных вариациях – от Речи Посполитой Обоих Народов (поляки + литовцы) до Речи Посполитой Трёх (поляки + литовцы + украинцы) и даже Четырёх Народов (поляки + литовцы + украинцы + белорусы).  

Разница в том, что правящая коалиция делает это не публично, предпочитая не громко говорить, а тихо действовать, вернее, противодействовать, а оппозиционный лагерь, напротив, подвизается на ниве политического трубадурства, пугая поляков старыми мифами о «русских варварах». По убеждению консерваторов, президентство В. Путина повлечёт за собой целую череду тяжких испытаний для Польши. И одно из них – его предложения о взаимовыгодном сотрудничестве, сделанные Киеву. Если Киев не откажется, нового «издания» Речи Посполитой уже не будет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору