Информационно-аналитическое издание

Былое единство – база нового объединения

Версия для печатиВерсия для печати

Проблема воссоединения промышленных, в том числе и оборонных, комплексов Украины и России возникла с самого момента их начального разъединения после 1991 года. Сегодня – после российско-украинской апрельской декларации о приоритетах совместной стратегической деятельности – эта проблема видится по-новому и окрашивается в цвета доброй надежды двух наших народов.

Однако декларации не повисают в воздухе лишь тогда, когда подкреплены делом. Общих дел у России и Украины может быть неисчислимо много, и будем надеяться, что они нам предстоят. Но за период разъединения в умах и душах людей как в России, так и на Украине, накопилось, увы, немало заблуждений относительно благотворности и жизненной необходимости новой кооперации. Достаточно привести мнение, взятое с форума одного из сайтов «Интернета»: «А что, в Украине есть авиационная и космическая промышленность? Наверное, выгоднее в этих областях сотрудничать с Германией, Францией и Японией...». Мнение во всех отношениях неумно и невежественно, хотя и высказано человеком (скорее всего, молодым) с немалыми претензиями. Но подобные мнения – факт. И, увы, не единичный...
 
Поэтому будет, пожалуй, полезным вспомнить – а что же мы разрушили? Вспомнить не для того, чтобы проливать ностальгические слёзы, а для того, чтобы искать пути восстановления разрушенного и развития сохраненного.
 
Да, последние сообщения о межгосударственных договоренностях обнадеживают. И возобновление совместных работ, например, по транспортному гиганту Ан-124 «Руслан» – новость, конечно, радостная. Но, как говорят, одна ласточка весны не делает. И хотя габаритно-массовые характеристики «Руслана» с ласточкиными не сравнимы, хотя «Руслан» – не единственный совместный наш проект, ситуация в целом от желаемой пока далека.
 
Когда затрагивают такие проблемы, как упомянутая выше, обычно приводят вереницы цифр и т.п. Цифры здесь действительно не помешали бы, но мне вспоминается давний анекдот... Наполеон спрашивает у маршала, по какой причине тот потерпел поражение и слышит в ответ, что на то имеется тридцать причин. «Первая?» – интересуется Наполеон. «Не подвезли ядер к пушкам», – отвечает маршал и собирается перечислять другие причины, однако император его прерывает: «Достаточно!»
 
Так и с былой внутрисоюзной кооперацией Украины и России в деле общей обороны и вообще развития перспективных, наиболее приоритетных отраслей науки, техники и промышленности. Уже самый общий обзор даёт вполне впечатляющую и, надеюсь, информативную картину, над которой имеет смысл поразмыслить. Поэтому я не буду утомлять читателя информацией о том, сколько танков выпускал когда-то Харьковский завод имени В.Малышева, или о том, сколько больших противолодочных и сторожевых кораблей и каких проектов когда-то спускал на воду Керченский судостроительный завод «Залив» имени Б.Бутомы, и о прочем подобном.
 
И надо ли приводить всесоюзный список смежников по кооперации, скажем, Днепропетровского Южного машиностроительного завода – знаменитого в среде советских оружейников «Южмаша», производившего известные всему миру советские МБР типа Р-36?
 
А «паутина» той кооперации со всем Союзом, которую имели, скажем, ученые-сварщики Киева или авиадвигателестроители Запорожья? Так ли уж необходимы конкретные сведения об этой кооперации для того, чтобы понять ее многообразный и многоуровневый характер?
 
Неспециалиста такая информация способна утомить, а специалисты ничего принципиально нового из нее не узнают. Они всё знают и так, и их особо уговаривать, пожалуй, не надо. Все настоящие специалисты – ученые, исследователи, инженеры, конструкторы, заводчане и люди в военной форме – давно сознают гибельность разъединения когда-то единого научно-технического и промышленного комплекса, в котором Украина играла по многим показателям ведущую, а в союзе с РСФСР – выдающуюся роль в укреплении оборонного потенциала страны.
 
Нет, я не буду приводить здесь каких-то конкретных цифр, а постараюсь дать хотя бы неполную картину того, что мы разрушили и что мы общими усилиями всё еще можем возродить.
 
На первый взгляд, что-то сумело выжить и при разъединении. Так, и в России, и на Украине разрабатываются новые танки, и они даже обладают некой конкурентоспособностью на мировом рынке оружия. Но можно ли это считать достижением? Во-первых, продать относительно недорогую и относительно качественную систему оружия ряду небольших государств – это одно. А создать танк завоевания превосходства, танк, превосходящий по своим тактико-техническим характеристикам основные модели ведущих танковых держав, это задача принципиально более сложная. Раздельно Украина может (вопрос – до каких пор?) делать неплохие танки, как и Россия. Но выдающийся танк они могут сделать лишь совместно. Такой танк не только обеспечит необходимый сдерживающий оборонный эффект и при необходимости выиграет дуэли с любыми противостоящими ему системами, но и будет иметь превосходство на рынке оружия.
 
На недавно прошедшей во влиятельном аналитическом центре США Heritage Foundation конференции профессор Института стратегических исследований Стивен Бланк заявил, что Россия (как, впрочем, и Украина - автор) конкурентоспособна в тех странах, куда у Запада нет доступа.
 
Тем не менее, Россия вполне способна восстановить свои ведущие экспортные позиции в мире, но при одном необходимом условии. Новое завоевание превосходства в экспортной среде – воздушной, наземной, надводной и подводной, а также – в космической, возможно лишь при объединении усилий с Украиной (и, естественно, с Белоруссией). При этом такое превосходство будет общим – российско-украинско-белорусским. А, значит, и выгода будет общей!
 
Что имел единый союзный промышленный комплекс на Украине, если обратить на него даже поверхностный ретроспективный взгляд, причем в основном – в оборонном аспекте?
 
Возьмем авиаракетную и космическую сферы...
 
Киев... Киевский авиационный завод и авиационное КБ Антонова... ОКБ Антонова – это, кроме прочего, транспортные гиганты «Антей», «Мрiя», тот же «Руслан»... Киев – это и производство комплексов ПВО на заводе «Арсенал»... Это – ряд НИИ и КБ или чисто ракетно-космического профиля, или много работавших «на космос»... Достаточно упомянуть методы космической сварки, разработанные в Институте Е.О.Патона.
 
Харьков... Авиационный завод, серийно выпускавший боевые МиГ-21 и пассажирские Ту-134. Завод без преувеличения был ярким примером межреспубликанской кооперации. Харьковский завод радиоэлектроники «Коммунар» и объединение «Хартрон»... Завод топливной аппаратуры для авиационных и ракетных двигателей, который был широко известен по его «ширпотребу» – фотоаппаратам «ФЭД». Ведущий в СССР центр криогеники мирового уровня, ориентированный на запросы космической индустрии – Физико-технический институт низких температур (ФТИНТ)... Крайне закрытые радиоэлектронные «фирмы», включая научно-производственный комплекс в Померках... В Харькове проводились работы по оборудованию для космодромов. Харьков – это и крупнейший всесоюзный центр подготовки специалистов авиакосмической сферы в авиационном институте им. Н.Е.Жуковского... Само имя великого русского аэродинамика на знамени ХАИ показывает всю органичность наших связей. В свое время «марка» ХАИ в аттестациях не нуждалась, но сегодня можно точно указать ту временную отметку, после которой начался упадок этой знаменитой кузницы авиакосмических кадров – 1991 год. Безусловно, символичным или, как сейчас говорят, «знаковым», является тот факт, что единственным выпускником ХАИ, полетевшим в космос, стал российский космонавт Олег Кононенко из Самары, окончивший институт в 1990 году, накануне самого черного года в истории нашего общего Отечества – 1991 года.
 
Днепропетровск – родина ракетной оборонной мощи СССР, начиная с 60-х годов, а России по сей день. Это – КБ «Южное» М.К.Янгеля и В.Ф.Уткина, создавшее наши «тяжелые» МБР «Воевода», это его производственная база – Южный машиностроительный завод, «Южмаш», а также – Павлоградский ракетный завод. Днепропетровск – это и крупный Агрегатный завод, весомо входивший в союзную оборонную кооперацию.
 
Запорожье... Моторный завод, ЗМЗ, созданный в годы первых пятилеток всей страной и «отпочковавший» от себя в годы войны крупнейшее Омское моторное объединение имени П.И.Баранова. Запорожье - это и авиадвигателестроительное КБ «Прогресс», созданное профессором ХАИ Александром Ивченко (отсюда серия двигателей «АИ»). Сегодня запорожское ОАО «Мотор Сiч» – одно из немногих достаточно благополучных украинских предприятий в пионерских отраслях науки и техники. Но база его современных достижений была полностью заложена в советский период. Относительно последнего утверждения поясню, что цвет, костяк любого успешного дела – это профессионалы в возрасте от 40 до 60 лет. Так вот, нынешний сорокалетний «ас» из «Мотор Сiч» в 1991 году был двадцатитрехлетним выпускником ХАИ именно «советского» образца. Не говоря уже о его более старших по возрасту товарищах...
 
Сохранят ли марку ЗМКБ «Прогресс» нынешние выпускники Харьковского национального аэрокосмического университета (бывшего ХАИ)? Ведь в условиях разъединения Украины и России судьба этого ВУЗа может стать плачевной.
 
Танкостроение было представлено в Украине прежде всего Харьковским заводом транспортного машиностроения имени В.А.Малышева. Именно здесь начинали свой боевой путь советские танки с газотурбинными двигателями. Однако на «сухопутную» оборону работали и в Ворошиловграде, и в Донецке...
 
Украинское судостроение было ведущим в составе единого союзного комплекса. Крупнейшие верфи Николаева и Херсона изначально, еще в екатерининские времена, создавались как военные, и после революции этот профиль сохранили, обогатив его еще и строительством крупнотоннажных гражданских судов. Но к ним после войны прибавились в Крыму еще два не афишируемых, но крупных судостроительных предприятия Украины – завод «Залив» в Керчи и Феодосийское производственное объединение «Море»... В 70-е годы ХХ столетия в Керчи появился крупнейший в СССР сухой док, где были построены супер-танкеры типа «Крым» и атомный контейнеровоз-лихтеровоз «Севморпуть». Под Феодосией, в поселке Приморском, работало ПО «Море», «ширпотребом» которого стали морские пассажирские суда на подводных крыльях, а основной продукцией – боевые корабли на подводных крыльях и на воздушной подушке. Занимались в Феодосии и интересными разработками экранопланов. Феодосия – и тоже без особой рекламы – являлась также крупным центром советского парашютостроения.
 
А военные училища Киева, Харькова, Одессы, Ворошиловграда, Львова и других украинских городов?! А сотни различных украинских предприятий – менее известных, чем «ФЭД» или «Арсенал», однако необходимых для создания современной военной и гражданской продукции!? Всё это работало как единый комплекс, и только как единый комплекс может иметь перспективы.
 
Да, я имею достаточное представление о результатах дезинтеграционных процессов как российской, так и украинской составляющей оборонно-промышленного комплекса и отраслей «двойного» назначения. Но я представляю также масштаб былых кооперационных связей. И именно поэтому я уверен в том, что при реализации заявленной программы восстановления разрушенного мы можем иметь блестящие перспективы.
 
У новой российско-украинской кооперации (с подключением к ней, естественно, в первую очередь Белоруссии, но также – и других республик, входивших в кооперацию) безусловно, огромный чисто экономический потенциал. Мы можем возродить и поднять на новые высоты все сферы военно-промышленного комплекса и передового гражданского производства. Хотя разрушено до слез много... В Старом Крыму существовал когда-то первоклассный союзный летно-испытательный центр. Где он? Как и ведущий ракетный полигон ВМФ СССР в Песчаной Балке под Феодосией, как Центр дальней космической связи под Евпаторией, как базировавшиеся на Одессу плавучие центры управления полетом «Юрий Гагарин», «Академик Королев», «Космонавт Комаров»...
 
Но восстановление всего это необходимо как с чисто экономической точки зрения, так и для обеспечения исторических и научно-технических перспектив Украины и России.
 
Скажем, если бы была восстановлена совместная система подготовки специалистов с высшим техническим образованием, как это было бы полезно и перспективно для всех нас! Но может ли сейчас молодой энтузиаст авиации из Омска, отец которого в свое время окончил ХАИ, уехать в Харьков на учебу в отцовскую alma mater? И переедет ли в Киев или Одессу на профессорскую должность молодой доцент из Рязани?
 
А ведь ради восстановления одних этих перспектив любой здравомыслящий украинец и думать не может о, например, НАТО... Хотя в одних ли меркантильных и экономических расчетах дело!
 
Да, в Днепропетровске по-прежнему производится ракета-носитель «Зенит» – побочный результат грандиозных всесоюзных работ по проекту «Энергия-Буран». Да, с украинскими ракетчиками сотрудничают ракетчики США. Однако это скорее отношения хозяина и подчиненного служащего, чем отношения равноправных товарищей, соратников. Все в Украине, кто помнит и знает атмосферу и масштабы захватывающей ракетно-космической кооперации в СССР, в которой они принимали участие, наверное согласятся с тем, что тогда дела вершились иные и иначе.
 
Но все это можно и нужно вернуть!
 
Совместный «Руслан» – это хорошая «ласточка» для процесса восстановления разрушенного. Однако, как уже было сказано, одна ласточка весны не делает, нужны возрастающие и расширяющиеся совместные усилия. А не будет новой весны – вопреки явным законам бытия, но в полном соответствии с его высшими законами – для двух народов, для Украины и России наступит унылая и слякотная осень.
 
Однако хочется надеяться на разум, который должен возобладать в отношениях между нашими государствами и во имя наших народов.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru