Информационно-аналитическое издание

Бомба Панова, танки Сенцова и призрак Савченко

13.09.2019
Сенцов и Зеленский
Версия для печатиВерсия для печати

Пустующая дыра бандеровской антироссийской пропаганды на пару месяцев будет заполнена новыми персонажами и, соответственно, новыми захватывающими историями.

Вернувшиеся из российских застенков румяные и значительно прибавившие в весе «украинские узники», пережившие пытки и полугодовые голодовки, едва спустившись с трапа самолета, занялись идеологической работой, даже не разобравшись, что Порошенко уже не повелитель и что глаголить заготовками 2015 года – дурной тон. Кстати, они знают, что за эту работу и за «форс-мажор» получат квартиры, по 100 тысяч гривен откупных, звания и наградные бранзулетки.

И всё же некоторые вроде Александра Кольченко не лишены осторожности и стараются общаться выверенно, особенно в отношении Крыма, Донбасса, Зеленского. Другое дело – о России, где его «пытали», но в то же время в тюрьме Копейска было всё вполне прилично. Командир буксира «Яны Капу» Юрий Будзило тоже говорит, что условия содержания были нормальными.

Первым на теме вернувшихся «хайпанул» Порошенко, объявивший, что это его стараниями узники вернулись на Украину. Забыл добавить, что его же стараниями они попали в тюрьмы.

Главным трендом украинских СМИ остаётся «невиновность украинских узников», мол, не воевали они, не шпионили, не готовили диверсий. Но, пардон, задержанный в Ростове 21-летний Артур Панов уже на Украине заявляет, что у него действительно было готово взрывное устройство. Мозги у этого персонажа настолько набекрень, что сначала он говорит: «Наличие у меня взрывного устройства автоматически не делает меня диверсантом». А после-таки признаётся: «Я хотел взорвать не объект гражданского пользования, а объект военной инфраструктуры».

Все обвинения против себя (участие в чеченской войне и так далее)  письменно признал бандеровец Мыкола Карпюк. Теперь он говорит, что выдержал все «пытки электричеством», но сдался, когда следователи стали угрожать убийством семьи и детей. Ну как в Голливуде показывают. При этом адвокат Карпюка сообщает, что во Владимирском централе «условия содержания очень строгие, но и не беспредельные. К нему относились в рамках закона». Под «пытками электричеством», вероятно, подразумевалась музыка FM-радио: «Ему это не очень заходило. Он жаловался, что электронная музыка, все эти повторяющиеся ритмы настраивают его на суицидальные мысли. Радиовещание нам удалось поменять, и в корпусе начали включать нечто более нейтральное». 

Одним из медийных арестантов был журналист Роман Сущенко, дававший интервью вместе с адвокатом Фейгиным. Этот холёный тип попал на зону почти из Парижа, где работал и куда хочет отправиться и после тюрьмы. А куда ж ещё, не в ООС же?

Волею судеб самым раскрученным из вернувшихся оказался режиссёр-террорист Олег Сенцов, пиар-кампанию по освобождению которого совместно с кураторами провёл порошенковский агтипроп.

Опустим факт профессиональных успехов Сенцова, ибо его единственный фильм на Украине посмотрела в лучшем случае сотня зрителей. Но «путинские застенки» явно пойдут на пользу карьере, и Сенцов будет некоторое время востребован публикой как режиссёр и писатель. Тем более ему удалось обмануть Мордор и тайком провезти на Украину свои тюремные записки. Кстати, не успел голодающий Сенцов вернуться, как во Львове на днях будет презентация его книги. Во как Кремль раскрутить может!

Между тем внутри украинского паноптикума немало тех, кто заподозрил в Сенцове внедрённого агента. Вспоминают, что часть семьи режиссёра прекрасно себя чувствует в российском Крыму, а его зять служит в ФСБ. Разумеется, эти факты для общественности не доносятся – не выгодно.

Сам Сенцов как профессиональный болтун зачастую оказывает украинской пропаганде медвежью услугу. Например, он, чьим тюремным содержанием которого ужасался весь богемный мир, внезапно поведал, что посмотрел в камере свежий украинский фильм «Племя» Мирослава Слабошпицкого. Или выдал: «Проблема не в том, что Путин напал на Украину, а в том, что его большая часть населения там поддерживает», то есть признал, что Крым и Донбасс в большинстве против Киева. А ведь Сенцов не западенец – он крымчанин, разбирается в тонкостях.

Не менее забавным представляется объяснение Сенцовым своего излишне здорового вида для человека, пережившего страшную голодовку. Оказывается, наедал жирок для следующей голодовки: «Планировал начать вторую голодовку в мае, начал набирать вес».

Ирландец Бобби Смит протестовал голодом и умер, а этот поголодал, отъелся и вновь собирался стращать Путина голодной смертью! Просто феномен физиологический – украинские политические голодовки способствуют последующему аппетиту, написанию мемуаров и стимулируют занятия спортом. О пытках в отношении себя Сенцов молчит, лгать беззастенчиво он пока не решается.

Что касается политических заявлений, режиссёр пока представляется самым радикальным. Он лает на Путина, которого «хотел видеть его в Гааге», призывает не верить России, дескать, «волк в овечьей шкуре,  зубы у него всё равно на месте», зовёт россиян к бунту при поддержке Украины, верит в возвращение Крыма и обещает самолично появиться в Крыму и Донбассе на танке.

А ведь богема, помнится, с придыханием говорила о Сенцове как о знатном миролюбце, практически с нимбом. А он вещает о войне и танках, хотя, одумавшись, и предлагает не понимать его слова буквально. Такие вот пацифисты-Янусы: для западной публики у них одно лицо – доброе и миролюбивое, а для своих бывших сограждан – звериный оскал и отражение Освенцима в глазах.

Сегодня Сенцов – герой, но он вернулся на Украину, где его имидж вмиг может превратиться в прах. На вопрос о том, могут ли его возненавидеть украинцы, он вопрошает: «Я что, приехал к врагам?» Нет, ты приехал на Украину, где от героя до врага – совсе недолго. Надя Савченко подтвердит.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru